Михаил Гончар, президент Центра глобалистики «Стратегия XXI»
Мы стали устойчивыми к традиционному инструментарию России
29.12.2018 18:16

Украина привыкла к успехам в энергетической сфере. Потому что мы словно забыли, что такое газовые войны и радуемся сообщениям руководителей Нафтогаза о победе в Стокгольме. Это победы макроуровня. Но, с другой стороны, в наших военных буднях возникают другие энергетические вызовы. «Нет горячей воды», – это больше, чем неудобство для киевлян, это столкновение интересов, которое, кстати, может стать серьезным козырем в предвыборной битве. Мы решили отрефлексировать главные узлы энергополитики, отложенные проблемы и вызовы вместе с президентом Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Михаилом Гончаром.

- Михаил Михайлович, какие главные успехи и удачные реформы в энергетике можно отметить в этом году?

2018-й был успешным уже потому, что энергетический сектор Украины выдержал очередной год российской агрессии

- Если оценивать прошедший год календарными рамками, то следует отметить успех в Стокгольмском арбитраже «Нафтогаза». Хорошие новости 22 декабря 2017 года, когда было обнародовано окончательное решение по контракту купли-продажи, продолжились 28 февраля 2018 года, когда стало известно о положительном для Нафтогаза решении по транзитному контракту. Это показало то, что «Нафтогаз Украины» как корпоративный субъект может выигрывать у «Газпрома», способен наносить серьезный удар в ответ, причем действуя в рамках правового поля и в соответствии с международным правом. И, безусловно, этот весомый успех измеряется 2,56 млрд долларов США.

Враг понял, что у нас появилась устойчивость к применению им традиционного инструментария – ограничение газопоставок, пропаганда и кибератаки

Также, если мы анализируем 2018-й год, то, безусловно, энергетический сектор выдержал очередной год российской агрессии против Украины. Можно сейчас констатировать отсутствие в преддверии зимнего сезона традиционных на протяжении многих лет «воплей и соплей» по поводу того, что в Украине мало газа в газохранилищах, что она будет воровать газ зимой, сорвет транзит – ничего этого почти не было. Как и не удались кибератаки на энергетическую инфраструктуру, которые совершались в 2015, 2016, 2017-в годах. То есть враг понял, что у нас появилась устойчивость к применению им традиционного инструментария – ограничение газопоставок, пропаганда и кибератаки. Это не означает, что они отказались от своих замыслов, но они увидели, что это уже не работает. И убедились в этом 1 марта во время газового микрокризиса, ими же созданного. Нафтогаз смог впервые сыграть на опережение, и сценарий «Газпрома» потерпел крах.

Еще я бы отметил то, что Украина – единственная страна, выполняющая требование ЕС по диверсификации поставок ядерного топлива, несмотря на то, что не является членом ЕС. Надо отдать должное партнерству «Энергоатом» - Westinghouse. Ни одна из стран-членов ЕС этого еще не сделала!

- Главный неуспех 2018 года?

- Недоанбандлинговый, если можно так выразиться, Нафтогаз. Но может это и к лучшему... Надо учитывать то, что Украина продолжает находиться под российской агрессией. И нашим еврофилам я еще в 2015-м году предлагал: перед тем, как брать обязательства, надо четко обозначить, что в ходе реформирования надо вынести за скобки, отложить на период после отпора российской агрессии и завершения процедур в Стокгольме. Имеется в виду прежде всего то, что связано с анбандлингом «Нафтогаза» по наиболее сложной из возможных моделей – ownership unbundling. Сейчас все это зашло в тупик, достаточно почитать интервью двух руководителей наблюдательных советов НАК "Нафтогаз Украины" и ПАО "Магистральные газопроводы Украины", чтобы понять одну вещь: действуя шаблонно, они все завели в бюрократический тупик переписок и выяснений, и сами не знают дальше, что делать.

По «Северному потоку-2» Москва и Берлин, используя Брюссель, действуют синхронно в собственных интересах, игнорируя других

Строительство «Северного потока-2» и второй линии «Турецкого потока» надо учитывать при принятии решения о выделении ГТС из Нафтогаза. Если ЕС не в состоянии остановить российские проекты, то нам нет смысла выделять ГТС из системы Нафтогаза. От нас же из Брюсселя требуют анбандлинга Нафтогаза, не принимая во внимание фактор российских обходных газопроводов, которые направлены на обнуление транзита через ГТС Украины. Да еще и при этом делают заявления, что «Северный поток-2» уже не остановить – как уверяет еврокомиссар Гюнтер Эттингер, представитель Германии, который в прошлом составе Еврокомиссии отвечал за энергетику. А в Москве снова заговорили о демонтаже труб в украинском направлении. Таким образом, Москва и Берлин, используя Брюссель, действуют синхронно в собственных интересах, игнорируя других.

