Бигус-скандал: вторая сторона медали и уроки для Украины

Бигус-скандал: вторая сторона медали и уроки для Украины

Укринформ
Россияне сразу же использовали результаты расследования в своих переговорах с международными партнерами Украины

Укроборонпром утверждает, что импортозамещение стоит на повестке дня, и что недавний скандал имеет целью вытеснить Украину с международного рынка ремонта военной техники.

«Армія. Друзі. Бабки» – четыре части журналистского расследования (на самом деле, команда Bihus.Info не отрицает, что с материалами им помогли) стали наиболее резонансным событием марта. Мы не анализируем честность доставки и достоверность изложенных журналистами данных. Мы говорим о том, какие последствия это повлекло.

ВЕКТОРЫ ОБВИНЕНИЙ

Синоптично вспомним, что было в каждой части журналистской программы.

Первая-вторая части. Нас погружают в виртуальные разговоры и эсэмэски нескольких молодых человек, которые поставляют контрабандный товар на отечественные оборонные заводы. В ходе этого диалога выясняется, что один из членов группы – сын чиновника СНБО Олега Гладковского. Промониторив соцсети, заметили, что больше всего бьет именно эмоциональный фактор. Для большинства моих подписчиков на ФБ наиболее впечатляющим были не суммы в двести-триста тысяч долларов, а именно заявление одного молодого бизнесмена: без полумиллиона Новый год праздновать не буду. Все выглядело как грубое выдавливание денег из оборонных заводов. Без уточнения, что именно поставляют. Нас завели в кухню контрабандных непрозрачных поставок, переговоров на едва ли не блатном языке, вызвав самые отвратительные чувства к участникам торгов.

Третья часть. Рассказывает о якобы коррупционной схеме во время ремонта военно-транспортных самолетов Ан-26 на заводе концерна Укроборонпром. Расследователи утверждают, что государственный Укрспецэкспорт закупил через посредников запчасти из РФ по цене в 7 раз выше реальной, а участники схемы заработали на этом 300 тысяч долларов.

Четвертая и пятая части были посвящены правоохранительным органам, в первую очередь, ГПУ и НАБУ. Здесь журналисты доказывают, что правоохранители годами не расследовали схемы. Журналисты убеждают, что вроде бы материалы судебных дел и переписки указывают: вся эта активная деятельность должна была бы состояться еще два года назад. А не состоялась потому, что все правоохранительные органы все это время активно помогали «схематозу».

Итак, если обобщить, обвинения выглядели так.

Группа бизнесменов, защитой которых выступает один из экс-руководителей СНБО, покупают у России на правах контрабанды и втрое дороже перепродают детали для украинской техники.

Заставляют предприятия покупать некачественную технику.

Получают откаты.

Государство, в лице чиновников, которые имеют такой доход, не налаживает импортозамещение.

Отдельным настойчивым месседжем расследователей звучало обвинение, что, мол, контрабанда – это плохо, и делают это все «друзья президента». Хотя последнее обвинение – это, скорее, сфера исследований политтехнологов (сами журналисты в эфире чуть ли не поклялись, что выход расследований в предвыборный прайм – просто случайность, просто раньше не успели обработать полученный материал).

ПОСЛЕДСТВИЯ: ФЕЙКОВЫЕ ИМПИЧМЕНТЫ И НЕФЕЙКОВЫЕ СОРВАННЫЕ КОНТРАКТЫ

Последствия расследования Бигуса не заставили себя ждать.

Громкие обвинения (Юлия Владимировна пообещала президенту импичмент, Анатолий Гриценко сказал, что всех фигурантов надо посадить пожизненно и даже Зеленский свое возмущенное выступление по этому поводу записал на украинском языке). Надо отдать должное, предвыборную почву удобрили, не говоря уже о совсем не коротких пятиминутках ненависти и большом количестве оскорбленных чувств. Однако это последствия, которые касаются политики и общественного резонанса.

Олег Гладковський
Олег Гладковский / Фото: Apostrophe

Расследование потянуло за собой отставки, служебные проверки, и в конце концов – реанимированные (потому что нарушены они были давно) уголовные дела. Заместитель председателя СНБО Олег Гладковский был отстранен от должности, а сам он якобы заявил, что готов сесть в тюрьму.

Но кроме политических и общественных последствий, не так громко, но последовали экономические. Точнее – экономические потери Украины.

Один из экспертов в упомянутой сфере Виталий Федянин написал блог, где заявил, что из-за расследования Бигуса был практически сорван контракт с Казахстаном на ремонт казахской техники.

