Роман Лещенко, глава Госгеокадастра
Сроков давности за грабеж нации, который капитализируется миллиардами долларов, нет
03.11.2020 20:46

По официальным данным, Госгеокадастр еще в начале года считался распорядителем более чем 10,4 млн га государственных земель сельскохозяйственного назначения. Но едва вновь назначенный глава органа начал инвентаризацию, оказалось: земли давно разобрали по клочку. 4 месяца аудита показали, что вместо прежних 10 млн у государства есть всего около 3 млн.

Более 2 млн га указом президента и распоряжением Кабмина передаются объединенным территориальным громадам. 750 тысяч га - ведомственные земли в руках Минобороны, Минобразования, Пенитенциарной службы, НААН, Фонда госимущества. И их тоже должно было быть по документам вдвое больше, в Госгеокадастре как раз выясняют, каким образом ведомственные земли вывели в частную собственность. Да что там ведомственные – минимум 5 млн гектаров государственных земель просто исчезли, отмечает руководитель Госгеокадастра Роман Лещенко, и инвентаризация еще не завершена.

Речь идет об очень большом масштабе злоупотреблений, говорит он. И чтобы вернуть государству утраченное, необходимо много лет, усилий честных правоохранителей и судей и стабильное политическое желание проводить земельную реформу, несмотря на сопротивление.

ЗЕМЛИ ЕСТЬ У МИНОБРАЗОВАНИЯ И МИНОБОРОНЫ, А ДЛЯ ВЕТЕРАНОВ УЧАСТКОВ НЕ ОСТАЛОСЬ

- Вы анонсировали передачу остатков государственных земель сельскохозяйственного назначения ОТГ после местных выборов. Сколько гектаров они получают и с какими полномочиями?

- Они станут полными распорядителями более чем 2 млн га. Смогут пользоваться сами и сдавать в аренду через прозрачный аукцион, но в законе № 552-Х (Закон О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно оборота земель сельскохозяйственного назначения – ред.) мы четко прописали, что земли государственной и коммунальной собственности не являются объектом купли-продажи. Второй вариант – пока действует законодательство относительно бесплатной приватизации в соответствии с Земельным кодексом, громады смогут передавать участки гражданам Украины, в том числе льготным категориям (участникам боевых действий). Каждая громада будет своего рода "Госгеокадастром" в части распоряжения землями, зарегистрированными как коммунальная собственность.

- А нет опасений, что председатели ОТГ передадут в паи все "нужным людям"?

- Есть такие опасения. Поэтому в парламенте сейчас продолжается дискуссия относительно реформирования института бесплатной приватизации, в том числе путем монетизации этой льготы (в первую очередь ветеранам АТО/ООС). Но основной элемент наполнения бюджета громад, которые находятся компактно в сельской местности – передача в аренду земельных участков через аукционы. Земельный налог на 100% идет в местный бюджет. Если же громады все раздадут, резерва для аккумулирования средств на развитие ОТГ не останется. Это очень тонкая материя, и решение о передаче участков будут принимать коллегиально депутатским корпусом ОТГ (сегодня эти решения – на чиновниках в области). Председатель будет лишь подписывать соответствующие решения по результатам сессии.

- То есть, выделение участков было приостановлено всего на два месяца лета по техническим причинам, и сейчас только Рада может отменить систему бесплатной приватизации? Она это сделает?

Во всем мире (в США тоже) – сейчас тенденция к выкупу частных земель государством

- Очень трудно делать прогнозы. Часто политическое доминирует над рациональным. Как по мне, счет на табло, бесплатная приватизация уже показала себя за 20 лет. Если концепция, национальная идеология у нас такова, чтобы всю государственную землю раздать в частные руки, то приватизацию необходимо продолжать, и то, что еще осталось в Госгеокадастре – 750 000 га – тоже раздать по 2 га (речь о приватизации земельных участков для ведения личного селянского хозяйства в пределах норм, предусмотренных статьей 121 Земельного кодекса Украины и проекта закона о приватизации государственных сельхозпредприятий (прошел первое чтение) - ред.).

