Вооруженный конфликт на Востоке: как будет проводиться реинтеграция Донбасса и во сколько обойдется Украине

Вооруженный конфликт на Востоке: как будет проводиться реинтеграция Донбасса и во сколько обойдется Украине

Укринформ
Стратегия экономического развития Донецкой и Луганской областей может потерпеть фиаско. Но на помощь придет новый государственный орган

Противостояние на Донбассе уже седьмой год подряд негативно отражается на экономических и социальных показателях развития всей Украины. Правда, наиболее ощутимый экономический спад происходит на территориях, непосредственно вовлеченных или граничащих с зоной военного конфликта. Речь идет о Луганской и Донецкой областях.

Серьезное снижение объемов промышленного производства, постоянные боевые действия, уничтожение инфраструктуры, падение числа рабочих мест, значительное падение доходов населения и вынужденный переезд людей с временно оккупированных территорий - главные факторы, которые в значительной мере ударили по экономике восточной Украины.

Попробовать эту ситуацию решили в правительстве и уже разработали концепцию стратегии экономического развития Донецкой и Луганской областей. Но будет ли она эффективна, как повлияет на Украину в целом, сколько вообще будет длится безопасная реинтеграция Донбасса и сколько нужно потратить на полное восстановление оккупированных территорий - на эти и другие вопросы для Укринформа рассказали ведущие украинские эксперты.

Стратегия экономического развития Донецкой и Луганской областей

23 декабря 2020 года на заседании Кабинета Министров Украины была принята концепция стратегии экономического развития Донецкой и Луганской областей. Ее цель - развитие новой современной конкурентоспособной экономики на востоке страны и создание дополнительного толчка для развития оккупированных территорий. Основные приоритетные направления этой стратегии, как прописано в документе, направлены на:

  • создание в регионе благоприятного бизнес-климата, стимулирующего инвестиции и развитие малого и среднего предпринимательства;
  • развитие цепочек стоимости, международной торговли, производства и экспорта;
  • развитие современного сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности;
  • обеспечение энергетических ресурсов, необходимых для развития региона;
  • обеспечение развития транспортной инфраструктурной сети, необходимой для развития региона;
  • снижение безработицы и повышение гибкости рынка труда;
  • повышение качества жизни населения на территориях Донецкой и Луганской областей;
  • предотвращение экологических катастроф и улучшение состояния окружающей среды в регионе.

Кроме этого, как рассказывает заместитель министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Ростислав Замлинский, центром стратегии будут выступать люди, которым и будет уделено особое внимание со стороны государства.

«В центре Стратегии экономического развития Донецкой и Луганской областей - люди, и они должны иметь возможность развиваться, расширять свои экономические возможности. Для этого государство вместе с местной властью должно создать ту инфраструктуру, где бы граждане могли чувствовать себя безопасно. Мы говорим также о начале новых финансовых инструментов, которые были бы направлены возможности развития, расширения предпринимательского сообщества, возможности для самореализации граждан в бизнес среде. Это ключевые индикаторы, которые мы для себя наметили для реализации этой Стратегии»,подчеркнул Замлинский.

По его словам, уже в начале мая этого года проект стратегии будет направлен на согласование в органы исполнительной власти и министерства, причастные к этому процессу. И, по идее, заработает она 1 января 2022 года.

«Проект Стратегии экономического развития в начале мая 2021 года будет направлен на согласование органам исполнительной власти и различным министерствам, которые причастны к этому процессу. Следующий шаг - рассмотрение этого документа Кабмином и принятие его в качестве стратегического документа. То есть, на сегодняшний день мы движемся в соответствии с тем планом мероприятий, который поставили перед собой в конце прошлого года и имеем амбициозную цель, Стратегия реально начнет работать с 1 января 2022 года. Я убежден, что совместными усилиями мы достигнем успеха в этом процессе», - резюмировал Замлинский.

