Тантели Ратувухери, финансовый аналитик
Финансы – самый организованный «отряд» российского капитала в Украине 
14.08.2019 10:39

Недавно на закрытой экспертной встрече, посвященной механизмам российского лоббирования (в рамках проекта «Российский лоббизм в Украине в контексте выборов 2019 года: источники, каналы проникновения, механизмы предотвращения») услышала интересный доклад на тему влияния финансового капитала России. Финансовая сфера, банковские рынки и капиталы - одна из самых сложных для понимания общественностью тем, особенно когда речь идет о финансовых учреждениях с российской пропиской. Если деньги – кровь экономики, то какое количество российской «крови» мы можем себе позволить? Как российские деньги влияют на на экономику Украины? Каковы риски при взаимодействии с российским финансовым капиталом? И насколько они оправданы?

Об этом говорим с одним из самых заметных признанных финансовых аналитиков Тантелием Ратувухери.

- Господин Тантели, насколько велика доля российского банковского капитала в украинском финсекторе?

- В последние пять лет она существенно уменьшилась, российский банковский сектор сократил свое присутствие в Украине. После 2014 года половина банков с российским капиталом ушла с рынка Украины.

- Давайте поговорим о тех, кто остался…

- В Украине сейчас (у меня данные  на апрель) действует  семь банков, конечными бенефициарами которых, тем или иным образом, являются граждане либо же субъекты Российской Федерации, либо агенты российского влияния. Остановимся на наиболее заметных. Два банка имеют госфинансирование - дочерний филиал Сбербанка Российской Федерации, Проминвестбанк («дочка» Внешэкономбанк России), а один является частной транснациональной корпорацией - Альфа-Банк. Также в Украине действует Первый Инвестиционный Банк, который на 88% принадлежит российскому гражданину Евгению Гинеру. 

Евгений Гинер, владелец ЦСКА, имеющий бизнес-интерес в Севастополе, фигурант Миротворца и при этом владелец украинского банка. Не знаю, как Нацбанк и Антимонопльный комитет позволили ему совершить такую покупку.  Да и в самой классификации Нацбанка (а я работаю с его источниками, ресурсами и справочниками более двадцати лет) нигде не сказано, что это банк, принадлежащий гражданину из страны-агрессора. Кто-то увидит в этом признаки сговора, я же не исключаю, что это недостатки классификатора, который надо в таком случае менять. 

Наконец, есть банк ЮНЕКС, несмотря на украинское гражданство его бенефициара, олигарха и депутата Верховной Рады Украины Вадима Новинского, тоже можно отнести к российскому агенту влияния, в силу и активной пророссийской позиции, и недавнего российского подданства. Абсолютным лидером среди банков с российским капиталом в Украине по активам является Альфа-Банк Украина (без учета Укрсоцбанка, который пребывает в процессе присоединения к Альфа-банку). Комбинированные же активы Альфа-Банка с Укрсоцбанком выдвигают эту группу на четвертое место по активам в банковской системе Украины, и на первое место среди банков с иностранным капиталом в стране.

Альфа-Банк, хотя и ведет активную информационную кампанию, направленную на отмежевание от российской геополитики, все же глубоко встроен в мирохозяйственные связи России. Более того, такое вот PR-позиционирование банка вызывает серьезные подозрения в его «искренности»: за «ширмой» двойного гражданства российскому капиталу приписывается в сообщениях банка только около 30% акций учреждения, вместо почти 90% реального контроля со стороны «граждан государства агрессора». Точно такая же манипуляция совершается в отношении к Укрсоцбанку, приобретенному Альфа-Банком в 2016 году.

Я уже не говорю о мелких региональных банках, в которых, я убежден, часто сидят российские деньги.

- Приведите пример, как российские деньги оказывают влияние на украинскую ситуацию?

- На конец 2018 года, по данным Госкомстата, российские вложения в финансовую и страховую сферу Украины составляли 690,2 млн долларов, что равнялось почти 20% от всех иностранных инвестиций в этот сектор. А во время президентской кампании, по данным той же Государственной статистической службы, на конец первого квартала 2019 года, российские инвестиции составили почти 10,3% от всех иностранных инвестиций в эти сферы. Таким образом, за время проведения президентской кампании в Украине, с начала 2019 года российские игроки вывели около 280 млн долларов США из банковско-финансовой сферы Украины. В условиях замораживания трансфертов средств в Россию или в материнскую компанию, и во время предвыборной кампании в Украине, вероятность конвертации этих средств в политическое финансирование для лоббирования российских интересов если и не очевидна, то высока. Предполагаю, что выведенный капитал вполне мог быть конвертирован в политическую инвестицию. Косвенным подтверждением этого предположения стала и краткосрочная динамика финансовых вложений России в Украину на старте предвыборного периода.