Все раздать по 2 га, и землю в коммунальной собственности тоже – большого ума для этого не надо. Но во всем мире (в США тоже) – сейчас тенденция к выкупу частных земель, государства пытаются собрать земли и сдавать их в аренду через аукционы. Это нормальная цивилизованная мировая практика, которая необходима с точки зрения продовольственной безопасности, научной деятельности. Глобальные изменения климата, проблема народонаселения, обеспечения водными ресурсами говорят о том, что страна, у которой во владении земля, может обеспечить свою национальную безопасность, а если нет – оказывается вне глобальных процессов и не способна защитить интересы больших групп населения.

По моему убеждению, государство должно держать в резерве сельскохозяйственные земли и сдавать в аренду, иначе не сможет реализовать государственную политику во многих сферах. Да и осталось всего 750 тысяч, по сравнению с 10 млн га - это же ничто.

- В одном из предыдущих интервью вы говорили, что есть смысл распаивать резервные земли государственных предприятий и тоже передать громадам. Это возможно?

Когда получил доступ к земельному кадастру и увидел масштабы хищения, мне стало не по себе

- Я это говорил, имея в виду неэффективные ГП, искусственно доведенные до долгов. Те, которые «крышуют» бандиты, где вывозятся урожаи с полей без всякой уплаты налогов, не придерживаются механизмов севооборота и тому подобное. Я был уверен, что эти земли необходимо частично передать громадам, частично – распаивать среди трудовых коллективов и участников боевых действий. И в парламенте прошел первое чтение закон о приватизации сельскохозяйственных земель госпредприятий. Я думал, что это разумная инициатива, пока считал, что на балансе государства – более 10 млн га. А когда получил доступ к земельному кадастру и увидел масштабы хищения, мне стало не по себе. Если еще и те 750 тыс. га вывести в частную собственность, государство ни с чем останется.

Минобороны, бывшее Минагрополитики или Пенитенциарная служба не могут быть эффективными распорядителями земель

Резерв необходимо оставить хотя бы для инвестиционных проектов, научной деятельности. Не говорю, что науке нужно 300 тыс. га, но на случай непредвиденных обстоятельств – определенный массив необходимо иметь. И на эти 750 тыс. га государство может забрать функцию управления у ведомств.

Уже понятно, что Минобороны, бывшее Министерство аграрной политики или Пенитенциарная служба не могут быть эффективными распорядителями земель. Там постоянные уголовные производства, незаконная обработка, перестрелки, фиктивные договоры совместной деятельности, неуплата налогов…

Пусть земли остаются у государства и используются через прозрачные аукционы. А, например, территории ГП "Аскания-Нова", необходимые для научных исследований, остаются для этих целей. Поступления с этого ресурса можно аккумулировать в централизованных государственных фондах или на уровне местных бюджетов, это вопрос дискуссий в парламенте (процедуры электронных аукционов предусмотрены и расписаны в законопроекте №2195 о внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно продажи земельных участков государственной и коммунальной собственности или прав на них (аренды, суперфиция, эмфитевзиса) через электронные аукционы).

Ведомственные земли - это еще и очень качественные массивы. У Академии наук всегда были одни из лучших земель с точки зрения бонитета. И если кто-то считает, что на аукционах такая земля будет неинтересна, то очень ошибается. Арендная плата будет очень конкурентной и, поверьте, больше, чем 12% от нормативно-денежной оценки (верхний предел арендной платы за земли государственной и коммунальной собственности, которые отдаются в аренду без торгов в соответствии со статьей 288 Налогового кодекса Украины – ред.). Если бы хотя бы дали возможность провести такие аукционы, вы бы увидели, как востребованы такие земельные ресурсы. Главное, государство получает арендную плату и может направлять средства, скажем, на компенсацию ветеранам за те земельные участки, которые им не достались, и земля постоянно приносит прибыль.

- Идея монетизации льготы для УБД очень интересна. Первый заместитель министра по делам ветеранов (на тот момент) Антон Колумбет еще в прошлом году говорил, что нужно набраться храбрости и сказать людям, что земли для них в некоторых областях на самом деле физически нет. Как идею реализовать?

- Через решение Верховной Рады. Это должно быть комплексное мероприятие. Льготные категории граждан должны понять, что государство их не оставит, они получат твердую денежную сумму с привязкой к нормативно-денежной оценке земли в конкретном регионе. Плюс можем проанализировать, сколько из тех льготников, которые получили участки, отчуждили их, продали, а какая часть реально работают на них. Какое количество у нас вообще таких льготных категорий и сколько земельных участков им в целом необходимо. Из того, что уже видим – государственных земель для них не хватит и монетизация в любом случае будет необходима.