Ростислав Замлинский
Ростислав Замлинский

Не все то «золото», что блестит

По словам политолога, соучредителя Национальной платформы «Диалог о мире и безопасной реинтеграции» Олега Саакяна, создание стратегии, которая предусматривает экономическое развитие прифронтовых территории - положительный шаг к развитию Донецкой и Луганской областей и демонстрирует политическую волю со стороны властей. Но, насколько она эффективна, считает эксперт, сказать трудно, потому что для начала нужно дождаться ее утверждения, чтобы объективно оценить все возможные вызовы и риски.

«Судить о ее эффективности сможем тогда, когда будет подан соответствующий пакет законодательных изменений. Что позволит оценить предложения, которые релевантны тем вызовам, которые стоят перед Украиной. Но настроен я довольно оптимистично, поскольку декларируемые принципы, сам подход приоритетного развития этих территорий, а также уровень консультаций, проведенных с экспертами и общественным сектором, говорят о довольно хорошем качестве подготовленных предложений. Более того, такая активность демонстрирует серьезный подход и свободу. Этот процесс точно воплощает оптимизм», - говорит специалист.

В свою очередь, руководитель политико-правовых программ ОО «Украинский Центр общественного развития» Игорь Рейтерович предполагает, что стратегия реинтеграции Луганской и Донецкой областей может быть не столь эффективной, как хотелось бы. Ведь урегулирование должно начаться с прекращения прямого вооруженного противостояния и полного восстановления контроля над оккупированными областями.

«Думаю, что пока она не будет особо эффективной. Тем более, что стратегия - это декларация. Без установления окончательного контроля над оккупированными территориями, она вряд ли будет эффективной», - считает он.

Миллиарды долларов - не предел

Из-за вооруженной агрессии РФ на востоке Украины пострадали все регионы, но экономика Донецкой и Луганской областей понесла наибольший ущерб. Из-за потери территорий, людей и активов, разрыв цепочек стоимости и миграции населения эти области не просто сократили региональный продукт по сравнению с мирными временами, но существенно отстали от остальных украинских регионов.

Как говорится в исследовании Центра экономической стратегии, из-за страны-агрессора Донецкая область потеряла 40% промышленности, Луганская - 70%. А прямые потери валового регионального продукта (ВРП) двух областей оцениваются в размере более 50 млрд долларов США за 5 лет - с 2014 по 2018-й.

«Если бы годовое изменение ВРП Донецкой и Луганской областей было в среднем таким же, как в других регионах Украины, то валовой региональный продукт этих двух областей вместе в 2018 году составил бы 595 млрд грн, а не 227 млрд грн, то есть потери составили около 367 млрд грн, или 13,5 млрд долл. США. Всего за весь период с 2014-го по 2018-й регион потерял около 1,2 трлн грн, или, если перевести в доллары по среднегодовому курсу, то 51 млрд долл. США. Это около 10% ВВП Украины в целом, произведенного с 2014-й по 2018 год», - сообщают в ЦЭС.

Примечательно, что эти расчеты включают только невыработанную добавленную стоимость - они не учитывают потери активов, которые были разрушены или сейчас находятся на неподконтрольной Украины территории, а также влияние экономического кризиса, вызванного военной агрессией РФ, который привел к падению экономики всех регионов. Поэтому настоящие потери намного выше, и цифра в 1,2 трлг грн за 5 лет (2014-2018 гг.) может считаться лишь нижней границей.

Как уверяют эксперты, сегодня точно не известно, на какую сумму нанесла Россия ущерб Украине, вызвав вооруженный конфликт на Донбассе. По разным оценкам, сумма может составить около 120 млрд долларов.