- Выглядит только как гипотеза.

- Это и есть гипотеза. Но посмотрите временные рамки. Буквально накануне президентской гонки в Украине, в четвертом квартале 2018 года, объем прямых российских инвестиций в банковскую и страховую сферу Украины увеличивается приблизительно на 250 млн долларов США. Объем выведенных из финансовой сферы инвестиций в январе 2019 года практически совпадает с этой цифрой; и эти средства могли благополучно «растворяться» на рынке Украины во время избирательной кампании. После краткосрочного всплеска в четвертом квартале 2018 года, объем прямых российских инвестиций России в эту сферу возвращается на прежние уровни к концу первого квартала 2019 года, к завершению президентского марафона.

- Но в целом, сохраняется тенденция сокращения российского банковского капитала?

- Да. События 2014 года ознаменовали начало долгосрочного тренда сокращения присутствия российского капитала в финансовом секторе Украины. Российские прямые инвестиции в этот сектор снизились с 2,7 млрд долларов США в начале 2014 года до около 300 млн на начало 2019 года. Соответственно, доля России среди всех иностранных инвестиций в этот сектор снизилась с 22,3% до 8,0%.

- Украинский бизнес пользуется российскими деньгами?

- Объем российских вложений в акционерном капитале украинских предприятий сократился за четыре года на четырнадцать процентов и составил 694,1 млн долларов США. Доля прямого вложения российского капитала в экономику Украины среди иностранных инвестиций снизилась вдвое (с 4,2% в 2015 до 2,1% на начало 2019 года). Россияне вывели из украинских компаний порядка 1 млрд долларов США.

Но в то же время его своеобразное «отступление» сопровождалось, назовем это, «стратегической перегруппировкой» на позиции, которые позволяют более или менее удачно маневрировать, используя возможности украинского лоббирования. Используя инструменты лоббирования, а также недостатки политического и законодательного поля Украины, российские субъекты умеют извлекать пользу и оказывать влияние даже при ограниченных ресурсах. Особенно этому «помогает» коррупция, которая, признаемся, все еще есть на разных уровнях государственной власти.

Влияние российских финансовых интересов на украинскую банковско-финансовую сферу сегодня определяется не столько их удельным весом, столько направлением их приложения. Финансовое влияние России на украинскую банковско-финансовую систему проводится, в частности, через каналы украинских отраслевых лобби.

- Поясните как это.

- Инвестиционные и деловые предпочтения российского капитала распределены преимущественно в пользу экономических секторов, имеющих сильное отраслевое лобби в Украине – сельское хозяйство, транспорт, машиностроение.

Партнерство в этих отраслях позволяет воспользоваться их ресурсами лоббирования для продавливания своих интересов. Известно, например, что промышленное лобби было одним из решающих, когда сорвали подписание соглашения об ассоциации с ЕС бывшим президентом Януковичом в 2013 году. Фокус российского капитала в таких сферах экономики как строительство, металлургия, финансы и торговля открывает возможность эффективного продвижения своих интересов в высших органах власти страны – на уровне Президента, Кабинета Министров и парламента – за счет использования рычагов влияния этих отраслей на экономику страны, а самое главное, за счет их развитой лоббистской инфраструктуры. Или возьмем специализированное финансовое лобби. Членство в специализированных банковско-финансовых ассоциациях Украины, наряду с попытками установления контроля над биржевыми и другими фондовыми организациями Украины, позволяет российским финансовым учреждениям иметь непосредственный доступ к финансовым властям и действенный инструмент влияния на них.

Не стоит недооценивать и инструмент личных связей, и инсайдерских контрагентов. Для россиян нормальной является практика назначения на высокие посты  бывших госчиновников, отвечающих за связи с государственной властью и регулятивными инстанциями. Российские банки привлекают на работу людей с богатым опытом работы во власти и сохранивших сеть связей в силу своей прошлой службы. Для примера, на момент вхождения в Украину в 2008 году, Сбербанк России привлек на должность председателя правления новосозданного представительства в Украине бывшего министра финансов Украины Игоря Юшко – человека, глубоко компетеного и в работе украинской финансовой системы, знающего особенности отечественной бюрократической машины. И уже не говорим о его связях в деловых и политических кругах. Так что выход российского капитала из украинской экономики был неравномерным, и, думаю, можно говорить о перераспределении баланса интересов России в пользу тех или иных отраслей.

