Ольга Кошарная, эксперт по вопросам энергетики
Атомную генерацию может спасти «Энергомост Украина-ЕС», но его «зарубили»
08.05.2020 16:00

Украинскую энергетику накрывает зелено-угольный парадокс. У этого явления даже есть собственная страница в Википедии, где сказано: парадокс – при значительном росте объема мощностей «чистых» ветровых и солнечных электростанций в энергосистеме возникает необходимость увеличения производства электроэнергии на угольных теплоэлектростанциях, имеющих вредные выбросы. И пока доли первых двух видов электроэнергии растут, приходится уменьшать базовую нагрузку атомных электростанций, на которых нет вредных выбросов в атмосферу. Все это происходит потому, что «зеленые» выдают энергию в зависимости от времени суток и погоды и их нужно чем-то подстраховывать, чтобы выдача электроэнергии потребителям была стабильной. Мирным атомом этого не сделаешь – система очень инерционная, “играться” ею - включая-отключая - невозможно. А вот угольные станции более гибкие. Жаль только, что кроме энергии они генерируют именно те выбросы, для борьбы с которыми мы и начали развивать возобновляемые источники энергии. Декарбонизация атмосферы в Украине приводит к усилению карбонизации – парадокс!

На днях стало известно, что «Энергоатом» намерен снизить загрузку блоков АЭС на более чем 3000 МВт. Это очень много. Очень много дешевых киловатт, которые придется заменить дорогими «зелеными» и угольными. Укринформ поговорил с медиа-директором ассоциации "Украинский ядерный форум" Ольгой Кошарной о том, удастся ли исправить ситуацию и кто заплатит, если нет.

НЕ ОСТАНАВЛИВАТЬ АТОМ – НАЧНУТСЯ БЛЭКАУТЫ

– Ольга Павловна, на днях появилась информация, что "Энергоатом" намерен снизить загруженность блоков АЭС на более чем 3000 МВт. Как вы это оцениваете? Что вообще происходит?

– Прежде всего, не согласна с истерией, которую подняли сейчас некоторые деятели, что все происходит в пользу Рината Ахметова. Он просто максимально использует выгодную ситуацию, но до нее довели не олигарх с «Энергоатомом», а государственные институты. И происходило это годами. Минэнергетики, Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, Антимонопольный комитет, Верховная Рада, которая в 2017 году учла все лоббистские пожелания «зеленых», которые не отвечают за баланс энергетики.

То, что наша объединенная энергосистема рухнет, было понятно еще до неконтролируемого роста установленных “зеленых” мощностей

В то же время, то, что наша объединенная энергосистема рухнет, было понятно еще до неконтролируемого роста установленных “зеленых” мощностей. Потому что Объединенная энергетическая система Украины (ОЭСУ) не имела достаточных маневренных мощностей, которые могли бы подключаться на пиковое потребление. При норме 15% установленных маневровых мощностей у нас был дефицит – еле 8% еще к неконтролируемому приросту мощностей на ВИЭ. Прежде всего это должны быть гидроэлектростанции, гидроаккумулирующие станции.

Не от хорошей жизни в нашей энергосистеме сейчас используются ТЭС для маневрирования на углях. Откровенно, это варварство. Но нам не повезло с водными ресурсами – засуха длится чуть ли не с 2015 года, маловодие. А газотурбинных АЭС, которые работают на газу, у нас нет. В Германии, например, именно они используются для быстрого подъема мощности, а у нас – раздолбанные угольные блоки.

В Украине действует лоббистский закон в интересах отдельных бенефициаров, которым “зеленый” тариф привязан к валюте. Мы в этом - просто уникумы, нигде в мире подобных условий нет

– Значит, необходимо было позаботиться об этих 15% еще до запуска альтернативной энергетики?