- Чтобы запустить рынок земли 1 июля 2021 года, как было анонсировано, какие следующие шаги нужны?

- Завершить инвентаризацию, передать земли ОТГ, запустить оборот земель для владельцев паев. У нас их около 7 млн, и эти граждане были ограничены в праве распоряжения землей. Сегодня владелец может свой пай передать кому-то только через завещание, наследство, а будучи живым - нет: мораторий.

По правде, мы не думаем, что будет большой ажиотаж вокруг земельных паев в Украине. Каких-то 4-5%, возможно, выразят желание отчуждать паи в связи с эффектом отложенного спроса. Жители городов, которые унаследовали участки, например. Но масштабного рынка не ожидаем, потому что у нас принята очень консервативная земельная реформа, с концентрацией до 100 га в одни руки. При паевании земель сельскохозяйственного назначения в середине 1990-х вышло так, что у каждого поля сотни владельцев. Покупая один или даже 5 паев, вы не формируете земельный массив. А для качественной обработки, надлежащего целевого использования таких земель - это существенное ограничение. Действующая редакция законодательства о консолидации земель не работает, она не эффективна. Еще и предусмотрен переходный этап до 2024 года (до 1 января 2024 года будет действовать ограничение не более 100 га в одни руки, после этого оно составит до 10 тыс. га в одни руки – ред.). К тому же часть граждан, которые сконцентрировали по 2 га в личные селянские хозяйства на подставных лиц, держат их в больших массивах, но не продают, ожидая ажиотажа на рынке. Они убеждены, что когда официально откроется рынок земли, то цены на нее будут расти очень быстрыми темпами.

- Но вы так не думаете?

- Полагаю, что нет. Земля – это хорошая инвестиция, но с точки зрения сельскохозяйственной деятельности эффективное землепользование – это когда есть цельный массив земель. А если со всего села 20 человек решили продать свои паи, то необходимо понимать, что эти паи в рамках земельного массива в 3000 га пахотной земли в населенном пункте будут разбросаны в разных полях. То есть, первый этап запуска оборота земель просто легализует существующее в стране положение вещей. Земельная реформа - это не годовой цикл оборота земель, а как минимум десятилетний цикл формирования и консолидации первичных земельных массивов. В Польше земельная реформа продолжается уже 15 лет – и постоянно вносятся изменения в законодательство с учетом социально-экономических обстоятельств.

Думаю, наибольший ажиотаж будет связан с легализацией полутеневого рынка эмфитевзиса. Это когда под видом так называемой мнимой сделки (в понимании Гражданского кодекса) в форме эмфитевзиса фактически осуществлялась купля-продажа земель на 49 лет. Думаю, в 2021 году самой популярной темой будут переговоры относительно подтверждения права собственности на землю (вместо ограниченного вещного права). И ситуация непростая, потому что очень многие люди отчуждали свою землю в режиме эмфитевзиса по заниженным ценам. 5 лет назад это стоило 500-700-1000 долларов, а на момент, когда запустится рынок, при переоформлении действующий владелец участка (а эмфитевзис права собственности не лишает, только делегирует часть прав на землю другому лицу) потребует доплату. И первые 2-3 года будем выходить из тени, формировать право собственности на паи (эмфитевзис использовался в первую очередь относительно них, в условиях моратория подменял куплю-продажу).

Вот это и будет основной массив дел. А дальше для нас важно завершить оптимизацию штата, максимально выйти в сервисную функцию, оцифровать массив бумажных документов, которые накопились за 1991-2013 годы. Плюс у нас есть амбициозная задача объединить Государственный реестр вещных прав на недвижимое имущество и Государственный земельный кадастр в единую систему. В цивилизованном мире земля первична, а все, что на ней – вторично, а в Украине учет земли, недвижимости и обременений (запрет распоряжаться и/или пользоваться недвижимым имуществом – ред.) осуществляется отдельно. Главная задача – иметь нормальный понятный реестр прав, где нотариус, совершающий сделку купли-продажи и отчуждения, сможет должным образом осуществлять земельный мониторинг и обеспечивать надлежащую реализацию права собственности на землю.

- В какой момент кадастр будет считаться рабочим, наполненным?