Поэтому нельзя рассматривать реформу, абстрагировавшись от проблематики «Северного потока-2», «Турецкого потока» и от российской агрессии. Кстати, высказывания газпромовских руководителей о начале демонтажа труб и компрессорных станций в украинском направлении следует расценивать как акт инфраструктурной войны, что вполне вписывается в концепцию российской гибресии (гибридной агрессии) против Украины и ЕС. Они хотят поставить и Украину, и ЕС перед фактом, ни с кем ничего не согласовывая, что противоречит духу и букве Европейской Энергетической Хартии. Можно сказать, что она умерла. Обидно, что в ЕС этому способствуют своим бездействием.

Если «Северный поток-2» будет достроен и выведен на полную проектную мощность и все две линии «Турецкого потока» тоже будут запущены в эксплуатацию, то у нас будет ноль транзита. Это означает, что наша газотранспортная система будет генерировать только убытки, потому что внутренней транспортной работы будет мало для ее рентабельного функционирования. Или же, чтобы избежать этого, надо будет тариф на пользование ее услугами загнать на космические высоты, что вместе с ценами на газ подорвет конкурентоспособность нашей промышленной продукции.

Я не понимаю – зачем нужно такое выделение ГТС! Мне кажется, что нашей энергетической дипломатии не удалось это объяснить нашим европейским «гибридным друзьям». Наши чиновники не смогли показать европейцам, что «Северный поток-2» и будущее нашей ГТС – это взаимосвязанные вещи. Однако они насадили нам брюссельское видение – проводите реформу «Нафтогаза», не зависимо от того – будет или не будет «Северный поток-2», домовляйтесь с Россией о транзите, все остальное нас не волнует. Как будто нет Статьи 274 в Соглашении об ассоциации, согласно которой ЕС должен учитывать в своих планах энергообеспечения потенциал и свободные мощности энергетических сетей Украины.

- Главный энергетический скандал года?

- Я бы говорил не о главном скандале года, их хватало у нас, а о пагубных тенденциях этого года, которые будут влиять и в будущем.

В газовом секторе Украины традиционно присутствуют и борются между собой два демона. Демон фирташизма и демон юлианства. Демон фирташизма – это демон газовой коррупции. Демон юлианства – это демон газового популизма. Оба мечтают о реванше в 2019 году. Эти две беды отразились и будут иметь влияние далеко за пределами газового или энергетического сектора. Когда речь идет о снижении цены на газ вдвое, то хочется спросить – а почему не говорится о необходимости нарастить газодобычу вдвое для того, чтобы затем отказаться от импорта газа вообще? Тогда и вектор ценовой политики можно изменить в сторону понижения. А в той подаче, как это сделано, речь идет о неартикулированном желании восстановить импорт «дешевого» российского газа, который нам уже обошелся высокой ценой.

То, что мы видим на билбордах – это мышление газовой клептократии с прицелом на то, что вы, потребители-избиратели, получите дешевый газ, а я индульгенцию от вас зарабатывать на схемах. Такая себе «технология Орбана», венгерского премьера-популиста, которому перед выборами россияне удешевляют энергоносители, а он, соответственно, делает широкий жест венгерскому электорату, побеждает на выборах, а потом «отплясывает» Путину, поступаясь национальными интересами.

Ротердам+, по моему мнению, – одна из самых масштабных махинаций выкачивания средств из карманов потребителей

Что касается демона фирташизма, то он почувствовал, что может быть снова на коне, несмотря на то, что его носитель продолжает находиться в статусе венского «узника». Фирташ действует по принципу «пережить всех». Мол, предыдущих президентов я пережил, переживу и следующих. Стратегия олигархии – раскладывать яйца по разным корзинам. Каждый из них мечтает и прилагает усилия, чтобы сделать из будущего президента свою марионетку.

Бесспорно, что когда мы анализируем ситуацию этого года, то нельзя не отметить еще одного демона украинской энергетики – ахметовщины. Имеется в виду формула Ротердам+. По моему мнению, это одна из самых масштабных махинаций выкачивания средств из карманов потребителей, легализованная через государственный институт – регулятора. Несмотря на то, что регулятор реформирован в соответствии с европейскими требованиями, он продолжает выполнять функцию эскорт-сервиса олигархических группировок и ахметовской, в первую очередь.

Год 2019-й, учитывая избирательные процессы, будет турбулентным – и этим постараются воспользоваться как олигархические группировки в погоне за деньгами и влиянием на власть, так и внешний враг – Россия. И здесь как раз настораживает последний инцидент в ядерно-энергетической отрасли. Я уже отмечал, что Украина смогла диверсифицировать поставки ядерного топлива. Это результат усилий предыдущих лет. Успешная диверсификация, которой ни у кого нет, хотя Европейский Союз обязал страны-члены обеспечить поставки ядерного топлива на национальные АЭС из двух источников. Никто в ЕС пока этого не выполнил. Украина это сделала. Но нам пытаются теперь навязать обходные, замаскированные варианты возврата к старому статус-кво. Это делает Россия, используя коррупционные механизмы, чтобы восстановить утраченные позиции. Какой бы успешной ни была корпоративная политика той или иной государственной монополии, она должна жестко контролироваться государством на предмет соответствия национальным интересам. Не нужно снова садиться на шпагат.

