“Роттердам+”: так ли страшна формула, как ее  “малюют”

“Роттердам+”: так ли страшна формула, как ее “малюют”

Аналитика
Укринформ
Формульный подход к определению стоимости топлива для ТЭС в 2016-м уберег энергорынок. Но правомерно ли применили его к отечественному углю?

О возможной коррупционной составляющей при использовании формулы расчета стоимости угля для украинских ТЭС, известной как "Роттердам +", заговорили сразу же после ее утверждения (в марте 2016-го). К примеру, о необходимости ее пересмотра уже в июле того же года заявлял премьер Владимир Гройсман, который назвал такую ​​схему "неприемлемой". Впрочем, дальше разговоров дело не пошло. Как и в январе 2017 года, когда министр энергетики Игорь Насалик публично признал: формула "Роттердам +" не сработала "на позитив" и не решила проблемы диверсификации поставок энергетического угля. Формулу критиковали и западные партнеры Украины - в частности, вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович написал соответствующее письмо в адрес тогдашнего президента Петра Порошенко. И даже генпрокурор Юрий Луценко в мае 2017 года признал, что "Роттердам +" несет коррупционные угрозы для государства, и попросил Верховную Раду навести порядок в угольной сфере по примеру регулирования на газовом рынке - приняв закон о ренте на уголь и другие полезные ископаемые. Среди государственных органов активное сопротивление применению формулы оказывало Национальное антикоррупционное бюро. В марте 2017 года началось досудебное расследование "по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами НКРЭКУ в связи с формулой "Роттердам +", по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 364 Уголовного кодекса Украины". 17 августа НАБУ провело обыски в здании регулятора. Впрочем, на этот раз европейцы, продолжая критиковать предусмотренные "Роттердамом +" подходы, встали на защиту НКРЭКУ, поскольку не видели злого умысла в ее действиях при утверждении "ошибочной" формулы. Поэтому в Секретариате Энергетического сообщества ЕС назвали расследование НАБУ и проведенный обыск "вмешательством в работу регулятора". А эксперты сообщества никаких нарушений в действиях НКРЭКУ не обнаружили.

С тех пор следствие перешло в так сказать "пассивную стадию" - вплоть до нынешнего лета, когда детективы НАБУ под процессуальным руководством САП начали сообщать бывшим и действующим чиновникам, причастным к внедрению формулы Роттердам +, о подозрении в совершении действий, в результате которых потребители электроэнергии потерпели убытки - почти на 19 миллиардов гривень, 14,3 миллиарда из которых - "на совести" группы компаний ДТЭК.

Впрочем, и сейчас единого мнения о пользе или вреде для Украины "роттердамской" формулы нет. Некоторые рады, что за причастных к ее утверждению и применению чиновников и бизнесменов наконец "взялись по-настоящему", и называют еще большие, чем в материалах следствия, суммы якобы причиненных Украины и украинцам убытков. Другие же утверждают: с формулой "было все в порядке" и говорят о неправомерном преследовании чиновников, поскольку их действия имели "благородную" цель - спасение отрасли в условиях дефицита главного ресурса: антрацитового угля (топливная составляющая в себестоимости производимой предприятиями тепловой генерации электричества - 80%). Словом, мнения экспертов зависят от "места их сидения", точнее от того, к каким финансово-промышленным группам приближен тот или иной специалист. При таких условиях "услышать" непредвзятое мнение очень сложно. Но Укринформ попытался это сделать и разобраться, сколько же в истории вокруг утверждения и трех лет использования формулы "Роттердам +" "зрады", а сколько - позитива.

Как в Украине появился свой "Роттердам"

"Роттердам +" - методика формирования цены на топливную составляющую (уголь) при производстве электроэнергии объектами тепловой генерации (теплоэлектростанциями), действовавшая в Украине с мая 2016-го по июль 2019 году. 1 июля формула потеряла "актуальность" - в связи со стартом нового рынка электроэнергии. Официальная цель введения формулы - предотвращение потенциального дефицита угля из-за ограничений его поставок из оккупированных районов Донбасса. Неофициальная - интересы одной из финансово-промышленных групп, которая занимает практически монопольное положение в тепловой генерации и контролирует шахты, из которых поставляется уголь на эти ТЭС. Ни для кого не секрет, что речь идет о бизнесе олигарха Рината Ахметова.

Согласно формуле, стоимость угля, поставлявшегося на украинские теплоэлектростанции, состояла из среднегодовой цены ресурса в портах Амстердама, Антверпена и Роттердама и расходов на доставку угля из этих портов в Украине. Соответствующие суммы закладывались и в себестоимость электроэнергии, произведенной тепловой генерацией.

