Зона свободной торговли с Турцией: очевидные выгоды и скрытый риск

Зона свободной торговли с Турцией: очевидные выгоды и скрытый риск

Аналитика
Укринформ
Почти 8-летнее затягивание переговоров о ЗСТ объясняется не столько чиновничьим промедлением, как защитой национальных интересов

Работа над подписанием Соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и Турцией должна, наконец, завершиться. На совместной пресс-конференции по итогам переговоров с главой украинского государства Владимиром Зеленским надежду на это выразил турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган.

Он напомнил, что в прошлом году товарооборот между странами достиг почти $ 4 миллиардов. Этот показатель реально увеличить до $ 10 миллиардов. О таких же перспективах Эрдоган говорил и в ноябре прошлого года - во время визита в Турцию предыдущего главы нашего государства Петра Порошенко. Более того, условия создания зоны свободной торговли нынешнему турецкому руководителю "посчастливилось" обсуждать с тремя украинскими президентами. В 2012-м (когда Эрдоган был премьер-министром Турецкой Республики) - с Януковичем, в 2016-м и 2018-м - с Порошенко, и вот теперь - с Зеленским. Возможно, на этот раз, наконец, дождемся подписания рамочного документа. Ведь украинский-турецкий договор о ЗСТ, по оценкам отечественного МИД, готов на 99%.

По меньшей мере три обещания о том, когда ЗСТ наконец заработает

О необходимости оживления экономического сотрудничества с региональным лидером и важным мировым игроком - Турецкой Республикой - в Украине говорили еще в 90-е. В 2000-х, при президентстве Виктора Ющенко, приоритетом такого сотрудничества назвали создание двусторонней зоны свободной торговли. В 2012-м задачу на подписание Соглашения о ЗСТ с Турцией тогдашнему министру экономического развития и торговли Петру Порошенко "на камеры" поставил Виктор Янукович. Непростые переговоры начались. Впрочем, в 2013-м работа над будущим документом была приостановлена - как говорится, "с молчаливого согласия сторон": Украина, как известно, взяла курс на политическое и экономическое сближение с Россией и Таможенным союзом, Турция же готовилась к президентским выборам, концентрируясь на решении вопросов "внутренней повестки дня".

В 2016-м тема ЗСТ в межгосударственном диалоге вновь актуализировалась. Стороны даже заговорили о намерении завершить переговоры до конца года (потом этот срок постоянно переносился). И вот - новые надежды на подписание документа. Правда, прогнозы довольно осторожны, потому что тот "последний процент" никак не реализуется уже два года.

Позиции по большинству пунктов документа Украина и Турция согласовали еще в июле 2017 года. В том же году в рамках подготовки к заключению рамочного Соглашения подписали двусторонний межправительственный договор о взаимном содействии и защите инвестиций и о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения. Почему же казалось бы уже необратимый процесс натолкнулся на препятствия? Все из-за попытки сторон защитить собственный экономический интерес...

О "ломании копий" вокруг экономических интересов...

Главным «камнем преткновения» в переговорном процессе стали различные подходы к межгосударственной торговли сельхозпродукцией. Сначала Анкара вообще предлагала оставить аграрный сектор "за скобками", создав ЗСТ только для торговли промышленными товарами. Украине же такая "избирательность" невыгодна. Ведь благодаря существованию таможенного союза между Анкарой и Брюсселем турецкий рынок и сейчас открыт для нашей промпродукции, тогда как украинский от массовых поставок турецких промышленных товаров относительно защищен. В целом Турция стала одной из немногих крупных стран, в торговле с которыми мы имеем положительный баланс, то есть, продаем больше товаров и услуг, чем покупаем. Языком цифр: ежегодно экспортная выручка от торговли с Турцией на $ 1-1,2 миллиарда превышает сумму, которую Украина платит за турецкий импорт. Однако Анкара все время пытается уменьшить этот разрыв, вводя, в частности, ограничения на поставку украинской продовольственной продукции путем установления серьезных таможенных барьеров. И отменять их, несмотря на то, что это одно из условий ЗСТ, Турция не хочет. Соответственно, переговоры зашли в "тупик". Максимум, чего удалось добиться украинской стороне, - согласие Анкары обсуждать установление квот на беспошлинную поставку отдельных видов нашей агропродукции. Да и то - лишь сырьевой или с низкой степенью переработки.

Но Киев никак не удовлетворяет предложенное партнерами квотирование на уровне 1/28 части квот, предусмотренных Соглашением о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС. "Украинский интерес" - либерализация доступа на турецкий рынок всех готовых продовольственных товаров с высокой добавленной стоимостью. На ход переговоров влияет и то, что по многим товарным позициям наши страны прямо конкурируют на мировых рынках. Поэтому представители Киева и Анкары пытаются отстоять национальный интерес и в каждом из этих экономических сегментов.

По оценкам турецкой стороны, переговоры по Соглашению о зоне свободной торговли затянулись и из-за большой разницы в себестоимости товаров промышленного производства в Украине и Турции. Это, к примеру, касается потребительских товаров. Благодаря модернизации и технологичности производства, а также учитывая большие объемы производства продукции, турецкие текстильные изделия, бытовая техника и другие товары широкого потребления гораздо дешевле.

