Юрий Витренко, исполнительный директор НАК «Нафтогаз Украины»
Прекращение транзита - это решение Путина, и очень трудно предсказать, изменит ли он его
13.11.2019 14:43

Всего 5 дней прошло после того, как во время ночных дебатов с 6 на 7 ноября в немецком Бундестаге не смогли проголосовать относительно законопроекта федерального правительства о внесении изменений в закон об энергетической промышленности (который непосредственно касается правил функционирования газопровода Nord Stream 2), и этот пункт снова внесен на рассмотрение парламента 13 ноября.

А накануне в одном из помещений Бундестага Немецко-украинское общество экономики и науки провело профессиональную дискуссию под патронатом профессора Мартина Ноймана, представителя по энергетической политике фракции оппозиционной Свободной демократической партии, на которую пригласили исполнительного директора НАК «Нафтогаз Украины» Юрия Витренко.

Топ-менеджер НАК подробно, без лишних эмоций, на фактах и графиках изложил ситуацию с отношениями между «Нафтогазом» и «Газпромом», последствиями для Украины в случае завершения транзита газа по ее территории и введения в эксплуатацию газопровода Nord Stream 2.

В частности, он нарисовал оптимистичные политические сценарии относительно транзита, если Россия согласна продолжать переговоры по предложениям вице-президента Еврокомиссии Мароша Шевчовича (среди которых – подписание контракта на 10 лет). И пессимистический (базовый) сценарий: транзит прекращается с января 2020 года, контакты между «Нафтогазом» и «Газпромом» происходят только в залах суда, на очереди – новые арбитражи. По наиболее пессимистическому сценарию, падение украинской экономики может составить до 0,7% с учетом эффекта мультипликатора. Вместо прогнозируемого роста на 3,3%.

После дискуссии Юрий Витренко согласился уточнить несколько вопросов для Укринформа.

МЫ НЕ ВМЕШИВАЕМСЯ В НЕМЕЦКУЮ ВНУТРЕННЮЮ ПОЛИТИКУ

- Цель вашего визита в Берлин – участие в этой дискуссии, на волне рассмотрения изменений к закону об энергетической промышленности, который имплементирует Директиву ЕС?

- У меня также были встречи в министерстве иностранных дел, министерстве экономики и энергетики, с депутатами.

- Бундестаг второй раз ставит на рассмотрение эти правительственные поправки. Не совсем понятно, о чем именно говорится в них, но поговаривают, что Германия хочет «адаптировать» под себя Директиву ЕС, что фактически на руку «Газпрому». Мы рассматриваем это как предательство?

Надеемся, что немецкие парламентарии примут решение, которое будет в интересах Германии и Европы

- Мы не вмешиваемся в немецкую политику. Мы надеемся, что немецкие парламентарии примут решение, которое будет в интересах Германии и Европы, которое будет соответствовать европейскому праву, что они будут делать это правильно.

- Дискуссия, организованная Немецко-украинским обществом экономики и науки, проходила в узком кругу экспертов, и фактически не включала тех немецких политиков, которые принимают решения. Где еще вы презентовали ваш доклад?

- Мы проводили такие встречи с узким кругом парламентариев, чиновников в Брюсселе несколько раз, в Вашингтоне, в Берлине.

Еще раз будем проводить в Берлине через несколько недель (26 ноября в немецкой столице запланирована дискуссия «Верховенство закона на европейском газовом рынке, «Северный поток 2», многомиллиардный спор Нафтогаз-Газпром и будущее транзита газа через Украину» – ред.).

То есть, у нас такой подход: мы встречаемся с людьми, которые или влияют на решения, или принимают их, и без пропаганды, очень конкретно, с деталями показываем нашу позицию – почему мы правы, а наши оппоненты, в данном случае «Газпром» – неправы.

- Наши западные партнеры нас слышат? Или просто слушают?

- С точки зрения конкретных шагов, например, за счет таких действий нам удалось в значительной степени консолидировать позицию с Европейской Комиссией.

Ну и, в принципе, мы чувствуем поддержку со стороны по крайней мере тех, с кем мы встречаемся. Они на конкретных шагах показывают свою поддержку.

- Совсем скоро Еврокомиссия заработает в новом составе. Вице-президент по вопросам Энергетического союза Марош Шефчович сделал немало для того, чтобы сдвинуть вопрос транзита. Вы знаете, кто будет заниматься этим вопросом в дальнейшем?

- Шефчович продолжает играть ту же роль на трехсторонних переговорах, как и раньше. И мои ожидания – что он по крайней мере до конца года будет продолжать это делать.

С новым руководством Еврокомиссии по этому направлению мы еще не говорили. Но в ближайшее время планируем.

РЕШЕНИЕ С «ГАЗПРОМОМ» ДОЛЖНО БЫТЬ ВЫГОДНО УКРАИНЕ И СООТВЕТСТВОВАТЬ ЕВРОПЕЙСКИМ НОРМАМ

- Вы упомянули, что после Берлина отправляетесь в Брюссель, где в четверг проведете встречу с генеральным директоратом по вопросам конкуренции Еврокомиссии. Можно немного подробнее об этом?

- Мы встречаемся с подразделением ЕК, которое является фактически антимонопольным органом. Более подробно не могу сказать, потому что все антимонопольные процессы – более-менее секретные.