– Да, безусловно. А вместо этого был принят лоббистский закон в интересах отдельных бенефициаров, которым “зеленый” тариф был привязан к валюте. Мы в этом - просто уникумы, нигде в мире подобных условий нет. Еще раньше, в 2011-2012 годах, все ТЭС были проданы в одни руки - ДТЭКу, а АМКУ делал вид, что все хорошо. Далее – новый рынок электроэнергии, открытый 1 июля 2019 года, к которому не были готовы его субъекты. И прежде всего хочу упрекнуть ГП «Укрэнерго», которое меняло показания в зависимости от обстоятельств и многого не сделало. Например, у них “хромает” программное обеспечение коммерческого учета электроэнергии, а это очень важный момент, ведь предприятие отвечает за балансирующий рынок. Не ввели рынок дополнительных услуг – это когда мощности стоят в резерве, а за них платят. И теперь у нас «Укргидроэнерго» терпит убытки, наполняя водохранилища для гидроаккумулирующих станций днем по высокой цене, а это - дополнительные услуги. Поддержание частоты подключения в пиках должно хорошо оплачиваться, а у нас этого нет.

Украинскую энергосистему “добил” импорт электроэнергии из РФ и Беларуси

Министерство меняло политику каждый раз, когда приходил новый руководитель – никакой преемственности. Вот мы и дошли до нынешнего абсурда. А добил систему импорт электроэнергии из РФ, Беларуси, когда в ядерный закон осенью внесли поправку, не просчитывая последствия. Теперь, если не останавливать атомные энергоблоки, начнутся блэкауты. Потому что ВИЭ стоит бешеных денег, а государство обязалось выкупать все произведенные ими киловатты. А если из диспетчерских соображений их останавливают - должны компенсировать убытки.

К слову, как сообщил мне главный диспетчер, на днях одна из солнечных электростанций отказалась выполнять диспетчерские указания остановить производство. Представьте себе, какая безответственность! Сейчас этим случаем займется НКРЭ. Если каждый так будет поступать, произойдет развал энергосистемы, начнется хаос. Бедные диспетчеры уже седые все, они фактически вручную управляют системой, чтобы не допустить блэкаутов. К счастью, специалисты еще остались.

– Каким-то образом предотвратить это можно было?

– Минэнергетики должно было бы это предусмотреть и уже в 2017 году начать что-то делать, вносить изменения в законодательство. Мало обязать ВИЭ делать точные балансы, прогнозировать производство. Инструменты для этого есть – в «Укргидрометцентре» есть система для прогнозирования погоды, которая ложится в основу прогнозирования выработки солнечной и ветровой энергии. Кстати, у нас еще и страшный перекос в установленных мощностях ВИЭ – более 70% солнечных станций, хотя во всем мире преобладают ветровые, которые и ночью могут работать. «Укрэнерго», ответственное за развитие Объединенной энергосистемы, сетей, еще по старому закону ежегодно готовило план развития объединенной энергосистемы на 10 лет. И ни разу этот план не был принят официально. В прошлом году и позапрошлом уже по новому закону разработали отчет соответствия энергосистемы и генерирующих мощностей, где четко указали: предел для “зеленых” уже достигнут. И, слава Богу, в этом году документ утвердили. Но до сих пор страна жила без него, а в отчете нынешняя ситуация прогнозировалась.

ВСЕ ДЕЛО В ТОПЛИВЕ И «ЭНЕРГОМОСТУ»

– Что же теперь будет с энергосистемой?

– Теперь атомщики будут меньше производить электроэнергии, уменьшится их доля в общем балансе. А значит, вырастет доля тепловых электростанций, тариф для которых составляет 1,5 грн за киловатт в среднем, и доля ВИЭ, которым платят по 5 грн за киловатт. Если сравнить май 2019 года с маем 2020 году, доля производства на ВИЭ за год выросла вдвое. На май, по прогнозу, на них придется 1 млрд 90 кВт-час. Напомню, что некоторые из установленных в Украине солнечных электростанций вообще работают по тарифу 13 грн. То есть - цена вырастет однозначно и основная финансовая нагрузка опять упадет на промышленность, ведь перекрестное субсидирование до начала работы нового рынка не ликвидировали из популистских мотивов. Тарифы для населения не поднимали с 2017 года, а все, что тогда нарастили в 5 этапов, сожрал “Роттердам+”. Цена электроэнергии для населения на сегодня составляет в среднем 1,07 грн за киловатт, потому что доля потребителей, которым в месяц необходимо меньше 100 кВт, довольно большая. Соответственно, промышленность должна платить больше 2 грн за киловатт и это ненормально, потому что во всем мире платит меньше тот, кто покупает оптом, а население – дороже.

