Андрей Ставицкий, экономист-кибернетик
Украинцам не стоит надеяться на еще более дешевый бензин
15.05.2020 17:50

Доктор экономических наук, доцент кафедры экономической кибернетики экономического факультета Киевского национального университета им. Т. Г. Шевченко Андрей Ставицкий около года назад защитил диссертацию на тему: «Моделирование экономической безопасности государства в условиях современных глобализационных вызовов». Прошло совсем немного времени и появилась необходимость говорить уже об угрозе самой глобализации и экономической безопасности всего мира, ведь уменьшение спроса на товары и услуги вследствие строгого всемирного карантина привело к кризисам сразу в нескольких важных сферах.

Укринформ расспросил Ставицкого о том, что же будет дальше с нефтяными войнами, «зелеными» электростанциями и мировой торговлей?

О НЕФТИ ПОЧТИ ДОГОВОРИЛИСЬ, ПО $30 ДОЛГО НЕ БУДЕТ

- Андрей, помните апрельскую ситуацию, когда нефтью торговали по отрицательной цене? Президент США заявил, что это явление краткосрочное. Как вы оцениваете его?

- Ситуация действительно временная, связана с тем, что быстро закрыть скважины невозможно, а чтобы не было взрыва, нужно нефть куда-то откачивать. Консервировать скважину – это несколько дней работы и в целом операция дорогая. Поэтому некоторые компании – подчеркиваю, некоторые в некоторых регионах – продавали нефть по отрицательной цене, потому что это было выгоднее, чем получить взрыв на скважине или законсервировать ее без соответствующей технологии.

А на рынке нефти еще в марте начался кризис, связанный с существенным сокращением спроса вследствие коронавируса и некоторых других, менее важных, экономических обстоятельств. Большинство стран начали вводить карантин, запретили авиационные и другие пассажирские перевозки. Сокращение передвижения в Перу, например, составляло до 80% – люди почти перестали ездить, в среднем по миру – 30-40%. В Киеве сокращение произошло на 20-30%. Но транспортная сфера занимает около 51-52% всей нефти и, соответственно, очень просел спрос на нефть. Поскольку каждая страна хотела продавать ее, а покупателей стало меньше, необходимо было заключить определенные соглашения. В марте это картельное соглашение между РФ, Саудовской Аравией и странами ОПЕК провалилось, начался кризис, цены стали обваливаться. В апреле удалось достичь определенной договоренности между СА и РФ, пока она не полностью выполняется, но определенное регулирование есть.

Можно ожидать, что в ближайшие месяцы будет постепенный, не взрывной рост цены на нефть

В результате соглашения произошло сокращение добычи, а из-за низких цен – существенное закрытие скважин сланцевой добычи нефти в США. По сравнению с началом марта на сегодня закрыты практически треть этих скважин. Добыча значительно уменьшилась во всем мире, но нынешние цены уже достаточно стабильны – 25-35 долларов за баррель марки Brent.

Можно ожидать, что в ближайшие месяцы будет постепенный, не взрывной рост цены на нефть. Чем больше стран будут выходить из карантина – тем заметнее будет расти спрос на нефть. Но драматического роста не произойдет, цены до уровня по состоянию на начало года в ближайшие месяцы не дойдут однозначно.

- Почему договоренность между странами-добытчиками нефти не до конца выполняется? Еще есть предмет торга?

- Все страны охраняют свои интересы. Интересы США в том, чтобы обеспечить себя нефтью, а ценам – стабильность. Интересы Саудовской Аравии – добывать как можно больше нефти и продавать, потому что себестоимость там довольно низкая, а страна из-за геополитических мотивов вмешалась в войну в Йемене и ей нужны деньги. России, конечно, тоже нужно продавать нефть, и, если будет сокращение добычи нефти, главная ее задача – добиться, чтобы это произошло не за счет ее мощностей.

Картельные условия нарушаются, потому что каждый надеется, что другой сократит добычу больше

Из-за этих конфликтов интересов договориться не удавалось. В апреле СА стала настолько активно демпинговать, что начала продавать нефть с поставками в будущем даже немного в ущерб себе. Но когда добытчики все-таки договорились, сланцевая добыча в США настолько сильно упала (я бы сказал – на треть), что страны смогли найти баланс, чтобы обеспечить цену на уровне 30 долларов. И опять же, цена не всех устраивает. РФ не устраивает, потому что у них в бюджете заложено 42-45 долларов за баррель и бюджет не будет выполнен, хоть это и не очень критично для россиян. СА тоже не в восторге, но из-за низкой себестоимости они еще и в плюсе остаются.