Детали: про "благородную цель"

Почти все шахты, где добывают антрацит, который используют большинство украинских ТЭС, после оккупации Донбасса оказались на неподконтрольной Киеву территории. Поэтому, чтобы обеспечить энергетическую независимость Украины от временно оккупированных районов, и решили покупать топливо на международной бирже в Нидерландах, куда доставляют уголь из Южно-Африканской Республики и Южной Америки. Представители Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) уверяли: утвержденная ими методика расчета должна устранить ручное регулирование цен, обеспечить независимость от поставок топлива из зоны боевых действий, способствовать накоплению угля для будущих отопительных сезонов. При этом, как отмечалось, до появления формулы цены на электроэнергию и на энергоресурсы определялись в "ручном режиме" - отдельно для ТЭС и ТЭЦ. А это было неким "мутным озером" для коррупции и злоупотреблений. Идеологи "формульного подхода", по их словам, рассчитывали, что украинские ТЭС начнут заключать соглашения с иностранными контрагентами, поставлять такое нужно стране топливо. А тем временем владельцы объектов теплогенерации возьмутся за переоснащение мощностей - с тем, чтобы перейти от использования дефицитного антрацита на угли газовой группы, которого достаточно добывают в нашей стране.

Детали: про "коррупционный интерес"

Впрочем, ожидаемых изменений Украина так и не дождалась (сторонники "коррупционной" теории вообще утверждают, что на эти изменения всерьез никто и не рассчитывал). Очевидно, потому, что такой подход был невыгоден владельцам тепловой генерации (70% соответствующих мощностей подконтрольны компании Рината Ахметова ДТЭК). Зачем же платить настоящую цену импортного ресурса, вкладываться в модернизацию ТЭС, когда можно получать сверхприбыли "на ровном месте" - лишь благодаря применению предусмотренных формулой подходов к определению стоимости угля, поставляемого не за 8-10 тысяч, а за несколько сотен или даже десятков километров? Еще одной выгодой, которую отмечали авторы формулы, быть сокращение объемов государственной поддержки угольной отрасли. Ведь украинские государственные шахты начнут зарабатывать больше, поскольку формулу будут применять и при продаже добытого ими топлива на внутреннем рынке. Итак, потребность в прямых дотациях из госбюджета должна существенно снизиться. Но и этого не произошло. На самом деле ТЭС, прибегая к теневым схемам, закупали уголь на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской по себестоимости (600-1100 грн за тонну), но "платили" за него якобы как за иностранный ресурс - 1800-2000 грн. При этом только 5% использованного на ТЭС угля были импортными. Однако методику применяли ко всему топливу, которое потребляли теплоэлектростанции! Соответственно, с января по ноябрь 2016 г. стоимость тепловой электроэнергии в Украине выросла вдвое. Как и доходы бизнес-империи Ахметова. По словам эксперта в сфере энергетики, ныне - представителя президента в Кабинете министров - Андрея Геруса - благодаря этой формуле "выгодоприобретатели" дополнительно "клали в карман" по миллиарду гривень ежемесячно.

Андрій Герус
Андрей Герус

“Роттердам+”: для кого-то – “зло”…

Многие эксперты называют формулу "Роттердам +" "пресловутой". Поскольку она, по их мнению, нанесла стране немалые экономические и репутационные убытки. В течение трех лет уголь обходился владельцам ТЭС гораздо дешевле, чем закладывалось в себестоимость электричества, - ведь его, в основном, продолжали закупать по довольно низким ценам на шахтах в неподконтрольных Украине районах Донетчины и Луганщины. И расходы на транспортировку были минимальными, так поставлялся уголь либо напрямую, либо (после введения экономической блокады временно оккупированных территорий) - через Беларусь и Польшу. И в том, и в другом случае - с таким привычным для современной Украины использованием теневых схем. А вот массовых поставок топлива из Африки (ЮАР, к качеству которого в 2014-2016 годах "было много вопросов") и Южной Америки, которые обещали авторы и сторонники формулы, мы так и не дождались. К примеру, за последние три года по этим маршрутам поступило лишь несколько сотен тысяч тонн угля. А годовое потребление ресурса отечественными теплоэлектростанциями колеблется в пределах 3-4,5 миллиона тонн.