«Все годы Украина противостоит жесткой конкуренции со стороны России в Казахстане. Украинская продукция и услуги больше всего мешают Москве монополизировать казахский рынок вооружения и специальных услуг. Например, именно украинцы научили казахов ремонтировать танки Т-72, которые находятся на вооружении казахских вооруженных сил, и поставили для этого необходимое оборудование. Это стало главным препятствием для россиян, которые всячески склоняли Казахстан к приобретению своего Т-90. Украина ремонтировала для Астаны другую советскую технику, в частности, дивизионные самоходные гаубицы 2С3 «Акация». Противостояние российской агрессии на Востоке Украины еще больше расширило возможности украинского ОПК по модернизации и ремонту советского военного наследия, не говоря уже о разработанных украинской оборонкой новых образцах вооружения и военной техники, – говорилось в авторской колонке автора. Отдельным важным элементом казахстанского рынка остается авиация. Украинские предприятия, как разработчики, имеют эксклюзивное право на сервисные работы по ремонту, продлению срока эксплуатации, модернизации и сертификации самолетов семейства АН... Однако россияне упорно продвигают тезис, что украинцы не компетентны в области ВТС, а если что-то и могут, то только в кооперации с Россией (российскими компонентами, агрегатами и т.д.)».

То, что таким способом, желая вытеснить Украину с рынка военного ремонта, Россия предприняла информационную атаку против ГК «Укрспецэкспорт», нам подтвердил еще один осведомленный источник из этой сферы. Нам сообщили, что казахстанский контракт был не единственным, который сорвало расследование, Украина потеряла еще один контракт с одной из стран арабского мира.

По данным источника, ремонт военной техники был прекрасным рынком для Укроборонпрома. Украина уверенно там держалась, и раньше не очень на него обращала внимания, потому что она занималась не ремонтом, а поставкой. Ремонт был для нее пустяком, но он не был пустяком для Укроборонпрома. А поскольку РФ понесла серьезные потери из-за санкций, то они решили занять позиции и на рынке ремонта. Поэтому, утверждает наш собеседник, по мнению значительного большинства специалистов отрасли, скандал был направлен не против коррупции (с которой надо бороться), а против концерна. Ведь обеспечение только собственных нужд не даст такой прибыли, как внешнеторговая деятельность компании. Наши партнеры через несколько дней после расследований начали сомневаться, мол, россияне говорят, что вы без них ничего не сделаете.

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД

Наши собеседники утверждают, что ущерб от обнародования материалов несопоставим с общественной дискуссией, которую он вызвал.

- Система закупок запчастей на оборонные заводы выглядит так. Предприятие нуждается в запчастях, но заранее оплачивает максимум 20% стоимости товара, – рассказывает нам один из участников рынка. – Кому оплачивает? Ну ясно, что не Министерству обороны России, закупить там что-то нереально. Через две-три фирмы-посредницы оплачивают украинским бизнесменам, которые берут на себя риски. Риски договариваться в РФ, перевозить через границу. А еще есть момент. С ними не расплачиваются, пока не пройдет гарантийный срок обслуживания. Гарантийный срок длится примерно год. То есть, вложив свои деньги, поставщик может получить прибыль только через год. Конечно, он может заложить и 200, и 300% прибыли. Но даже при таких комиссионных эта закупка выгодна Укроборонпрому. Если мы хотим, чтобы государственный концерн развивался, то ему необходима внешняя деятельность. И сейчас мы получаем десятки различных наименований деталей не только от упомянутых в расследовании фирм.

На наш вопрос, почему не налаживается импортозамещение, мы услышали следующее:

- У Укроборонпрома десятки контрактов, порой под каждый из них надо несколько штук именно таких единиц бывшей советской техники. Ну кто ради нескольких единиц будет разворачивать производство? Идем дальше. Расследователи утверждают, что наши заводы получают некачественную технику. Я уже говорил, что техника имеет гарантийный срок. Но даже если представить, что поставщик купил «приемку» на заводе, то я не могу представить, что такую «приемку» можно купить в армии. Ведь технику должен принять командир части. Или вы предполагаете, что поставщик коррумпирует всю цепочку контроля: от директора завода до командира части? Я – нет. Но, не исключая коррупции, считаю, что прозрачность возможна только тогда, когда мы будем переходить на западное вооружение и стандарты НАТО. На это необходимо время, средства. Которых у нас станет значительно меньше благодаря журналистской команде. Потому что примечательно, что россияне понесли результаты расследования на переговоры с нашими партнерами буквально на следующий день после обнародования.

А ТАКЖЕ СОВЕТЫ

Какие уроки вынесли Укроборонпром и Украина из «оружейного скандала»? Реальная жизнь (так же, как реальное производство, реальный импорт-экспорт) – оно всегда больше и разнообразнее, чем выводы журналистов-расследователей. Это аксиома, которая бытует в среде тех, кто занимается металлургией, и тех, кто занимается сельским хозяйством. Поэтому мы адресовали этот вопрос признанным специалистам по безопасности.

Тем, кто не нуждается во внимании или содействии власти, реагируют на расследование, пытаясь дать практические советы.