А США из-за цены 30 долларов придется закрывать сланцевую индустрию, а это – множество безработных и невозможность обеспечивать себя нефтью. Благодаря сланцевой нефти Америка в последние годы стала чистым экспортером, а если сейчас закрываются месторождения, то она не сможет поддерживать этот баланс.

И картельные условия нарушаются, потому что каждый надеется, что другой сократит добычу больше. Уже договорились, что все страны меняют его квотно, но этого не хватило и каждая страна пытается заставить другую снизить добычу дополнительно. Американцы, например, начали торговаться с СА, угрожая забрать ЗРК Patriot. И это привело к тому, что на днях СА согласилась уменьшить добычу еще на миллион баррелей в день. Некоторые страны не соблюдают квоты из-за сложной социальной обстановки (Нигерия, Ирак и т.д.). То есть, эти соглашения фактически рекомендательные и переговоры будут продолжаться.

- В ближайшие месяцы рынок будет пытаться найти равновесие и мы будем наблюдать качели плюс-минус несколько долларов за баррель?

- Качели будут, потому что существует очень важный фактор неопределенности – вопрос отмены карантина в разных странах. А нефть на 51% – это, напомним, потребление в транспортной сфере. Пассажирские перевозки, которые больше всего пострадали, – около четверти всего рынка нефти. Неизвестно, когда люди начнут активно передвигаться снова, – отсюда и поиски рынком нового баланса и колебания цены туда-сюда примерно на 5%. Это нормальная практика, и в рамках этих колебаний страны будут пытаться согласовать дополнительные квоты снижения или роста добычи в зависимости от пандемической ситуации в мире в будущем.

- Украинцев в связи с этим интересует два вопроса. Почему у нас не дешевеет топливо так стремительно и существенно, как баррели нефти, и долго ли продлится период хотя бы такого удешевления?

Чтобы цена на бензин упала примерно вдвое, необходимо, чтобы низкие цены на нефть держались хотя бы 2-3 месяца

- Что касается бензина, то его цена в Украине упала примерно на четверть. Это связано с тем, что у нас достаточно высокие налоги и контрактная нефть заходит на рынок не мгновенно, а с определенным лагом, поэтому компании, видя, что сейчас нефть дешевая, а дальше может подорожать, просто закладывают этот риск в цену. Чтобы цена на бензин упала примерно вдвое от тех 28-30 грн за литр, что были раньше, необходимо, чтобы низкие цены на нефть держались хотя бы 2-3 месяца. А поскольку сейчас ожидается восстановление рынка и Brent перепрыгнет рубеж в 30 долларов, украинцам не стоит надеяться на еще более дешевый бензин. На цену будет очень влиять увеличение спроса из-за ослабления карантина и возобновления перевозок.

- Ближе к лету на фоне ослабления карантина она, видимо, будет расти?

- По моему мнению, по всему миру сейчас будет понемногу дорожать. А в Украине цена на бензин будет расти пропорционально мировым ценам.

- Может ли эта глобальная ситуация как-то повлиять на решение Европейского Союза до 2030 года уменьшить выбросы углерода на 40%, радикально отказываясь от потребления нефтепродуктов?

- Должна повлиять, но не радикально. Изменение выбросов углерода связано с переходом на альтернативные источники энергии. Они были всегда дороже обычных. Пока эта разница составляла около 50-80% стоимости традиционной электроэнергии, это было еще допустимо, но когда «зеленая» стала дороже в разы, как вот сейчас, когда в Европе цены на электроэнергию упали, процесс затормозится. Поскольку директива в ЕС принята – ее будут выполнять, просто медленнее. Все понимают, что жить на полезных ископаемых долго не получится как по экономическим, так и социальным причинам.

- Что думаете о «зелено-угольном парадоксе», сложившемся в Украине? Недавно несколько блоков АЭС было решено отключить, параллельно запустилась еще одна мощная солнечная станция в Киевской области. Где-то в мире уже было такое, что государство не имело возможности оплачивать альтернативную энергетику и входило в коллапс? Как из этого выходили?