В то же время можно говорить и про определенную положительную роль, которую сыграло применение предусмотренного этой методике принципа. Поскольку это частично решало проблему обеспечения Украины дефицитным углем антрацитовой группы, мощностей по добыче которого на подконтрольных Киеву территориях фактически не осталось. И если в 2014-2016 годах поставки угля из-за линии разграничения и из государства-агрессора фактически не прекращались, то после начала экономической блокады «республик» (официально - с марта 2017 года) и ограничения экономического сотрудничества с РФ Украинская тепловая генерация вообще могла остались без топлива. Стоимость угля на мировых рынках в то время была довольно высокой. А Украина, к тому же, не имела логистических возможностей (прежде всего, разгрузочных терминалов) для поставок такого количества топлива - например, морскими маршрутами. И это стало одним из аргументов в пользу "общественной пользы" от внедрения формулы. "Когда же стоимость угля на мировых рынках существенно снизилась и основные логистические маршруты были настроены - принцип "Роттердам +" стал ненужен", – замечает экономист Алексей Кущ. Впрочем, отменять формулу, которая стала невыгодной всем, кроме владельцев ТЭС, не спешили: а сверхприбыли последних продолжали расти. По словам Алексея Куща, после отмены действия формулы в июле этого года экономические интересы Рината Ахметова особо не пострадали, поскольку он "договорился о совместной выгоде с группой Коломойского-Боголюбова".

…а для других – “спасение страны”

Олександр Трохимець
Александр Трохимец

Между тем президент Ассоциации энергетики Украины Александр Трохимец утверждает, что государство из-за действия формулы "Роттердам +" никаких убытков не понесло. Ведь производители электроэнергии вынуждены были по объективным причинам (ввиду невозможности продавать произведенную электроэнергию по неконкурентным ценам) использовать формулу только как индикатор - для определения максимальной стоимости. При этом в себестоимость закладывали показатели намного ниже. "Роттердам +" является прогнозной цене. То есть ориентиром, или верхним пределом. ТЭС в прежней модели рынка работали по так называемым "ценовым заявкам" - примерно то же самое, что сейчас происходит на рынке на сутки вперед или на внутренне-суточном рынке. То есть по модели аукционов - давали всегда низкую цену. Иначе ни одна ТЭС не смогла бы продать электроэнергию на Оптовый рынок. Фактический тариф ГК ТЭС всегда был ниже индикатива по "Роттердам +". Иногда - ниже даже на треть", - пишет Трохимец.

Правда, эксперт не объясняет, зачем при этом было добавлять к каждой тонне угля, добытого на Донетчине, Луганщине или Днепропетровщине, стоимость якобы перевозки его из далекого Роттердама. Это - 15 долларов (400 гривень) за тонну, что иногда, в периоды снижения мировых цен на уголь, увеличивало стоимость топлива практически на треть. И именно с этим, а не с тем, отвечала ли стоимость ресурса определенному по "роттердамской" формуле "максимуму", связано расследования, которое ведут детективы НАБУ. И именно такой подход к ценообразованию в энергетике, по мнению Андрея Геруса, привел к тому, что "бенефициары этой формулы" дополнительно выскачали из отечественной экономики и из потребителей минимум 35 миллиардов гривень. "Произошло банальное перераспределение материальных благ - от всех украинцев к узкой группе лиц. Никто не придумывал нового продукта, никто не выигрывал никакой конкуренции. Тот же самый экологически вредный уголь - с высоким содержанием серы и золы (породы) - просто стали закладывать в тарифы в соответствии с новой "сказочной" формулой. Потери значительно превышают сумму, которую Украина в последнее время получила в качестве займа от МВФ", - отмечает эксперт.

Согласен с такими оценками и старший научный сотрудник Института экономики и прогнозирования НАНУ Александр Кошик. Целью внедрения формулы, по его мнению, было искусственное повышение цен на энергорынке. "Если ориентироваться на цены мировых бирж, то можно было бы учитывать стоимость ресурса в Румынии, которая была намного ниже. А закладывать в цену вроде доставку угля до из Роттердама - безумная идея", – считает эксперт.

Геннадій Рябцев
Геннадий Рябцев

А вот директор специальных программ НТЦ “Психея” Геннадий Рябцев просит “не демонизировать” формулу.

"Если говорить именно о рынке электроэнергии, то влияние использования котировок на биржах Голландии при определении оптовой стоимости электрической энергии незначительно. В Украине нет рынка энергетического угля. И это подтвердил Антимонопольный комитет. В его рекомендациях 2015-2016 года указано, что следует привязать стоимость энергетического угля не к "списку желаний" отдельных компаний или должностных лиц, а к какому-то известному показателю, используемому в Европе. Выбрали один из таких индикаторов - api2 ("Роттердам +"). Он действительно широко применяется, известен и никем в Европе не оспаривается", - считает Рябцев.

Удастся ли детективам НАБУ и прокурорам САП доказать обратное - покажет время. Ближайшее, будем надеяться.

Владислав Обух, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-