- Главное событие в сфере прозрачности и очищения?

- Украинская газотранспортная система работает прозрачно, но это не феномен 2018 года, это феномен, на который не обращают внимания практически уже 4 года. Украинская ГТС в лице компании «Укртрансгаз» является единственной из компаний стран, которые не являются членами ЕС, статистика движения газовых потоков присутствует в режиме онлайн на ЄСсовском ресурсе Gas Infrastructure Europe, где показывают объемы газа, которые заходят и выходят из газотранспортной системы той или иной страны. С этой точки зрения мы абсолютно соответствуем всем требованиям прозрачности, и это как раз то, чего долго от нас требовали европейцы. Когда мы этого достигли, они уже на это не обращают внимания, а многие по инерции продолжают говорить, что там, в Украине, что-то не прозрачно, коррупция, у вас какие-то схемы. ГТС Украины работает в прозрачном варианте.

- Главный нерешенный или отложенный вопрос года, есть такой?

Для нас газовая самодостаточность – стратегически важна

- Газодобыча. Была заявлена амбициозная программа газодобычи, которая была поддержана правительством, хотя и с большим опозданием. Цель – увеличить газодобычу с тем, чтобы отказаться от импорта газа. Нарастить добычу должна, прежде всего, государственная компания «Укргаздобыча». То есть они должны были выйти из уровня добычи примерно 14,5 млрд кубов в 2015-м году на уровень добычи 20 млрд кубов в 2020 году. Поэтому и программу назвали 20/20, то есть, 20 млрд кубов газа «Укргаздобычи» в 2020-м году. Плюс – еще где-то 6-7 млрд кубов добычи частных газодобытчиков, итого в сумме – 26-27 млрд куб. м газа внутренней добычи вместо нынешнего уровня примерно 21 млрд кубов. Теперь видно, что эта программа УГВ не будет выполнена до 2020-го года. Здесь, ища виноватых, конечно показывают пальцем на УГВ, но это недостаток всей правительственной политики, поскольку два года было потеряно. По сути не 2016-й, а только 2018-й год стал стартовым годом. Но за год-два конечный эффект не получишь. Надо 3-5 лет. Следующий год, 2019-й, может быть в значительной степени потерян, поскольку все будут заняты выборами, текущими «шкурными» вопросами – как бросить деньги на свой округ, чтобы меня переизбрали депутатом и т.д. и т.п. А для нас принципиально важно, чтобы до того времени, пока Россия сможет вывести на проектную мощность свои потоки, до того, как «Газпром» сможет отказаться от транзита газа через Украину, нам надо выйти на газовую самодостаточность, чтобы не зависеть ни от российских поставок, ни от капризов маразматичной Старой Европы, которая умирает под путинским «энергетическим наркозом». Поэтому для нас газовая самодостаточность стратегически важна.

- Главная энергетическая инновация года?

- Наверное, можно вести речь о буме солнечной энергетики в 2018 году. Но, к сожалению, этот успех имеет свою оборотную сторону. Потому что это дало возможность крупнейшим олигархическим группировкам легально запустить руку в карман государственного «Энергоатома» и всех потребителей электроэнергии. Поэтому, с одной стороны, – это движение в правильном направлении – направлении декарбонизации, а с другой стороны – это серьезный вызов с точки зрения того, что хаотичное наращивание мощностей возобновляемой энергетики способно дестабилизировать работу Объединенной энергосистемы Украины, поскольку ей будет недоставать маневровых мощностей для того, чтобы регулировать растущие объемы нестабильной и дорогой генерации ВИЭ.

И еще одна инновация с этим связана. В словарь украинцев стало входить новое слово – просьюмер. Просьюмер – лицо «два в одном», то есть – и производитель, и потребитель одновременно, от английских «продюсер» и «консьюмер». Вот, если вы захотите установить у себя на крыше дома солнечную электростанцию, то вам не просто хватит вырабатываемой электроэнергии, а вы даже будете иметь избыток, который можно сбрасывать в энергосистему, зарабатывая на этом. Поэтому вы одновременно потребляете электроэнергию, и производите ее, и на этом зарабатываете, продавая ее. Поэтому в европейский лексикон это слово уже вошло, а у нас, как это не удивительно, число просьюмеров начинает расти, хотя они сами часто не догадываются, как себя правильно называть. Мы исследовали это в рамках проекта, который реализуем в консорциуме двенадцати европейских мозговых центров под эгидой Программы исследований и инноваций ЕС «Горизонт 2020». Более-менее состоятельные люди, для которых 10 тысяч евро – не такая уж большая проблема, инвестируют средства в то, чтобы создать энергонезависимость своего домохозяйства и еще при этом зарабатывать. И это касается, кстати, и запада Украины, и востока, и юга.

Лана Самохвалова, Киев

Фото Павла Багмута

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-