- Да, это было почти во всех странах Европы, это было в Чили. Когда государство было заинтересовано в развитии альтернативных источников электроэнергии, оно предлагало так называемый “зеленый” тариф, который был значительно выше рыночного: чтобы бизнесу было выгодно вкладывать деньги в возобновляемые источники энергии, нужна хорошая цена киловатта. Так это работало во всех развитых странах мира. Но когда альтернативные источники начинали выдавать сопоставимую с общей генерацией долю (обычно это 7-8%), государство меняло условия и начинало говорить о рыночном ценообразовании на рынке энергоносителей. Это приводило к тому, что менялись владельцы «зеленых» электростанций, менялись правила предоставления услуг. Все помнят, что в Чили некоторое время цена на электроэнергию была вообще нулевой. Более того, сейчас в Европе в некоторые часы она и теперь отрицательная, потому что цену предлагает рынок, и если в определенные непиковые часы электроэнергии многовато – ты, производитель, доплачиваешь за то, что ее поставляешь. Конечно, это бывает редко, но случается.

В Украине действительно начали генерировать относительно много альтернативной электроэнергии по сравнению с общим объемом. Единственный выход – переходить на рыночное ценообразование, как и другие страны, и проблема решится сама собой.

- Если сегодня зеленый тариф составляет 5 грн за киловатт, то на сколько бы он должен был уменьшиться для нормального баланса?

- Наверное, он должен был бы уменьшиться, но сейчас это вопрос не экономический, а политический – насколько государство готово отказаться от своих обещаний инвесторам. Они заходили на рынок под определенные обещания, рассчитывали на прибыль. Мы же не знаем, какие именно условия прописаны для каждого конкретного инвестора. Кому-то будет выгодно продавать электроэнергию и по 2 грн, и по 2,5, кому-то подойдет тариф 3 грн. Необходимо, чтобы профильное министерство пришло к выводу, какой должна быть “цена отсечения”, чтобы по крайней мере 80% альтернативной энергетики сохранить, но при этом перейти на рыночное ценообразование.

- На днях появилась новость, что в этом году цены для потребителя таки не изменятся. Государство уже задолжало электростанциям за предыдущие поставки электроэнергии. Кто же за все заплатит?

- Пока все это покрывается за счет прибыли АЭС, потому что себестоимость киловатта у них очень низкая по сравнению с рыночным тарифом. Но чем больше будут развиваться возобновляемые источники энергии, тем большим будет давление на систему и стимул к переходу на рыночное ценообразование. Другого пути нет.

- Вернемся к текущему глобальному. Какими, по-вашему, могут быть геополитические, геоэкономические последствия длительного всемирного карантина?

Существенно изменится роль логистики в мире

- Здесь возможны несколько вариантов. Первый: если страны будут жить в ожидании других пандемий, это будет ударом по всем глобализационным процессам. Вероятно, будет уменьшаться роль Китая в мире – мы уже видели, как во время пандемии закрывались заводы, нарушались цепи поставок и это приводило к очень существенным проблемам в обеспечении товарами. Возможно, это приведет к тому, что часть стран будут производить определенные товары у себя и КНР ждет определенное ослабление позиций.

Страны станут более компактными в определенном смысле, уменьшатся масштабы торговли

Существенно изменится роль логистики в мире. До пандемии значительная часть перевозок происходила пассажирскими самолетами, без них перевозки фактически замерли. Логистику начнут переосмысливать: как реализовать, как гарантировать постоянство связей, как гарантировать, что все заказы будут выполнены.

Второй вариант произойдет, если пандемия будет иметь вторую волну, что весьма вероятно. В таком случае страны, которые рассчитывали на туризм, будут терять свое значение, не получив соответствующих прибылей. Удар испытают и Турция с Египтом, и Италия.

В любом случае – это будет уже не старая экономика 2019 года, а значительно измененная и реструктуризированная

Есть риск, что они попытаются переориентировать экономику так, чтобы не сильно зависеть от определенных секторов, будут нарушены принципы глобализации. Страны станут более компактными в определенном смысле, уменьшатся масштабы торговли. Люди будут реже пересекать границы и, возможно, максимально переведут какие-то сферы жизни в онлайн.

Шутки шутками, но если раньше можно было провести на заседании три часа и ничего из него не вынести, то сейчас в Zoom оно занимает всего 40 минут и далее обрезается, поэтому такие вещи проходят гораздо эффективнее.

Существует и третий вариант – если пандемия закончится довольно быстро и начнется восстановление экономики. Но в любом случае, это будет уже не старая экономика 2019 года, а значительно измененная и реструктуризированная.

Татьяна Негода. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-