Цена вопроса растет с каждым годом

Илона Сологуб
Илона Сологуб

Полная реинтеграция Донбасса - процесс длительный, и требует вливания в него миллионов долларов. Но сможет ли Украина осилить его самостоятельно - неизвестно. По словам экспертов, на восстановление временно неподконтрольной Донецкой и Луганской областей Украины, в случае их деоккупации понадобится около 22 миллиардов долларов. «По минимальным оценкам, инвестиции в инфраструктуру и человеческий капитал составят 22 млрд долл. Будут ли у нас такие средства - будет зависеть от того, насколько сейчас мы будем проводить реформы, способствующие экономическому развитию. Пока эти реформы проводятся очень медленно. Конечно, было бы хорошо получить помощь других стран, и они будут рады ее предоставить - если Украина покажет, что способна эффективно распорядиться этой помощью», - говорит руководитель аналитической платформы «Vox Ukraine» Илона Сологуб.

Но такая цифра только ориентировочна, как считает Олег Саакян, потому что ситуация на Донбассе с каждым годом меняется, а, соответственно, и сумма, которая должна быть направлена ​​на восстановление оккупированных областей, тоже.

«Цена вопроса - с каждым годом оккупации растет. И в финансовом эквиваленте, и с точки зрения усилий, которые нужно приложить, чтобы восстановить «нематериальные» потери. Это и социальные связи, и производственные школы, и трудовые коллективы, и многое другое. Соответственно сейчас, по расчетам Венского института, это больше 20 млрд долларов. Это именно те ресурсы, которые потребуются для того, чтобы восстановить территории. Если говорить об убытках, то это гораздо большая сумма - как прямых, так и косвенных потерь. И, как показывает мировая практика, шансы на полноценную компенсацию и репарацию со стороны Российской Федерации на сегодня невелики», - считает эксперт.

Проблема наша - деньги иностранные?

По словам руководителя Центра политических исследований «Доктрина» Ярослава Божко, Украине придется в обязательном счета заручиться поддержкой иностранных государств для полноценной послевоенной реинтеграции Донбасса. Но здесь нужна осмотрительность, так как страны-союзники должны четко понимать, куда именно будут инвестироваться средства.

Ярослав Божко
Ярослав Божко

«Безусловно, Украина не справится без средств других государств, но есть возможность привлечь как финансирование из ЕС, так и из США, Великобритании и Канады. Однако, это требует совершенной качественной стратегии, которая не будет меняться из-за смен в политическом руководстве страны. Международные доноры должны быть уверены в качестве проекта, в который они инвестируют. И в этом плане дела у украинских государственных органов не очень хорошие», – говорит специалист.

Подобного мнения придерживается и директор Института мировой политики Евгений Магда, который считает, что без привлечения помощи со стороны других государств, Украина не сможет самостоятельно восстановить экономический потенциал оккупированных территорий.

«Вопрос реинтеграции Донбасса на сегодняшний день стратегический для Украины. И, прежде чем говорить о каких-то действиях, очевидно, что необходимо принять саму стратегию реинтеграции ОРДЛО. Этого пока нет. Говорить о том, что Украина самостоятельно может восстановить экономический потенциал Донбасса, думаю, преувеличение. Даже оценки нанесенного ущерба войной очень разные. К сожалению, на сегодня Украина не имеет и в обозримой перспективе не будет иметь необходимого объема средств для осуществления эффективной реинтеграции послевоенного Донбасса. Ведь она должна состоять не только, собственно, в восстановлении промышленных предприятий, объектов инфраструктуры, но и в обеспечении равных с другими гражданами Украины прав свобод, гарантий и надлежащего доступа к услугам. Это на сегодня проблема, которую решить самостоятельно страна объективно не в состоянии. Поэтому очевидно, что нужно рассчитывать на помощь мирового сообщества в этом вопросе».

Со своей стороны и представитель отдельных районов Донецкой области Украины в ТКГ Сергей Гармаш уверяет, что в любом случае придется обратиться за помощью к другим государствам. Но лишних надежд питать не стоит. Потому, что, прежде всего, конфликт на Донбассе касается нашей страны, а потому фактически все нагрузки и будут лежать на наших плечах.