Володимир Воля
Владимир Воля

Поскольку по большинству экономических параметров Украина уступает своему потенциальному партнеру по ЗСТ, отстаивать наш "национальный интерес" на переговорах с Турцией, по мнению эксперта Украинского института анализа и менеджмента политики Владимира Воли, довольно сложно. Ведь по размерам экономики Турция занимает 17-е место в мире и 6-е - в Европе. ВВП страны достигает пока фантастические для нас $ 900 миллиардов (в 9 раз больше, чем в Украине). А благодаря либерализации рынка Анкаре за последние 15 лет удалось привлечь почти $ 200 миллиардов прямых иностранных инвестиций: два годовых ВВП нашей страны!

Такие цифры заставляют исполнительного директора Экономического дискуссионного клуба Олега Пендзина довольно осторожно оценивать перспективы и выгоды от подписания соглашения о ЗСТ для Киева. По мнению эксперта, из-за значительной разницы в экономическом развитии Украины может постепенно превратиться в сырьевой придаток Турции, куда будет гнать "вал" продукции без добавленной стоимости. Активно покупая взамен готовые товары, производство которых в Украине - ввиду невозможности конкурировать по цене и качеству - станет невыгодным: "К зоне свободной торговли с Турцией отношусь осторожно. Надо понимать, что все турецкие электрометаллургические комбинаты работают на украинском металлоломе. Зато много конечной продукции, которая продается в Украине, поступает из Турции. Но если мы будем "сырьевым придатком" стран ЕС - с этим еще можно как-то мириться, ведь там высокое качество, хороший уровень, новейшие технологии... А уместно ли быть сырьевым придатком Турции, в которой мы же потом и покупаем одежду и те же изделия из металла - вопрос".

Олег Пендзин
Олег Пендзин

При этом Владимир Воля не дал однозначного ответа на вопрос Укринформа, торопиться ли Киеву с заключением Соглашения, или отложить подписание документа до "лучших времен"... "С одной стороны, переговоры можно и "потянуть", пытаясь достичь максимально выгодных условий. С другой - нет гарантий, что позиции Украины на переговорах в ближайшее время усилятся. Понятно, что власть может улучшить бизнес-климат, продолжить либерализацию внутреннего рынка. Но ликвидация главной преграды - имею в виду прекращение войны в Донбассе, - зависит только от Кремля. Когда это произойдет - спрогнозировать невозможно", - говорит эксперт.

...и возможных уступках ради "политических дивидендов"

В то же время Владимир Воля обращает внимание на то, что в связи с трудностями, от которых Украина страдает из-за российскую агрессию, переговоры Киева с Анкарой можно оценивать не только через призму экономических, но и политических и геополитических интересов. Речь, в частности, о турецком посредничестве в решении вопросов, связанных с защитой украинцев и крымских татар в аннексированном Крыму и правильной трактовки "крымской темы" в мировых информационном и дипломатическом пространствах.

"К сожалению, мы вынуждены мириться с тем, что ситуация в отношениях между Украиной и Турцией складывается в пользу последней, - говорит эксперт. - Киев действительно, как никогда, нуждается в политической поддержке от Анкары. И турецкие власти это понимают. Это - часть цены, которую мы платим за российскую агрессию. Впрочем, практическая помощь, которую турецкие власти может оказать в освобождении хотя бы части украинцев из кремлевского плена, вероятно, стоит потери нескольких десятков или даже сотен миллионов долларов, которые мы не досчитаемся в случае возможных (еще раз подчеркиваю - возможных) уступок".

Также эксперты утверждают: кроме "политических дивидендов" и "прямой" экономической выгоды, заключение Соглашения о ЗСТ между Украиной и Турцией принесет нам и косвенную пользу. Ведь, безусловно, будет способствовать более быстрой имплементации в нашей стране турецкого опыта экономических реформ. Благодаря этим шагам Турция из некогда во многом импортозависимой страны за последние десятилетия превратилась в высокотехнологичного и экспортно-ориентированного мирового игрока. Более 80% турецкого ВВП обеспечивает обрабатывающая промышленность. Страна занимает 6-е место в Европе по объемам производства машин и оборудования. При этом за последнее десятилетие Турция существенно (более чем на 40%) нарастила производство металлургической продукции. Но не спешит вывозить прокат за границу, предпочитая использовать его для производства у себя готовой продукции с высокой добавленной стоимостью, экспортируя в основном именно такие товары.

Также Турция - один из лидеров по внедрению высоких технологий в аграрной сфере. И это сказывается: по объемам производства сельскохозяйственной продукции страна занимает 6-е место в мире и первое - в Европе. Причем, в отличие от Украины, с ее "сырьевой гигантоманией", 60% турецкого экспорта обеспечивают предприятия малого и среднего бизнеса. Этот сегмент в последние годы быстро развивается благодаря свободному рынку и преференциям, которые государство предоставляет таким производителям, прямому льготному кредитованию и получению предпринимателями недорогих коммерческих заимствований под гарантии Центробанка. Все это может стать неплохим примером для украинской власти.

Отдельно можно говорить о перспективах двустороннего сотрудничества в сфере добычи и поставки углеводородов, а также участия Киева и Анкары в международных энергетических проектах. В повестке дня, например, создание украинско-катарско-турецкой рабочей группы для налаживания маршрутов поставки сжиженного природного газа из Катара в Украину через пролив Босфор.

Владислав Обух, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-