Василий Задворный, гендиректор ГП "Прозорро"
От авральной модели прямых закупок пора отказываться
30.09.2020 20:05
Прошло почти полгода с момента крупного обновления Prozorro - в апреле была принята новая редакция Закона "О публичных закупках". С тех пор в системе произошло много долгожданных изменений, которые помогли сделать госзакупки более эффективными и открытыми для бизнеса. Сегодня это мощный конкурентный рынок, в котором принимают участие сотни тысяч участников. Благодаря аукционам на Prozorro ежегодно экономится для бюджета около $1 млрд. И хотя поединок с коррупцией в этой сфере еще не завершен, ответственности и справедливости в закупках стало существенно больше. Впрочем, остаются и проблемы. Об этом и другом в интервью с генеральным директором ГП “Прозорро” Василием Задворным.

- 19 апреля заработала новая редакция Закона "О публичных закупках". Для чего были нужны эти изменения?

– Новая редакция Закона - это масштабное обновление системы Prozorro. Оно было необходимо для развития системы, для построения эффективных закупок в Украине.

Я объясню почему. Запуск Prozorro в 2016 году существенно изменил сферу публичных закупок. По сути, это открыло для бизнеса рынок с прозрачными правилами игры. Ведь вся информация о закупках стала открытой для всех, и бизнес увидел, что может участвовать в честных аукционах. Но еще один важный эффект - это открытые данные и возможность их анализировать. И на основе этого анализа принимать решение о том, как развивать систему Prozorro.

Именно поэтому эксперты начали работать над новой редакцией Закона еще несколько лет назад, в 2017 году. Потому что сразу увидели, что есть те или иные нормы, которые те или иные участники и заказчики использовали для, скажем, не очень хороших целей. Департамент закупок Минэкономики наработал изменения, благодаря которым это можно исправить. И наконец они заработали.

- Так сможет ли новый закон побороть эти злоупотребления, например, тендерных «троллей» и повысить доверие поставщиков к рынку государственных закупок?

- Мы видим по аналитике, что это уже удается. Первая и самая важная перемена - снижение порога закупок с 200 тыс. до 50 тыс. грн. Это сумма, после которой наступает обязанность проводить закупки с открытым аукционом. По нашим подсчетам, благодаря снижению этого порога государству удалось сэкономить уже более 900 млн грн.

Благодаря снижению  порога закупок государству удалось сэкономить уже более 900 млн грн.

Раньше на этих закупках было немало злоупотреблений. Вспомните историю о тернопольских дорогах, которые для ремонта «нарезали» участками по 30-40 метров, чтобы соответствующие тендеры не попадали в «зону» открытых закупок. Сейчас таких «фокусов» уже нет.

Другое правило из обновленного Закона касается обжалования торгов в Антимонопольном комитете. Это как раз о борьбе с так называемыми "тендерными троллями". Напомню, раньше за обжалование условий или результатов тендера компании-участники торгов платили фиксированную плату - 5 или 15 тысяч гривень. Сумма закупки при этом не имела значения: хоть 1 млн грн, хотя 100 млн. Этим часто злоупотребляли нечестные компании: подавали жалобы в АМКУ, чтобы затянуть многомиллионный тендер и повлиять на его результат. Ведь на кону были большие суммы, а стоило обжалования в таких случаях недорого.

Сейчас плата за жалобу зависит от стоимости контракта. Причем сумма возвращается заявителю в случае, если окажется, что его права на тендере действительно были нарушены. Это позволяет избежать злоупотреблений. Если вы правы, то получите деньги обратно. А если просто пытаетесь жалобами задержать процессы покупки (особенно в случае больших сумм), то будете, соответственно, платить больше. Иными словами, теряется экономический смысл "тендерного троллинга".

И еще одно важное изменение в Закон - это возможность исправления ошибок в тендерном предложении. У нас очень много предпринимателей привыкли работать на рынке коммерческих закупок, где правила коммуникации между партнерами относительно простые, в частности в вопросах исправления тендерной документации. Государство же не может себе позволить «вольностей», поскольку не формализованные процедуры слабо контролируемы. А там, где нет контроля, появляются злоупотребления.

Поэтому новой версией Закона введена норма, которая позволяет участникам исправлять несущественные ошибки в своих документах в течение 24 часов. Так удалось спасти уже свыше 3 тысяч тендеров - если бы не право для участников исправлять ошибки, государственные заказчики были бы вынуждены их отклонить.

В общем, все эти изменения значительно облегчают и совершенствуют процесс государственных закупок. Они ликвидируют основные схемы злоупотреблений, которые уже успели выстроить ловкие дельцы.

