Ольга Гурбич и Ольга Максимчук, директора ”небанковских” департаментов НБУ
Небанковский рынок быстро наверстал упущенное после коронакризиса
25.05.2021 21:23

На выполнение Закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты об усовершенствовании функций по государственному регулированию рынков финансовых услуг" (так называемого "закона о "сплите") почти год назад, 1 июля 2020-го, Национальный банк перенял функции регулятора рынка небанковских финансовых услуг: страховых, лизинговых, факторинговых компаний, кредитных союзов, ломбардов и других финучреждений.

Сам по себе этот рынок довольно неоднородный. Здесь есть и рисковый сегмент (страховщики и кредитные союзы, которые привлекают средства граждан), и нерисковый – финкомпании, ломбарды, лизинговые и факторинговые компании, которые работают с собственными средствами. К тому же значительная часть рынка (по оценкам экспертов, 25-30%) неактивна. Это компании, которые не работают или не подают регулятору отчетность, расположены/зарегистрированы на временно оккупированных территориях и в аннексированном Россией Крыму. И то, что реформа пришлась на коронакризисный 2020-й, вероятно, только углубило проблемы. Как же участникам отечественного рынка небанковских финансовых услуг удалось пережить эти турбулентности, и что ждет их и их клиентов в ближайшем будущем? Об этом в разговоре с директором департамента методологии регулирования деятельности небанковских финансовых учреждений НБУ Ольгой Гурбич и директором департамента надзора за рынком небанковских финансовых услуг Нацбанка Ольгой Максимчук.

О КРИЗИСЕ, "СПЛИТЕ" И РЫНОЧНЫХ ПЕРТУРБАЦИЯХ

- Сначала о том, как рынок небанковских финансовых услуг реагирует на карантинные ограничения. Почти каждую неделю слышим, что та или иная компания добровольно отказалась от лицензии. Бизнес банкротится из-за экономической ситуации, сокращения спроса? Или речь идет о, так сказать, "естественном" регуляторном очищении от неработающего "балласта"?

Ольга Максимчук: В 2020 году в рамках “сплита” (ликвидации Нацкомиссии по регулированию рынков финансовых услуг и распределения полномочий по регулированию финансового рынка между Нацбанком и Национальной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку, - ред.) под надзор Национального банка перешло около двух тысяч небанковских финансовых учреждений. Год выдался непростым. Ведь реформа совпала во времени с коронакризисом. Поэтому, вероятно, ключевой вопрос, который больше всего волнует общество: как кризис повлиял на эти рынки.

Во втором квартале, во время жесткого карантина, деятельность части небанковских финучреждений была ограниченной — не было возможности работать оффлайн с клиентами. Да и само население было крайне осторожным в условиях жестких ограничений. В результате уровень потребления небанковских финансовых услуг существенно упал во втором квартале 2020 года. Уже в третьем квартале объемы предоставляемых услуг начали восстанавливаться. Фактически показатели 2020 года не только достигли уровня 2019-го, но и превысили их. Хоть коронакризис временно и выбил из колеи небанковский рынок, но он быстро стал на рельсы и наверстал упущенное.

В частности, сектор страхования жизни вырос на 9% по сравнению с предыдущим годом. Рынок страхования других рисков прирос на 11%, если оценивать динамику показателей тех страховщиков, которые остались работать на рынке. Да, это меньше, чем в предыдущие годы, но речь идет о росте...

- А что с другими сегментами рынка?

О. М.: На 12% увеличились объемы кредитования в финансовых компаниях. Факторинг (переуступка дебиторской задолженности структурам, специализирующимся на кризисном управлении долгами, - ред.) вырос больше всего - на 51% по сравнению с предыдущим годом. Это и понятно, потому что отражает ситуацию с ухудшением кредитных портфелей компаний, которые предоставляют займы. В таких условиях проблемную задолженность активнее передают на обслуживание факторинговым компаниям.

Наибольший шок получили кредитные союзы. Объем их услуг за год практически не изменился. То же касается и ломбардов: в первом и втором кварталах они существенно “просели”. Однако по результатам года догнали показатели 2019-го. В целом ломбарды и кредитные союзы сработали менее эффективно по сравнению с рынком финансовых компаний и страховых услуг.

Коронакризис - не единственная “беда”, которая влияет на деятельность небанковских финансовых структур. И то, что сейчас ряд компаний уходят с рынка – это в основном не следствие кризиса. Тенденция к сокращению количества “игроков” прослеживается уже несколько лет подряд. В некоторых сегментах - десятилетия.

- Это добровольный выход?