Сергій Гармаш
Сергей Гармаш

«Я думаю, это будет комплексный источник финансирования. Здесь и наш бизнес, и бюджет, и международные доноры и иностранная помощь. Но лишних надежд на заграницу питать не надо. Проблема наша, и самый большой груз ее решения ляжет именно на нас», - рассказывает эксперт.

Среди главных стран, которые могут помочь реинтеграции Донбасса, в том числе и собственным опытом, эксперты отмечают Германию, США, Канаду и Францию. То есть те государства, которые сегодня и так потенциальные союзники.

«Поддержкой надо заручаться у тех стран, которые на сегодня уже потенциальные союзники и однозначно говорят, что «Донбасс - это Украина». То есть, это такие государства как Франция, Германия, США, Канада, Литва, Эстония, Польша. Все те, с кем у нас неплохие отношения. Также в плане обмена опытом мы можем говорить и о Хорватии, которая уже имела подобную ситуацию, и обратить внимание на Казахстан. Потому что фактически это та страна, которая может иметь подобные проблемы как и у нас», - говорит Игорь Рейтерович.

Правда, у Украины есть шанс в дальнейшем самой реинтегрировать временно неподконтрольные правительству территории, но тогда придется пожертвовать временем. А это не выгодно ни мировому сообществу, ни нашей стране в целом, отмечает Олег Саакян:

«Если говорить о процессе в целом, то, конечно, Украине желательно поддерживать связь с международным сообществом, в том числе и по финансовой стороне этого процесса. Потому что это вызов масштабных размеров не только для нашей страны, но и европейского пространства с точки зрения безопасности и вообще дееспособности европейских стран. Это глобальный вызов, и Украина сама могла бы потянуть этот груз, но это будет долго. Это создаст ряд дополнительных рисков и точек напряжения внутри самой страны, что может привести к негативным последствиям».

На помощь придет новый государственный орган?

Как известно, на сегодня в Украине действует Министерство по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий, созданное в 2016 году. Именно эта структура отвечает за формирование и реализацию государственной политики в отношении оккупированных Донецкой и Луганской областей, в частности Автономной Республики Крым и города Севастополя.

Также в стране с 2014 года работает Программа ООН по восстановлению и развитию мира. Ее деятельность направлена, в частности на укрепление общественной безопасности, социальной сплоченности и поддержку восстановления экономики пострадавших от конфликта общин на оккупированных территориях.

Тем не менее, в ближайшее время в Украине планируют создать новый государственный орган, который также будет заниматься оккупированным Донбассом.

«Работа над структурой ведется. Это будет не общественная организация, а официальный орган, правда, без статуса министерства. Под него прописано законодательство и разработана окончательная концепция о том, как он должен работать и функционировать. По логике, в ближайшее время эта служба, подобная той, что действует при ООН, должна появиться. И это будет не альтернатива министерству, которое возглавляет Алексей Резников», - рассказывает Игорь Рейтерович.

По его словам, цель этого органа, который, скорее всего, будет иметь статус ведомства, предусматривает налаживание отношений между людьми и способствовать скорейшему восстановлению неоккупированной части Донбасса.

Игорь Рейтерович
Игорь Рейтерович

«Его главная цель - объединить усилия экспертного, культурного сообщества, институтов гражданского общества, которые готовы участвовать в процессах реинтеграции Донбасса. Будут проводиться экспертные обсуждения, привлекаться лидеры общественного мнения. На сегодня есть много людей, которые не хотят работать с органами власти, испытывая недоверие. А этот орган поможет найти определенные компромиссы и точки соприкосновения для того, чтобы провести «широкий» диалог внутри страны. Это возможность наладить связь со всеми людьми, которые, например, или уехали, или остались в прифронтовой зоне, или ездят туда и не имеют никакого шлейфа, связанного с боевиками и т.д.», - говорит эксперт.