Хотя это не секрет, что «Нафтогаз» подал официальную жалобу против «Газпрома».

Следовательно, это антимонопольный орган, где мы указываем на злоупотребления «Газпрома».

- Известна ли дата следующего раунда переговоров в трехстороннем формате? И что конкретно Россия требует в обмен на контракт такого, что лежит вне вопросов сугубо транзита?

- Дата следующей встречи еще не определена. Что касается условий России, они требуют этот «нулевой вариант», который для нас неприемлем.

И во-вторых, они требуют новый контракт на поставку газа. Причем мы говорим: да, делайте предложение, мы рассмотрим. Они еще такое предложение не делали.

- А как вы относитесь к российскому предложению «обнулить» решение Стокгольмского арбитража?

- Мы не воспринимаем такое предложение вообще. Мы говорим, что мы конструктивно настроены, можем рассмотреть разные варианты того, как они выполняют решение арбитража. Но просто о нем забыть – не можем.

То же касается, например, нового арбитража. То есть, мы указываем на нарушение контракта со стороны «Газпрома». Если они нам конструктивно покажут, как они готовы эти нарушения ликвидировать, или как-то компенсировать нам соответствующие потери от этих нарушений, то мы готовы это рассмотреть.

- «Пакетные решения» приемлемы или нет?

- Может быть и пакетное решение. Но оно все равно должно быть выгодно для Украины и отвечать всем европейским нормам.

И даже в этом пакетном решении каждое из отдельных действий тоже должно иметь определенное значение с точки зрения даже здравого смысла.

То есть пакетное решение не означает, что из 3-х или 4-х составляющих этого пакета – все невыгодны для Украины, и мы почему-то должны на это согласиться. Так не бывает.

В принципе, с точки зрения европейских правил, лучше, когда каждая из составляющих этого пакетного решения, то есть каждый контракт, сбалансирован сам по себе и выгоден для обеих сторон. Зачем делать так, чтоб какой-то контракт был невыгоден для одной стороны? Все контракты должны быть выгодными для всех сторон, соответствовать европейским правилам – и тогда пакетные решения будут выгодными для всех.

НЕГАТИВНЫЙ ЭФФЕКТ ОТ ПРЕКРАЩЕНИЯ ТРАНЗИТА ЭКОНОМИКА ПОЧУВСТВУЕТ СРАЗУ ЖЕ

- В своей презентации вы сказали о том, что прекращение транзита – это реалистичный сценарий. Мы готовы к этому?

- Я надеюсь, что да. По крайней мере, мы предупреждали заблаговременно и правительство, и всех, кто должен был приготовиться, что мы должны быть готовы к таким последствиям. Мы почувствуем их уже с января.

Ежемесячно мы получали от транзита 200-250 млн долларов, и вот в январе будет фактически последняя проплата за декабрь 2019-го, но уже в феврале это прекратится. И правительство почувствует эффект сразу же.

Почему так пессимистично? Потому что, к сожалению, это решение Путина, и очень трудно предсказать, сможет ли он изменить это решение под давлением международного сообщества и экономических аргументов.

- Вы даже назвали цифру: падение ВВП на 0,7% в случае потери транзита. Это чьи расчеты?

Даже сейчас, согласно текущему контракту, «Газпром» обязан поставлять газ, он просто его не поставляет

- Это наши расчеты, «Нафтогаза».

- Что касается непосредственно поставок газа нам из России. Возможно прямая поставка?

- Мы сказали «Газпрому»: вы дайте предложение, мы рассмотрим.

Даже сейчас, согласно текущему контракту, «Газпром» обязан поставлять газ, он просто его не поставляет. Поэтому когда они говорят: а вот заключите с нами новый контракт, мы отвечаем: так вы даже по текущему не поставляете; но если вы хотите какой-то новый контракт, то предложите конкретные условия – мы их рассмотрим. Мы не можем согласиться на какой-то новый контракт, не увидев, о чем вообще идет речь.

Это даже не вопрос пакетного решения. Просто скажите нам: по какой цене вы стараетесь газ продавать, на каких условиях и все остальное. Это же серьезное дело.

В принципе, мы сказали, что мы конструктивно рассмотрим предложение.

- Скоро исполнится 2 года с тех пор, как Стокгольмский арбитраж удовлетворил требования «Нафтогаза» к «Газпрому» о компенсации 4,63 млрд долларов за недопоставленные объемы газа для транзита. По результатам двух арбитражных производств, российская компания должна уплатить 2,56 млрд долларов плюс проценты в пользу украинской стороны. Но Россия упорно не признает заключение арбитража. Какие инструменты применяет Украина, чтобы взыскать деньги?

- Мы арестовали их активы, это для них очень болезненно. В ближайшее время начнем получать деньги.

Они будут вынуждены платить реальные наличные средства на счет суда, например, в Великобритании.

Они замораживают дивиденды, которые они получают от активов, которые мы, соответственно, арестовали.

И все эти средства мы будем получать с них в следующем году.

- Но ведь российская сторона в апреле 2018 года тоже подала жалобу в Стокгольмский арбитраж с требованием о начале арбитража о пересмотре решения предыдущего арбитража по транзитному контракту. Каковы наши шансы здесь?

- Первое решение по апелляции будет 27 ноября. Осталось ждать несколько недель. Увидим. Мы очень оптимистично настроены.

Ольга Танасийчук, Берлин

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-