Изменения ликвидируют основные схемы злоупотреблений, которые уже успели выстроить ловкие дельцы

- Прокомментируйте законопроект №3739 с требованием о локализации производства машиностроения при закупках. Как эти закупки происходят в Prozorro сейчас и чем этот законопроект угрожает нашей экономике?

– Для меня в этом законопроекте остается непонятным, какую проблему мы решаем. Если проанализировать результаты тендеров в украинских закупках, то даже в самых резонансных объектах «машиностроительных» закупок, большинство составляют товары украинского производства. Например, 80% троллейбусов, которые покупали через Prozorro - именно украинские.

Покупка же аналогичных товаров зарубежного производства, это обычно единичные истории. Когда речь идет о специфических технических характеристиках и специфической технике, которую в Украине вообще не производят. Или когда заказчики пытаются экономить, покупая технику, бывшую в употреблении. Например, если новый трамвай украинского производства можно приобрести за 50 млн грн, то чешский б/у стоит в 10 раз дешевле. И для мэра небольшого города - это вполне весомый аргумент. Но таких случаев немного. Поэтому, когда выставляется требование локализации, оно не оправдана с экономической точки зрения. Конечно, поддерживать и развивать национального производителя нужно, но не таким неконкурентным путем.

Требование локализации не оправдано с экономической точки зрения. Поддерживать и развивать национального производителя нужно, но не таким неконкурентным путем

В то же время система закупок технически готова к внедрению любых требований по локализации. И хочется реализовывать вещи, которые поддерживают государственное производство, а не чей-то пиар.

Сейчас мы активно работаем с департаментом сферы закупок Минэкономики над внедрением закупок по жизненному циклу. Это позволит сравнивать объекты закупок не только по цене, но и по суммарной стоимости дальнейшего обслуживания и эксплуатации. И это позволит максимально эффективно проводить закупки, в том числе техники машиностроения, без искусственного сужения конкуренции и нарушения международных обязательств Украины. То есть если украинская техника будет стоить чуть дороже, но ее обслуживание будет обходиться намного дешевле, то государственный заказчик сможет приобрести именно ее.

Хочу подчеркнуть, что основная задача госзакупок - получение максимального эффекта для граждан при наименьших затратах бюджета. Любые другие функции не присущи.

- А как вы оцените ситуацию с закупками для борьбы с COVID-19?

- Здесь важно вспомнить, что Украина достаточно оперативно смогла перестроить систему закупок на борьбу с эпидемией COVID-19. В период локдауна буквально за считанные дни было изменено законодательство и модифицированы правила, которые позволили оперативно разрешить ситуацию медицинского снабжения в условиях всеобщего хаоса. В госзакупках того времени, и не только в Украине, творился настоящий «дикий Запад». Никто не знал, сколько больных, что, кому и в каком количестве понадобится, и где искать поставщиков. В то время были непонятны ни спрос, ни предложение. Например, цены на маски выросли тогда просто невероятно - в 10-15 раз. В таких условиях решение об упрощении закупок с обязательным опубликованием контрактов в системе Prozorro было наиболее разумным и действенным механизмом с точки зрения государственного контроля. Уже сейчас мы понимаем, что за время пандемии в Украине через Prozorro было закуплено медицинских товаров специального назначения на 6,5 млрд грн. В Испании, например, таких открытых данных пока нет.

На мировом уровне отмечают, что именно с закупочными вызовами Украина справилась очень хорошо. Например, интерактивная карта медицинского обеспечения YouControl позволила в режиме реального времени определить, каким больницам чего конкретно не хватает. ГП "Медзакупки" начало оперативно пополнять электронные каталоги Prozorro Market средствами индивидуальной защиты. И количество поставщиков товаров против COVID-19 за короткое время выросло на 600%. Многие производители, понимая объемы спроса, смогли оперативно переориентировать свои производства. В результате образовался огромный рынок. И это все произошло в течение нескольких недель.

Постфактум, но мы понимаем, сколько и чего мы закупили в борьбе с пандемией. Общественность по крайней мере могла видеть и контролировать этот процесс. Нам пришлось в определенных случаях «отбивать» странные закупки. Помните, КГГА пыталась купить видеокамеры с измерением температуры тела людей на 65 млн грн? Зачем они были нужны - непонятно. Общественность вовремя подняла вопрос, и эту закупку в результате удалось отменить, сэкономив городскому бюджету десятки миллионов гривень.

- В то же время вы считаете, что упрощенные методы закупок для борьбы с COVID-19 уже исчерпали себя, и выступаете за то, чтобы вернуть антикоронавирусные закупки в систему Prozorro. Аргументируйте свою позицию.

Сейчас Минздрав утверждает, что больницы первого звена уже обеспечены на 3 месяца. И поэтому, с нашей точки зрения, от прямых закупок, как от авральной модели, нужно уже отказываться.