- Он уже сейчас достаточно серьезно наполнен, более чем на 80%. Остальные проценты никак не влияют на продолжение работы – любой оборот возможен только в отношении тех участков, которые имеют присвоенный кадастровый номер и четко определенный правовой титул. Внесение сведений - процесс, который постоянно продолжается. Если сегодня начнем земельный спутниковый мониторинг, то через несколько лет, думаю, выйдем на очень высокий показатель фиксации и идентификации. На сегодня же задача - не просто наполнение кадастра, а исправление грубых ошибок, которые в спешке делались годами. Во втором полугодии 2021 года Госгеокадастр будет готов к запуску оборота земель и его мониторингу.

КРЕСТОВЫЙ ПОХОД ЗА ЗЕМЛИ, ВЫВЕДЕННЫЕ НА "ТРОЮРОДНЫХ КУМОВЬЕВ"

- К слову, о грубых ошибках. Вы уже достаточно шокировали украинцев заявлениями о "пропавших" миллионах гектаров. Как вернуть их государству?

По моему убеждению, большей аферы времен независимости, чем вывод земли в частные руки, нет

- У меня есть понимание, как это сделать быстро, но если я так сделаю, то угрозы жизни и здоровью возрастут в разы. Большинство конечных бенефициаров многотысячных земельных массивов и недр, которые на них находятся, прекрасно понимают, что мы все теперь знаем. И они скапитализированы на миллионы долларов и готовы бороться до последнего, лишь бы не возвращать государству награбленное.

Половинчатые решения не сработают, потому что правоохранительные органы, суды работают в Украине специфически, и вероятность быстрого возвращения земли государству сомнительна. 20 лет люди использовали свои должности и служебные полномочия, чтобы максимально вывести земли в частные руки, участки перепродавали, сдавали под залог, выводили в офшоры, формировали институт добросовестного приобретателя (когда последний покупатель якобы «не знал и не мог знать», что земля была выведена с нарушением законодательства). Они защищаются решениями судов, применяют схемы залоговых инструментов, когда кредитор осуществляет взыскание на предмет залога в связи с фиктивной суммой долга и тому подобное.

Это крестовый поход, процесс возвращения земель займет годы. Вернуть награбленное государству - это должно стать национальной идеей

Поэтому, считаю, в нашем случае необходимо будет применять специализированное законодательство, принимать соответствующие изменения. Это очень масштабная история, по моему убеждению – большей аферы времен независимости, чем вывод земли в частные руки, нет. Приватизация крупных промышленных объектов в 1990-х – ничто по сравнению с этим: заводы амортизированы, это просто куча металлолома, а земля и недра государства бесценны.

Это крестовый поход, процесс возвращения земель займет годы, тем более, что люди, которые над этим 20 лет трудились, до сих пор у власти, в частности в законодательном органе ВР, областных советах и тому подобное. Люди, которые приобрели в собственность большие массивы земель и недр, не заинтересованы в том, чтобы они вернулись государству. У меня есть воля с этим бороться и идти до конца. А чтобы реализовать это, необходимо взаимодействие правоохранителей, исполнительной ветви власти и беспристрастной судебной системы. Вернуть награбленное государству - это должно стать национальной идеей. Публично на камеру они все говорят «да», а когда к делу – у всех появляются обстоятельства непреодолимой силы.

- А можно составить ТОП схем злоупотреблений в этой сфере? Какие из них реально откатить назад?

- Да все можно "откатить", если приложить усилия и доказать злой умысел. Но ведь законодательство выписано так, что вся бесплатная приватизация и является схемой, а не правовым механизмом. У меня на это несколько аргументов. Нормально ли, что не существовало верификации личности получателя земельного участка? Представляете, мы раздали миллионы гектаров земли – и в стране не было единого реестра первичного приобретателя земельного участка в режиме бесплатной приватизации (и любой мог воспользоваться правом приватизации многократно – ред.). Для получения участка было достаточно подать ходатайство, в котором писали: «Я, гражданин Украины, никогда ранее не пользовался правом бесплатной приватизации», и копию паспорта. Идентификационный код система не требовала. Мы и сегодня должны проводить сверку вручную, а не по кодам, которые не требовались с 2013 года. OK, нет кода, но если Иван Петренко получил землю уже раз, то второй раз система ему не должна была бы ее дать, должна заблокировать по ФИО. Нет, все в порядке! Верификаторы были отключены и в Минюсте, и в земельном кадастре. И так один и тот же гражданин хоть 5 раз получал участки. Причем трижды мог получить в разных районах одной области в течение 2-3 месяцев – и система это пропускала. Речь о реальном случае - один выдающийся человек получил так янтарь, фасад Житомирской трассы и месторождения ильменита. Разве не очевидно, что это преступная схема?