Функционировать эта структура будет не только за счет государственного бюджета, как рассказывает специалист. Основным источником финансирования должны стать гранты и международные организации, которые раньше привлекали средства:

«Основное финансирование - это даже не госбюджет, а различные гранты, которые мы будем получать через ООН и многие другие организации. Они и так тратят много средств на подобные проекты, но часто возникают различные трудности, связанные с этим процессом. А так, будет готовая служба, которая сможет отчитываться о потраченных деньгах по интеграции на этих территориях и наблюдать за этой работой».

Как отмечает Рейтерович, создание этого органа, деятельность которого направлена ​​на налаживание человеческих отношений, будет одним из важных элементов по урегулированию конфликта на Донбассе, если в правительстве, конечно, подойдут очень ответственно к его созданию:

«Инициатива интересная. Главное, чтобы она правильно была реализована. В принципе, уже есть определенная кандидатура человека, который будет ею заниматься. И, если это «выгорит», то у нас будет неплохой козырь. Ведь, по идее, она будет действовать не только на территории Донбасса, но и иметь соответствующие подразделения, взаимодействующие с аннексированным Крымом. А это также важно».

 «Донбасс порожняк не гонит»

Реинтеграция Донбасса – впервые об этом громко заговорили у 2019 году после «Форума единства», который проходил в Мариуполе. Тогда президент Владимир Зеленский сказал, что в Украине должен появиться Государственная стратегия безопасной реинтеграции временно оккупированных территорий, которые страна не собирается отдавать агрессору.

После этого термин «реинтеграция» все чаще стал звучать в заявлениях украинских государственных лиц вместе с «деоккупации». Но, как рассказывает Сергей Гармаш, эти два понятия в Украине часто путают, и поэтому нужно четко различать значение этих слов.

«У нас часто путают понятия деоккупации и реинтеграции. А это разные процессы. Для реинтеграции сначала должна состояться деоккупация, конечно, если мы сейчас говорим о ОРДЛО. Затем надо разобраться в понятиях: что мы подразумеваем под реинтеграцией? Потому что реинтеграция имеет политический, экономический, инфраструктурный, правовой, информационный аспекты, и главный - психологический! Почему главный - именно психологический? - Потому что все остальные аспекты реализуют люди, и их эффективность зависит от людей. Поэтому люди с обеих сторон существующей сейчас линии фронта должны быть готовы к общению и сотрудничеству. И, подчеркиваю, это проблема не только для населения оккупированных территорий», - объясняет эксперт.

По его словам, для безопасной реинтеграции сначала следует изменить информационный фон относительно войны на Донбассе и понять, что люди на оккупированных территориях живут не только ненавистью к Украине, которая преувеличена, а выносят на первый план гуманитарные и экономические вопросы.

«Отцы, сыновья, братья погибали с обеих сторон линии фронта. Неизвестно, когда закончится война. Давайте считать, что на тот момент может быть. Например, 15 тысяч погибших с обеих сторон. Все они имеют не меньше трех-четырех человек, которым они были близки, для кого их гибель - психологическая травма. То есть, это 60 тысяч. Условно делим эту цифру на два (потому что потери с обеих сторон линии соприкосновения). В результате из 3,5 миллионов человек, а именно столько составляет население ОРДЛО, около 30 тысяч могут иметь «кровные» претензии к Украине. Это ориентировочно 1% на 35 миллионов свободной Украины. К чему, казалось бы, эта циничная арифметика? Чтобы показать, что степень вовлеченности в войну на кровном и психологическом уровне не надо преувеличивать. Большинство людей на оккупированных территориях живут не войной, ненавистью к Украине, а своими ежедневными экономическими и гуманитарными проблемами».

В результате, если Украина обеспечит жителям неоккупированного Донбасса качественные условия жизни и уверенность в завтрашнем дне, то Россия не сможет никак повлиять на жителей оккупированных территорий, что в свою очередь, ускорит процесс будущей реинтеграции, отмечает эксперт:

«Политическое отношение большинства из них к конфликту формируется технологически - информационным воздействием. Люди просто хотят нормально жить в безопасных, психологически комфортных, условиях. Поэтому, если Украина предложит на неоккупированных территориях условия, которые предусматривают социально-экономические блага и уверенность в завтрашнем дне, жители деоккупированных в будущем территорий быстро вернутся в страну. Даже если учесть, что Россия всегда будет делать все, чтобы эти раны не заживали. На психологическую реабилитацию большинства населения уйдет не больше времени, чем тянется конфликт. Ведь фактически люди не могут долго жить в конфликте с окружающим миром, они пристраиваются к ситуации, особенно, если она лучше, чем была до этого по делению пирамиды потребностей Маслоу».