Например, ГП «Медицинские закупки Украины», для получения наилучшей цены на средства защиты проводит предварительные аукционы на Prozorro. И потом подписывает с победителем прямой контракт уже в соответствии с коронавирусной процедурой. Вследствие такого аукциона им удалось закупить медицинские маски дешевле, чем 2 гривни за штуку. Потому что во время прямых переговоров бизнес никогда не снизит цену так, как во время соревнования на аукционах, особенно если это крупный заказ. И такой подход экономит деньги.

Ситуация с ковидом не улучшается, но ситуация с возможностью проводить соответствующие закупки уже стабилизирована

И именно поэтому в закупках медицинского оборудования и средств защиты стоит возвращаться к свободной конкуренции. Ситуация с ковидом не улучшается, но ситуация с возможностью проводить соответствующие закупки уже стабилизирована. Но конечно же, нужно предусмотреть возможность для регионов возвращаться к прямым закупкам в случае обострения эпидемиологической ситуации. Например, если город или область попадают в "красную зону".

- В одном из интервью Вы говорили, что прозрачность закупок - лишь одна из составляющих эффективности. Без надлежащего контроля за закупками и свободной конкуренции среди поставщиков это поле будет оставаться благодатным для «дельцов». У вас есть видение таких механизмов контроля и конкуренции?

- В первую очередь, это работа Антимонопольного комитета. От того, насколько качественно и справедливо он решает споры между поставщиками и заказчиками, зависит уровень доверия к системе закупок в целом. А также работа Государственной аудиторской службы, ведущей мониторинг закупок. Развитие такого мониторинга сегодня вопрос №1 для нас. Поскольку сейчас, по подсчетам экспертов Transparency International, мониторится менее 2% процентов от общего количества закупок.

– Почему так мало? Это проблема ресурсов или саботаж?

– Мы со своей стороны стараемся максимально автоматизировать процесс сбора необходимой информации, разрабатываем риск-индикаторы, но в этой проблеме много составляющих. В какой-то степени влияет слабое нормативное регулирование, а также ограниченность ресурсов Государственной аудиторской службы. Нам важно, чтобы мониторинг велся и чтобы за нарушение была ответственность. С этим тоже есть проблема. Сейчас аудиторы не могут получать персональные данные заказчиков и, соответственно, не имеют возможности наложить штраф. За 2019 год удалось наложить только 43 штрафа за нарушения в закупках при 400 тысячах надпороговых процедурах в системе.

Безответственность за нарушение формирует искаженное восприятие рынка публичных закупок и снижает заинтересованность бизнеса

Хотелось бы верить, что у нас происходит так мало нарушений, но я сомневаюсь. И так «расцветает» безответственность, которая формирует искаженное восприятие рынка публичных закупок и снижает заинтересованность бизнеса. Люди хотят понятных правил игры и справедливости, в смысле неотвратимости наказаний за нарушения. Это исключительная компетенция государственных регуляторных органов, поэтому мы ждем активной работы государства в этом направлении.

- Недавно Минэкономики приняло методологию дорожных закупок - рекомендации для проведения тендеров на строительство и ремонт дорог. А что сейчас вообще происходит в «дорожных» закупках?

- Этой методологией государство пытается предотвратить сужение и картелизацию этого сложного рынка. И поэтому дает службам автомобильных дорог рекомендации, которые позволят им прописать максимально четкие требования к исполнителям работ и обеспечить большую конкуренцию участников.

- Украинцы очень много возмущались тем, что значительную часть ковид-фонда «перенаправили» на дорожное строительство. И таким образом, мол, вывели значительные средства на другие цели по схеме прямых закупок.

- На самом деле это не так. Прямые ковид-закупки - это процедура исключительно для товаров медицинского назначения, перечень которых определен Кабмином. Причем их можно проводить как из ковид-фонда, так и из других источников, например, из местных бюджетов. Закупки же в дорожном строительстве происходят так же, как и раньше - исключительно через открытые аукционы в системе Prozorro. Финансирование же на ремонт и строительство дорог действительно существенно увеличено. И здесь важно не допустить ограничения конкуренции. Любой рынок живет до тех пор, пока на нем присутствует свободная конкуренция. Дороги сегодня активно строятся, то есть результат виден. Хочется, чтобы он был максимально эффективным.

- Какие возможности открывает использование электронного каталога Prozorro Market в закупках? Какие механизмы предотвращения злоупотреблений в нем заложены?

- Как раз недавно Кабинет министров принял постановление о работе электронных каталогов. И уже скоро, после технической реализации всех норм, Prozorro Market заработает на полную мощность, ведь сейчас в нем можно покупать товары только до 50 тыс. грн. Постановление расширяет этот диапазон до 200 тысяч гривен, для заказчиков-монополистов - до миллиона.