Приватизация земли и «прихватизация» недр – крупнейшая афера времен независимости

Главная ее ценность - чиновники под бесплатку сформировали целевое назначение ЛСХ - земля для ведения личного селянского хозяйства, на которую не распространялся мораторий. Миллионы украинцев не могут до сих пор распоряжаться своей землей при жизни, а в интересах чиновничьих групп выводили земли под ЛСХ и спокойно продавали, отчуждали иностранцам через подставных лиц – и никакой референдум не нужен. Хоть тысячу гектаров иностранцам продавай. Я как глава Госгеокадастра не могу остановить этот процесс: он по форме законный. Все, что я сделал как руководитель – дал поручение запросить идентификационные коды, протоколы обмена с Минюстом, чтобы сверять данные.

Когда говорю, что приватизация земли и «прихватизация» недр – это крупнейшая афера времен независимости, имею на то основания. У меня уже достаточно информации, чтобы видеть даже региональный принцип дерибана земли. Кто был у власти – хоть винницкие, хоть донецкие - сразу акцентировали внимание на конкретных массивах, на которые приходились бизнесы, производства, жизненные интересы. Не брезговали природно-заповедным фондом, рвали его на клочья. Почему нет, когда у тебя кадастр под управлением и закон поддерживает?

Должностные лица, которые подписывали соответствующие приказы, не имели даже норматива, который бы обязывал их проверять, сколько раз гражданин воспользовался правом на бесплатность. Мы уже десятки таких дел передали правоохранительным органам, и они сейчас через расширенное толкование Земельного кодекса «привязывают» должностных лиц к превышению служебных полномочий. Ведь чиновники даже нормы так под себя выписали, чтобы нельзя было их привлечь. И параллельно по ТВ рассказывали, что родную матушку-землю нельзя продать, китайцы вывезут в вагонах.

- Что им грозит? Особенно, если уже не работают в системе?

- Необходимо точечно отрабатывать целые сетки. Мы же видим, как формировались земельные массивы десятками тысяч гектаров - кто занимал должность в тот период, какое количество приказов выходило и тому подобное. Один человек не мог такое осуществлять, работала организованная преступная группа людей, которая регулировала, обеспечивала выдачу приказов. Это очень масштабная история. Нужно работать по объектам: 300 га янтаря, земли ГП в Пуще-Водице…

- Отслеживать всех, кто причастен, ставил подписи, принимал решения?

- Да, каждое отчуждение осуществлялось за подписью должностного лица – и все взаимосвязи можно отследить. Но за 20 лет десятки тысяч людей прошли через систему. Сегодня в Госгеокадастре 10 000 человек работают, а за 20 лет при смене разных политических команд в нее заходили новые люди.

- Поэтому и спрашиваю - как быть с теми, кто уже вне системы?

- Сроки давности по таким правонарушениям во многих случаях не истекли. Но общество должно понимать, что речь идет о нескольких сотнях тысяч человек. Понятно же, что эти лица между собой связаны. Раскладываем их на сетку и смотрим, чем именно могут быть связаны. И оказывается, что нефть с газом получили двоюродный брат и жена областного чиновника Госгеокадастра, водитель из облгосадминистрации, должностные лица из областного управления Госгеонедр через родственников. Обычно далеко не ходили: первая волна приватизаций – на родственников, дальше - профессиональные связи, лично-интимные (на любовниц, троюродных кумовьев и т. д.). Из них массивы формировали. Безусловно, кого-то использовали «в темную», подставными «Фунтами». Скупали паспорта обездоленных украинцев по 500-1000 грн и оформляли на них участки.

Человеку дали тысячу гривен, взяли заверенную ксерокопию паспорта, человек подписал ходатайство и ушел, не зная – что на него выделили. А когда начинаем выяснять, кто он, едем на место – видим, что живет в полуразвалившейся хате за чертой бедности. Спрашиваем, как вы 2 га получили? И человек рассказывает, что приезжал какой-то человек на крутой машине, дал денег, попросил паспорт. "А где вы нашли его?" – "Да на OLX, в объявлении "куплю недорого паспорт", решил воспользоваться". Спрашиваю, ездили ли к нотариусу - нет, только доверенность подписал. Проверяем, а на то лицо одновременно 5000 человек подписали доверенности, и лицо это – брат чиновника. Вместе вывели 5000 участков и перепродали.