– То есть, электричество может подорожать?

– Стоимость киловатта вырастет однозначно, а еще же катастрофически растут долги... Последней каплей стало уменьшение потребления в связи со снижением промышленного производства в 4-м квартале прошлого года и в 1-м – текущего, а в придачу - у нас продолжается карантин.

Нарекания в сторону Ольги Буславец за решение отключить блоки - несправедливы. До кризиса довели действия многих государственных институтов

Были времена – в мае 2017-го, во время блокады угля из ОРДЛО, - АЭС производили 68% украинской электроэнергии, работали на полную мощность. Гидроэлектростанции тоже, потому что в том году произошел хороший паводок. И пока они подстраховывали, ТЭС налаживали поставки угля, перестраивались на работу с антрацитового на газовый уголь. Сейчас другого выхода, чем сократить мощности АЭС, нет. И все нарекания в сторону Ольги Буславец (и.о. министра энергетики и экологии - ред.) за решение отключить блоки - несправедливы. До кризиса довели действия многих государственных институтов, в том числе депутатов, которые теперь внезапно стали ярыми защитниками ядерной энергетики.

– Вы упомянули о задолженности...

Проблему с неплатежами нужно было решить еще до внедрения новой модели энергорынка. На 1 июля 2019 года у НАЭК “Энергоатом” было долгов от госпредприятия «Энергорынок» на 12 млрд грн, в 2020 год за три месяца - долг 5 млрд грн от ГП “Гарантированный покупатель” (Государственное предприятие "Гарантированный покупатель" создано в апреле 2019 года согласно Закону Украины “О рынке электрической энергии”. Среди направлений работы ГП - обеспечение работы зеленой генерации, когда электроэнергия выкупается по “зеленому” тарифу и продается на рынке «на сутки вперед» - Ред.). Не платят государственные шахты, водоканалы, различные льготники. НАЭК финансовый план, утвержденный в прошлом году, не выполнит. Кстати, была норма, что 90 процентами прибыли госкомпаний распоряжается правительство (изменена на прошлой неделе КМУ до 30%), то есть - на развитие денег не остается. И даже в этой ситуации в его собственности находится Ташлыкская гидроаккумулирующая электростанция, на которой нужно достроить агрегаты. Они “позарез” нужны стране для маневрирования, и откуда взять деньги? Они еще на достройку Днестровской ГАЭС (в сфере управления ЧАО “Укргидроэнерго”) необходимы, хотя и этих двух станций будет недостаточно для регулирования производства электроэнергии.

Сказывается отсутствие государственной политики в этой сфере, планирование, предвидение. Много лет энергетика работает по принципу «как-то оно будет».

– Как сейчас дела у “Гарантированного покупателя”? В начале года он уже задолжал немало.

– 5 млрд грн – “Энергоатому”, 3,7 млрд – “зеленым”, около 250 млн – «Укрэнерго».

– То есть, можно спрогнозировать в ближайшие месяцы или рост задолженности, или повышение тарифов?

– Повышение тарифов - однозначно нет. Но поскольку промышленность будет платить больше, вырастет цена на товары, которые она производит, и то минимум на 50%. Дешевую электроэнергию АЭС (56,7 копеек за кВт/ч) будут частично замещать электроэнергией ТЭС по 1,8 грн и ВИЭ по 5 грн кВт/ч, а заплатит за это конечный потребитель, то есть мы с вами.