Идея Prozorro Market очень проста - формировать каталоги товаров повседневного спроса. Принцип похож на полки в интернет-магазине. Поставщики "выставляют" свои товары - в первую очередь те, которые массово и регулярно покупаются небольшими суммами и партиями (топливо, мебель, продукты питания, канцелярия и т.п.). А заказчик приходит и просто выбирает, что ему нужно. При этом до 50 тыс. грн закупки происходят один в один как в маркетплейсах: ты сам выбираешь поставщика, у которого приобретешь необходимый товар.

Закупки же от 50 тыс. грн будут происходить через запрос ценовых предложений. Заказчик указывает необходимый товар, его количество и желаемое время поставки, а поставщики через систему указывают свою цену. Самое дешевое предложение выигрывает автоматически, поэтому принцип конкуренции будет действовать и в Prozorro Market.

Prozorro Market упрощает жизнь заказчикам - не нужно проводить отдельно тендерную процедуру на каждую закупку

Но в обоих случаях это в разы, если не в десятки раз упрощает жизнь заказчикам - не нужно проводить отдельно тендерную процедуру на каждую закупку. Так же это существенно упрощает вход в государственных закупках и для поставщиков: им достаточно один раз пройти квалификацию от централизованной закупочной организации, а дальше просто получать заказы.

- А кто верифицирует товары и поставщиков в электронных каталогах?

- Сейчас такое право имеют ГУ "Профессиональные закупки" и ГП "Медицинские закупки Украины". Они несут ответственность за достоверность информации о товарах в каталоге и контролируют поведение поставщиков. В будущем таких организаций может быть и больше. Потому централизованные закупочные организации уже начинают создавать и на местном уровне, например, в Ивано-Франковске. Каждая из них сможет создавать собственный электронный каталог. Это лишь вопрос коммерческой выгоды и свободной конкуренции.

- В этом году Prozorro запустила постоянную программу поиска уязвимостей в системе. Каковы результаты работы ваших багхантеров?

- Информационная безопасность - это как здоровье, им нужно постоянно заниматься. Идея использования багхантера не нова, ею пользуется весь мир для решения вопросов информационной безопасности. И мы приглашаем так называемых этических хакеров нас сломать. И с недавних пор начали платить им за это небольшое денежное вознаграждение.

За несколько месяцев они нашли в системе Prozorro и авторизованных электронных площадках 61 уязвимость. Критических уязвимостей нашли очень мало. Но благодаря находкам этих багхантеров мы стали еще более устойчивыми.

И когда какие-то структуры на публику заявляют, что мы максимально защищены и проблем с кибербезопасностью у нас нет - это очевидно неправда. Потому что уязвимости есть в каждой, даже самой совершенной системе. Наша задача постоянно искать новые уязвимости и находить их раньше, чем это сделают злоумышленники.

- У вас были взломы?

- Прозорро ни разу не взламывали. На нас не было серьезных кибератак, но мы постоянно фиксируем попытки несанкционированного доступа и поиска в наших базах данных.

- Система электронных публичных закупок Prozorro недавно интегрировалась с Государственной казначейской службой Украины (еще раньше это было проведено с Налоговой). Что это дает?

– Эти проекты выполняют различные задачи. Например, для участия в тендере поставщик должен получить справку об отсутствии налоговой задолженности. С тех пор, как мы интегрировали свои базы данных, бизнесу не нужно отдельно обращаться в налоговую службу, чтобы получить эту справку. Она автоматически подтягивается в систему, когда подаются документы на тендер. Это очень экономит время.

Интеграция с Государственной казначейской службой скорее служит информированию поставщиков. Существует стереотип, что государство не очень дисциплинированный плательщик. Для того, чтобы поставщик ориентировался в ситуации оплаты за свои услуги или товары, мы даем ему возможность просмотреть историю казначейских выплат конкретного заказчика. И соответственно принять решение стоит ли участвовать в том или ином тендере этого заказчика.

Следующий шаг в развитии такой интеграции - возможность для заказчиков и предпринимателей напрямую подписывать контракт в системе и скреплять его цифровыми подписями. Это облегчит взаимодействие госструктур с казной.

- Как прокомментируете ограничения зарплат руководителям государственных предприятий? Это же Вас касается...

- Честно говоря, ограничения не очень мотивируют работать в такой большой и масштабной IT-компании как ООО "Прозорро". Я не могу сказать, что работаю здесь исключительно ради денег, в определенной степени это мой долг перед государством. Но мои финансовые "подушки" уже заканчиваются.

Я далек от того, чтобы обвинять государство в этом его решении, но и для людей, которые несут ответственность за его функционирование, должны быть понятны условия работы.

Оксана Полищук, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-