Доверенности от 3000-5000 человек – вообще отдельная история. И кого привлекать к ответственности? Гражданина, продавшего паспорт, "черного" нотариуса или конечного бенефициара? Правоохранители говорят: мы не можем по команде это делать, есть уголовно-процессуальное законодательство, нужны санкции суда, а это очень долго. Поэтому нужны глобальные изменения в законодательство, жесткие. У меня есть понимание, как это сделать, и общество, уверен, поддержит, потому что оно хочет справедливости и посадок за преступные деяния.

- Это вопрос государственной важности.

- Это вопрос институциональной способности государства. Государство - гарант конституционных прав собственности украинского народа на земли и недра. А им уже воспользовались грабители. Это вопрос не лично главы Госгеокадастра, а национальной элиты, которая должна принимать решения путем системных изменений в законодательство и даже Конституцию. Иначе оно не "взлетит".

Скажете – так не будет 300 голосов, не наберется 226 голосов на это – ладно, не сейчас, так позже. Люди, которые сформируют повестку относительно возвращения награбленного, рано или поздно своего достигнут, страна парадоксов уйдет в прошлое. Сроков давности за грабеж нации, который капитализируется миллиардами долларов, не должно быть. Это вопрос восстановления справедливости и обеспечения функционирования государства на десятки лет, потому что страна, у которой нет земель и недр в собственности, не является полноценным субъектом во внутренней и международной политике.

ФАМИЛИИ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ - НА ЭЛЕКТРОННУЮ КАРТУ

- Вы говорили, что нужна упрощенная процедура, по которой суды быстро могли бы принимать решения, чтобы дела не затянулись на годы. Какой она может быть?

- Мы сейчас наработаем законодательные инициативы и презентуем их обществу, потом парламенту и отдельно проведем пресс-конференцию. Не хочу сейчас раскрывать все карты, но рад, что сейчас с моим недавно назначенным первым заместителем Анатолием Мирошниченко (доктор юридических наук, профессор кафедры земельного и аграрного права моего родного КНУ им. Т. Г. Шевченко) формируем команду лучших юристов из вузов Украины, чтобы разработать соответствующую дорожную карту.

Моя работа – показать, по каким схемам, когда и что награбили, а группа разработчиков наработает институциональные варианты согласно стандартам практики Европейского суда по правам человека и действующим решениям КСУ.

Необходимо, чтобы закон прошел Конституционный суд, потому что люди, которые хотят через него отменить земельную реформу, НАБУ и Высший антикоррупционный суд – сразу бросятся отменять и его.

Те, кто первыми будут кричать, что закон не нужно принимать - и есть бенефициары в этих схемах, это часть политического класса. В нашем случае – сапер ошибается только раз, мы должны сразу предложить рабочий вариант, чтобы пройти КСУ и парламент. Это возможно только за счет качественно, грамотно выписанной нормативной процедуры. Дешевым популизмом заниматься не будем.

- Сразу после завершения инвентаризации вы обещали электронную кадастровую карту с фамилиями владельцев земель. Сопротивления не ожидаете?

- Это в рамках Закона о национальной инфраструктуре геопространственных данных. Будет геопортал, на котором можно выбрать любой участок и получить по нему весь массив информации. Все откроем, чтобы общество видело, и в закон о защите персональных данных соответствующие изменения внесем. Нечего бояться – владеете недрами, то пусть все знают, как вам с семьей повезло бесплатно приватизировать 20 га ильменитов, которые капитализируются в несколько десятков миллионов долларов. Поверьте, там очень много известных людей, они скрыты, но косвенно выйдете на них быстро.

- Поэтому и спрашиваю - не будет ли сопротивления?