Ігор Кабаненко

Игорь Кабаненко, адмирал Военно-Морских Сил ВС Украины, в прошлом – первый заместитель главнокомандующего ВМС ВСУ и советник-посланник Миссии Украины при НАТО в МИД, заместитель министра обороны Украины в эксклюзивном комментарии Укринформу отметил:

- Скандал поднял несколько серьезных вопросов. Государство должно иметь структуру, которая отвечала бы за это направление, формируя и политику, и оборонный заказ. Остро встал вопрос международного аудита Укроборонпрома и вопрос его реформы. И вопрос изменения законодательства. Что такое реформа? Предприятия должны быть структурированы по видам вооружения и военной техники: авиационная техника; бронетанковая техника; судостроение и морская техника; радиолокация, радиосвязь; высокоточное оружие и боеприпасы. По такой схеме создан первый авиастроительный кластер – Украинская авиастроительная корпорация – на основе "Антонова". Предприятия, объединенные по кластерной модели, будут более конкурентными на рынке.

Для реализации этой реформы надо, в первую очередь, усовершенствовать законодательную базу и принять необходимые законы. И, конечно, этот бизнес должен быть прозрачным и должен стоять на принципах частно-государственного партнерства.

Владимир Горбулин, один из основателей и первых секретарей СНБО, советник трех президентов Украины по вопросам безопасности:

- Журналистские расследования – неплохие лекарства. Но читая и смотря последние расследования, мне хотелось бы, чтобы люди не забывали: речь идет не только о текущих политических проблемах, но и о глобальной отрасли экономики. И оставаться на этих рынках в оборонной отрасли важно и для безопасности, и для украинской экономики. Последний медиа-скандал с оружием – крайне неприятный инцидент, но не смертельный для нашего оборонного комплекса.

Но если по сути ситуации с Укроборонпромом: здесь все дело в системе, которая позволяет формировать такие сюжеты. Десятилетиями я говорю, что надо создать комиссию по ВПК, которая бы занималась военно-технической политикой. Невозможно иметь в одной структуре и тех, кто производит вооружение, и тех, кто его продает. Надо идти путем изменений, делая концерн современным и гибким. Крайне важно, чтобы там работали профессионалы, люди, которые хорошо знают и изучают производство. И важно удержать позиции и интегрироваться в глобальный оборонный рынок.

ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ. ОФИЦИАЛЬНЫЙ

Промониторив соцсети обозревателей и производителей оружия, мы также адресовали свои вопросы в Укроборонпром.

В частности, мы задали концерну такие вопросы. Почему засекречены объемы информации о производстве? На каком этапе реформа отрасли? Заточены ли сами чиновники на реформу, учитывая, что непрозрачность дает свои коррупционные выгоды? Как прокомментируют жалобы производителей, что государство монополист, а также то, что они сами не могут продавать оружие и искать рынки. Какая самая большая проблема украинского военного производства? Импорт из РФ – это ахиллесова пята нашего экспорта. Продумывается какой-то план развития оборонной отрасли?

Вскоре мы получили ответ пресс-службы Концерна.

Укроборонпром убеждал, что доступ к Государственному оборонному заказу (который формируют не они, однако согласно законопроекту, который они разработали) имели все игроки рынка. Что за время войны предприятия концерна не имели преференций, особых условий работы или монопольного положения относительно участия в ГОЗ (Государственный оборонный заказ). Убеждали, что заказы в рамках ГОЗ были и доступны к исполнению любыми предприятиями независимо от формы собственности. Более того, “Укроборонпром” развивает активное сотрудничество с “Лигой частных предприятий ОПК”, и вместе они планируют рассекретить значительные массивы информации в части формирования и реализации ГОЗ.

Также обнадеживающе звучали ответы об импортозамещении. По сравнению с 2014-2015 годами, наиболее критические проблемы в сфере импортозамещения в государственном концерне «Укроборонпром» уже решены, ответили в концерне.

В частности, в Укроборонпроме привели такие данные: «С 2014 года концерном реализуется программа импортозамещения, задачей которой является полный разрыв связей с военно-промышленным комплексом России. В ее рамках налажено сотрудничество с более чем 500 частными украинскими предприятиями, которые своей продукцией заменили комплектующие российского производства».

В пресс-службе концерна отметили, что «в производстве БТР-4 в 2014 году использовалось 45% российских деталей, 45% украинских и 10% иностранных. Уже в 2015 году его начали производить без единой российской детали, а часть украинских и иностранных комплектующих выросла до 65% и 35% соответственно. В 2016 году БТР-4 получил уже 85% украинских деталей и 15% иностранных».

«Если сравнивать с 2014-2015 годами, то наиболее критические проблемы в сфере импортозамещения уже решены. Особенно в бронетанковой отрасли, например: освоение производства гусениц для БМП. Сегодня завод имени Малышева освоил производство этих изделий, для чего было необходимо заменить стандарт стали, ведь старый производился в России», – отметили в концерне.

А, например, на ГП "Луцкий ремонтный завод "Мотор", который производит авиационные двигатели, количество освоенных в производстве номенклатур деталей превысило 5500 наименований.

Детально к вопросу о международном аудите компании, реформе, корпоратизации обещаем вернуться в следующем материале. Завершая эту публикацию, хотели бы призвать смотреть на концерн (любого профиля) не только как на место злоупотреблений, а как на государственные деньги. На бизнес, который проводит собственное государство и с которым всегда будут конкурировать.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-