В то же время и Евгений Магда уверяет, что Украина действительно должна создавать благоприятные условия для жителей неоккупированного Донбасса. И начинать стоит с развития экономики.

Євген Магда
Евгений Магда

«На мой взгляд, в первую очередь это объективная оценка нанесенного ущерба, но она возможна только после восстановления территориальной целостности Украины. То есть, говорить в данный момент об определенных стратегических решениях, к сожалению, довольно сложно. Украина должна начинать с подконтрольной части Донецкой и Луганской областей и там, соответственно, создавать условия для качественной жизни. Кроме того, Украина сначала не должна восстанавливать разрушенные предприятия по общему списку. Куда перспективнее будет смещение акцента на производительные силы Донбасса. То есть распространение там системы микрокредитов, инициирование развития малого и среднего бизнеса, продвижение различных инициатив, которые могли бы поддержать жителей и ОРДЛО, и подконтрольного Донбасса. Изменить их отношение к ситуации. Только таким образом мы можем решать экономические, социальные проблемы и изменить политические настроения в Донбассе, которые, кажется, до сих пор находятся в плену парадигмы «Донбасс порожняк не гонит», - говорит специалист.

По словам Илоны Сологуб, чтобы состоялась безопасная реинтеграция Донбасса, нужно, чтобы Российская Федерация освободила оккупированные территории, ведь только после этого можно будет инвестировать средства как и в инфраструктуру, так и в людей.

«В первую очередь, конечно, Россия должна освободить оккупированные территории. Далее нужно будет инвестировать в разминирование, инфраструктуру, решение экологических проблем - прежде всего, с шахтами, многие из которых сейчас затоплены. А также - помогать людям интегрироваться в украинское общество. Прежде всего, это различные учебные программы, которые помогут им трудоустроиться. Отдельный большой пласт работы - проведение амнистии - ведь под нее не должны попасть те, кто воевал на стороне оккупантов или совершил тяжкие преступления. Также нужно подготовить качественные управленческие кадры, которые займут посты в органах власти оккупированных территорий после освобождения. Также будет очень важна на всей территории Украины и информационная кампания», - говорит эксперт.

Также украинским властям сегодня следует разработать дополнительные планы реинтеграции и обратить внимание на ряд законопроектов, которые могут вызвать бурную реакцию в обществе.

«Для власти, во-первых, нужно разработать адекватный план реинтеграции. Но он должен быть не один. Нужно предложить несколько вариантов и применять их в зависимости от развития событий. Во-вторых, этот план должен быть оперативно обсужден и иметь поддержку со стороны наших партнеров. В-третьих, нужно определить всю законодательную базу и нормативно-правовые акты. Ведь уже в ближайшее время может разгореться скандал, связанный с законом о коллаборантах и законопроектом об амнистии - нужно будет заранее урегулировать все эти вопросы», - отмечает Игорь Рейтерович.

К подобному мнению склоняется и господин Саакян, который уверяет, что власти действительно стоит заблаговременно рассмотреть все возможные варианты развития событий и «сыграть на опережение», не дожидаясь окончания конфликта:

Олег Саакян
Олег Саакян

«Для Украины уже сейчас нужно готовить все необходимые элементы, чтобы обеспечить эту реинтеграцию в будущем, то есть быть проактивными. Также нужно, не ожидая завершения конфликта, развивать подконтрольные территории, пострадавшие в результате войны. Они должны интегрироваться со смежными областями, чтобы территории, которые оказались без областного центра, могли, в частности, налаживать социально-экономические цепочки. Тем не менее стоит обратить внимание на территории, где происходит дезинтеграция, вызванная РФ. Они должны стягиваться и «сшиваться» там, где нам это выгодно, не вредя национальной безопасности и обороне. То есть, исключить «утечку» этих территорий силой притяжения к стереотипному центру в виде Донецка и Луганска, то есть к временно оккупированным территориям».