Повышение тарифов - однозначно нет. Но поскольку промышленность будет платить больше, вырастет цена на товары, которые она производит

Кроме того, дефицит оборотных средств остановит выполнение «Энергоатомом» программ по повышению ядерной безопасности, надежности и эффективности энергоблоков АЭС. Работа энергоблоков на ограниченных (пониженных) мощностях вообще негативно влияет на их техническое состояние и приводит к ряду опасных последствий: эрозионного износа трубопроводов, арматуры и лопастей турбины, повышенной влажности и тому подобное.

– Что же делать, какие видите наиболее реальные сценарии выхода из ситуации? Знаю, вы поклонница идеи установки малых модульных атомных реакторов, но это, видимо, неблизкая перспектива?

Нужно достать деньги под государственные гарантии, чтобы НАЭК достроил Ташлыкскую ГАЭС

– Конечно, эти реакторы - на будущее для развития энергосистемы. А сейчас срочно нужно прекратить выдачу технических условий на строительство новых “зеленых” станций. Их количество уже превышает возможности нашей энергосистемы. Далее - привлекать инвесторов для строительства газотурбинных электростанций для горячего резерва, которые будут работать на газу и получать на рынке дополнительных услуг плату за мощность. Это наиболее реальный проект. И достать деньги под какой-нибудь государственный кредит, государственные гарантии, чтобы НАЭК достроил Ташлыкскую ГАЭС. Оборудование все украинское, «Турбоатома», наше национальное достояние производит турбины, даже импортировать ничего не придется. А потом - совершенствовать законодательство, чтобы “зеленые” оплачивали небалансы.

К сожалению, зарубили проект «Энергомост Украина-ЕС», благодаря которому сейчас бы избыток электроэнергии экспортировали. Зарубили в то время, когда Польша принципиально отказывается покупать белорусские киловатты, но в то же время признает, что с 2024 года будет испытывать дефицит установленных мощностей. И Литва отказалась от белорусской электроэнергии, только мы согласились на это соглашение. «Энергомост Украина-ЕС» сейчас бы тоже спасал атомную генерацию. Поляки как раз закрывают старые угольные станции, а на угле там производилось 80% электроэнергии. Они бы покупали и даже транзитом в другие страны доставляли украинское электричество. Но в свое время некоторым руководителям госкомпаний и экс-министрам и председателю Комитета ВР по вопросам ТЭК Андрею Герусу не хватило государственного мышления.

– А на какие страны вы бы советовали ориентироваться? Где придерживаются идеального баланса ВИЭ, атомной и других видов энергетики?

– Да хоть бы пример Франции, где 70% приходится на атомную энергетику и где государственная компания обладает не только всеми АЭС, а еще и строит “зеленые” мощности, гидроэлектростанции. Но отличие французских атомных станций – они могут маневрировать в течение суток. Суточная маневренность зависит от конструкций топлива. А топливо, которое мы покупаем у РФ, не позволяет маневрировать. Пример Словакии, где 50% электроэнергии вырабатывается на атомных станциях, гармонично комбинируется с ГЭС (с водой проблем нет) и ВИЭ.

– То есть, дело даже не в устаревших блоках АЭС, оборудовании, а в топливе?

– Именно так. Насколько знаю, топливо компании Westinghouse Electric Company (работает на украинском рынке с 1992 года, единственный альтернативный РФ поставщик ядерного топлива для наших АЭС - Ред.) в принципе теоретически подошло бы для этого. И оно лучше российского с точки зрения гибкости, не деформируется, как российское. Конструкция лучше. Необходимо, чтобы топливо проектировалось заранее так, чтобы эти колебания нагрузок выдерживало. Это непростая инженерная задача, но Франция справилась. А наши советские реакторы работают по-старому.

– Как вы оцениваете назначение и первые шаги на посту нынешнего главы Министерства энергетики и защиты окружающей среды Украины?

– Хочу поддержать и.о. министра экоэнерго Ольгу Буславец, которая будет принимать решения не популярные, но важные для функционирования Объединенной энергосистемы Украины. Она - специалист, и я считаю, что сможет решить вопрос несбалансированности ОЭСУ, привлекая настоящих специалистов и экспертов.

Татьяна Негода

Фото Даниила Шамкина и Максима Ляшенко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-