- А кто говорил, что это будет легко? У меня до сих пор еще идет блокирование инвентаризации по ряду областей, по 6 раз тендеры объявляются, 6 раз одни и те же компании, которые ничего не сделали в других областях, заходят в эти тендеры и срывают их. В Винницкой области, Одесской области такое: компании-подрядчики, которые выиграли тендеры, принципиально ничего не делают. И потом говорят - Лещенко непрофессиональный, он не может провести инвентаризацию. Лещенко может, просто тендер почему-то выигрывает компания, которой руководит человек с криминальным прошлым, землеустроителю – 20 лет и он никогда раньше не занимался землеустройством, а уставный капитал компании – 1000 грн…

- Кто разрешил ей выиграть? Как это могло произойти?

- Выписали тендерные условия таким образом, что любой с улицы может принять участие и выиграть в тендере. И проводить национальную инвентаризацию, имея уставный капитал в 1000 грн и одного работника. Потому что предлагает цену вдвое ниже рыночной. Такие тендеры выиграли еще во времена команды "крепких хозяйственников", чтобы вывести через них деньги. По замыслу, фактически работы должен был выполнить институт землеустройства и ГП "Государственный земельный кадастр", передать результаты частным компаниям, а они – получить деньги на свои счета. Через разные схемы они выводились бы в наличные, и все на этом заработали бы, а государство, как всегда, в миллиардных убытках.

- Как вы с этим боретесь? С саботажем?

- Заставляем проводить инвентаризацию, даем для этого свои ресурсы – нам важно ее закончить. Где не удается добиться конструктива, отменяем результаты тендера, проводим другой. Пока безуспешно, потому что компании-однодневки продолжают демпинговать. Но у нас есть план Б. Публично пока не могу его озвучить.

- Когда же Госгеокадастр начнет работать как сервисный центр?

- С Нового года. Я серьезно.

- Как это будет выглядеть?

- Из 10 тысяч штатных работников останется 4000. С принятием законопроектов 2194 и 2195 мы лишимся права распоряжения, будет ликвидирована экспертиза земельных участков (по сути, коррупционная схема), торги будут проводиться в электронном виде. Проведем дерегуляцию землеустройства, отменим сотни разрешений, справок и тому подобное. В Госгеокадастре – сервисной компании – останется команда айтишников, землеустроителей для наполнения земельного кадастра и топографо-геодезической деятельности. Штат оптимизируем, потому что все распоряжения передаем на места и они уже не нужны в новой системе без соответствующих полномочий. С января в Госгеокадастр не нужно будет физически ходить вообще. Взять вытяги можно будет через программу «Дия» или на сайте, консультироваться – через колл-центр. Станем рядовым рабочим органом государственной власти, с узкой специализацией.

В структуре сегодня 24 юридических лица, в правительстве уже на согласовании лежит документация о сокращении до одного – собственно, юрлица, Госгеокадастра. Поэтому в процессе реорганизации в сжатые сроки все реализуем. И не нужно 20 лет на такие вещи, была бы только политическая воля.

- Политическая воля - это изменчивый ресурс, возможно, нужны какие-то предохранители?

Когда мне не звонят и не пишут с угрозами, аж возникает ощущение, что делаем что-то неправильно

- Мой предохранитель и гарант – это президент, инициатор земельной реформы. С момента, когда начал работать, в мой адрес шли угрозы, началось блокирование работы – президент об этом говорил публично. На следующий день после проведения местных выборов новые эсэмэски с угрозами посыпались – мол, готовься на выход. Угрозы и заказные статьи – это уже нормальная практика. Когда мне не звонят и не поливают грязью, аж возникает ощущение, что делаем что-то неправильно.

- Что же будет с реформой, когда не будет этой поддержки?

- Пока есть президент Зеленский, земельная реформа будет двигаться стопроцентно, как бы ни было трудно. Это базовая реформа, которой он живет, считает, что это его историческое предназначение. Есть нюансы с парламентом, но он договороспособен, нужно только общаться с депутатами. Главное, у людей пелена с глаз падает, люди видят реальную ситуацию, и поэтому считаем, будет достаточно вотума доверия, чтобы довести дело до конца.

- Сменится власть – можно вернуть все обратно в хаос?

- Можно. Однако необходимо, чтобы у любой власти, которая придет после, земельная реформа, вывод земельной собственности из тени и возвращение земель государству – были непременной составляющей политической программы. Здесь работы не на месяцы, а на годы. Миллионы гектаров чернозема, недр грабили за время существования независимой Украины, и к их возвращению нужно подойти жестко, системно и творческим подходом в законодательных изменениях.

Татьяна Негода. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-