Пять, десять, двадцать пять - сколько продлится реинтеграция

Как считает Илона Сологуб, Украине по силам реинтегрировать деоккупированные территории за 5 лет, но при условии, что власть этим вопросом будет заниматься интенсивно:

«По моему мнению, это можно сделать достаточно быстро (до 5 лет), если этим интенсивно заниматься. Конечно, изменение ментальности людей займет больше времени, но ввести территории в украинское правовое поле и более или менее восстановить инфраструктуру можно быстро».

Однако Игорь Рейтерович уверяет, что безопасная реинтеграция ОРДЛО может длиться не менее 10 лет.

«О Донбассе речь будет идти минимум десять лет. Если мы смотрим на опыт любых стран, которые имели похожую проблему, хотя случай с Украиной уникальный в этом плане, то они тратили от 10-15 до 25-30 лет. Лучший пример, это восточная и западная Германия. С 1989 года прошло много времени, но разногласия на гуманитарном, культурном и экономическом уровнях сохраняются и по сей день. И это при том, что немцы были ментально ближе, не было конфликтов с языком. Поэтому при всех благоприятных условиях и обстоятельствах, в частности, если Россия полностью уберется, а Украина установит полный контроль над оккупированными территориями, это займет минимум 10 лет».

Не так оптимистично настроен и Олег Саакян. По его словам, история с полным восстановлением деоккупированных украинских территорий займет не менее поколения.

«Действительно, сам подход определения процесса реинтеграции временными рамками, на мой взгляд, ошибочен. И то, что им пользуются как украинские политики, так и часто лидеры общественного мнения, считаю скорее вредным для процесса и его качества. Скорее, следует говорить об определенных качественных показателях, проходя которые, мы можем говорить о достижениях или определенных элементах реинтеграции. В широком смысле - когда будет обеспечена полная реинтеграция оккупированных территорий наравне с другими областями без ощущения полного различия займет больше поколения», - говорит эксперт.

Другими словами, просто восстановить инфраструктуру на контролируемых территориях - это реально, вопрос денег и стратегии, а вот экономическое восстановление оккупированного Донбасса - это уже совсем другая история, и когда об этом будет актуально говорить - неизвестно.

Андрей Мирошниченко
Андрей Мирошниченко

"С одной стороны, мы много лет находимся в конфликте, который возник после военной агрессии Российской Федерации, - резюмирует советник вице-премьер-министра и министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Андрей Мирошниченко в "Подкасте об экономике" Общественного радио. - Сначала все обращали внимание на переговорный процесс, на то, что будет после оккупации, и забыли о том, что у нас есть подконтрольные территории Донецкой и Луганской областей, и их необходимо развивать. Лучший путь реинтеграции, в первую очередь, людей - это показать, что Украина успешна, а Донецкая и Луганская области на подконтрольной части выступают образцом, частью Европы. Это меняет переговорный процесс и отношение людей, которые сегодня находятся под контролем оккупационных властей".

Напомним, война на востоке Украины - вооруженный конфликт, начатый российскими отрядами, которые вторглись в апреле 2014 году на территорию украинского Донбасса после захвата РФ Крыма. Конфликт носит характер международного и стал продолжением российской вооруженной агрессии против Украины. Несмотря на многочисленные факты участия вооруженных сил РФ и доказательства причастности страны-соседки к войне, официально Россия не признает факта своего вторжения в Украину, а потому украинской стороной война рассматривается как необъявленная, в частности часто считается «гибридной войной» России против Украины.

Валентин Марчук, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-