И, конечно, фокус российского капитала на финансовом секторе Украины остается доминантным.

Несмотря на тенденцию ухода российского банковского капитала, его инвестиции в финансовой сектор оставались в топе приоритетов. Российский финансовый капитал оставался на уровне выше 55% от всех российских прямых инвестиций в Украину, и оставался самым организованным отрядом российского капитала в Украине.

Да и за внешним отступлением этих банков кроется достаточно серьезный системный риск для финансовой системы Украины. Валютные активы банков с российским капиталом составляют свыше 20% всех валютных активов банков Украины, и приравниваются к 27% от официальных валютных резервов Нацбанка Украины. Такая концентрация валютных средств в руках российских банков создает серьёзные козыри для монетарного давления на украинскую власть.

Кроме того, пять из полутора десятков убыточных банков, зарегистрированных в Украине, это банки с российским капиталом. Суммарные убытки всех банков составили 18,3 млрд грн, из которых 12,3 млрд грн понесли пророссийские учреждения. Обобщая, скажу, что почти 70% потерь украинской банковской системы имеет российский источник. При этом доходность практически всех иностранных банков, действующих в Украине (за исключением Правекс-Банка), стояла на уровне 40%. Очевидный контраст.

- Хорошо. Что же надо делать? Мы не можем просто взять и выгнать российский капитал. Какой должна быть политика?

- Российские банки не выгонишь, я говорил, они слишком искусны в работе, в смычке бизнеса и политики. На любую критику россияне говорят: у нас просто бизнес. Нацбанк (которому объективно выгоден приток денег) повторяет: у них бизнес, они ушли из Крыма и Донбасса, они выполняют наши нормативы, они рекапитализируются. И с точки зрения наличия денег, логика Нацбанка понятна: за последние пять лет в Украину в банки зашли российские деньги, россияне поддерживали банки на плаву, таким образом, поддерживая и наш платежный баланс. Но все же…Почему бы не опираться на немецкий банковский капитал, который, по моему наблюдению работает не хуже российского.    

Я (да простит меня банковское руководство Украины) не вижу признаков четкой и ясной стратегии развития банковской сферы в приниципе, и относительно российских банков в частности. Ну сокращали, сокращали у нас банки, это – правильно, но присутствие банковских услуг, их проникновение к населению очень поверхностны. Уровень проникновения должен быть глубоким, и тут надо наращивать филиальную сеть. Я не видел четкого плана, а сколько Украине надо филиалов, сколько банковских сотрудников на это население, сколько кредитов-депозитов, как распределены услуги, хотя понятие доступности банковских услуг для населения (особенно для бедных слоев) - один из показателей мировых институций. У Нацбанка было одно заявление, что теперь они будут дифференциированно относиться к работе банков в разных отраслях экономики. Я молча аплодировал. Это надо было делать давно. Райффайзенбанк в Австрии жестко привязан к аграрной и почтовой отрасли. Есть земельный банк и другие отраслевые банки в Германии. Так вот, дифференциированный подход Нацбанка к работе финучреждений мог бы быть прекрасным решением проблемы. Например, металлургия и энергетика. Если это стратегические отрасли, то Нацбанк должен был бы выпустить правила относительно особых условий работы банков, особенно иностранных банков в металлургии. Насколько я знаю, нет правил Нацбанка, регулирующих финансовое обслуживание этого сектора. Надеюсь, что сегодня Нацбанк не позволит иностранным банкам свободно «расхаживать» в Укроборонпроме, хотя мне говорили, что счета некоторых оборонных предприятий и портов до сих пор в российских банках. В стратегических отраслях не должно быть банков с российским и другим иностранным капиталом. Должен существовать норматив, выписывающий такие условия, чтобы они... передумали там работать.    

Финансовые рынки и капиталы - вещь настолько непростая, что уровень проникновения российских денег может быть очень незаметным некомпетентному взгляду. Например, есть вопрос Межбанковского рынка. Не валютный рынок, а рынок депозитов и кредитов между банками. Это если упрощать - часть платежной системы Украины. И 30% этого объема принадлежит российским банкам. Как-то Нацбанк это допускает, что 30% платежей между субъектами находится в руках российских банков. Как минимум, Нацбанк должен работать точечно, и по стратегическим отраслям, и по стратегической инфраструктуре банковской системы, и по стратегическим финансовым ресурсам.

 Лана Самохвалова, Киев

Фото: Владимир Тарасов, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-