О. М.: Да, речь идет именно о добровольном выходе с рынка. Часть компаний просто были «спящими», не вели никакой деятельности.

Другая причина – с 1 июля 2020 года были ужесточены требования к страховщикам - в полной мере заработали требования к платежеспособности. Их ввел еще предыдущий регулятор. Некоторые страховые компании из-за этого покидают рынок добровольно, не дожидаясь, пока это сделает регулятор. Поскольку "принудительный" вывод с рынка будет иметь негативные последствия: прямо повлияет на деловую репутацию владельцев и руководителей. Поэтому, наверное, это и стимулирует собственников и менеджмент банков не ждать “оргвыводов”, а делать такой шаг добровольно.

Всего с июля 2020-го по апрель 2021-го с рынка добровольно ушли около 100 компаний.

- А как решается вопрос с активами этих компаний? Или это вообще в основном структуры, которые долго не работали, не имеют никаких обязательств перед клиентами? И что происходит в случаях, когда с рынка выходит компания, которая таки имеет обязательства перед потребителями?

О. М.: К сожалению, сейчас у нас отсутствует эффективный способ вывода небанковских финучреждений с рынка. Есть пробелы в законодательстве.

На данный момент довольно ограниченный инструментарий, который позволяет выводить эти компании "цивилизованно". Ситуация парадоксальная - алгоритма действий после исключения финучреждения из реестра фактически нет.

Что сейчас спасает ситуацию? Возьмем страховщиков. Сегодня уходят с рынка преимущественно компании, которые не работали с населением. Они в основном имели дело с юридическими лицами, занимались перестрахованием. То есть граждане не под ударом из-за прекращения их деятельности. Все вопросы с юридическими лицами менеджмент пытается урегулировать до того, как заявить о выходе с рынка. Поэтому в подавляющем большинстве случаев выходящие страховщики не имеют невыполненных обязательств. Но чтобы защитить потребителей в будущем, нужны глобальные законодательные изменения.

Кредитные союзы, как правило, проблему невыполненных обязательств решают на общем собрании, договариваются между членами. И только потом подают заявление о добровольном аннулировании лицензии. В дальнейшем же продолжают работать с должниками, возвращают средства и рассчитываются с вкладчиками. При этом после добровольного отказа от лицензии такие структуры уже не находятся под нагрузкой, связанной с необходимостью постоянного соблюдения нормативов, реагирования на меры воздействия и так далее.

О ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ НОРМИРОВАНИИ И ШАНСАХ КРЕДИТНЫХ СОЮЗОВ СТАТЬ "МАЛЕНЬКИМИ БАНКАМИ"

- Так чего не хватает для нормирования процесса добровольного выхода компаний с рынка?

Ольга Гурбич: На данный момент действующее законодательство содержит фактически только общие нормы, без учета специфики финансового учреждения. Однако даже для различных финансовых учреждений подходы к выходу с рынка должны отличаться. Под надзор Национального банка перешло около 2 тысяч.

Наибольшие риски связаны с учреждениями, которые привлекают средства, в том числе - от физических лиц. То есть это учреждения, которые имеют обязательство вернуть средства клиентам.

В отдельную категорию группируем учреждения, которые выдают кредиты, занимаются лизингом и тому подобное. То есть этим компаниям должен средства сам потребитель услуги. Именно последних компаний больше всего.

- Из упомянутых уже двух тысяч сколько примерно компаний, которые привлекают средства клиентов?

О. М.: Попробуем подсчитать. Страховщиков на 1 января было 210. Кредитных союзов, которые также привлекают средства вкладчиков, 322. Но более четверти союзов (85) работают на временно оккупированных территориях, они не отчитываются перед НБУ, и с ними нет связи. Речь идет не только об оккупированных районах Донецкой и Луганской областей, но и об аннексированном Россией Крыме. Это те регионы, которые исторически были активными в кредитной кооперации.

О. Г.: К тому же кредитные союзы могут действовать как с лицензией на привлечение вкладов, взносов от членов, так и без нее. Тогда у них нет обязательств относительно обязательного возврата привлеченного ресурса. Это фактически паевые кредитные союзы, которые отвечают перед своими членами так, как, например, акционерное общество перед своими акционерами.

Поэтому в целом примерно 25% небанковских финансовых учреждений имеют высокие риски, поскольку привлекают средства граждан.

Отдельно также стоит обратить внимание на проблемы в защите граждан, которые покупают «автогражданку». В Украине работает МТСБУ (моторное (транспортное) страховое бюро Украины). Это организация, которая позволяет обеспечить возмещение потерпевшему лицу в случае аварии, если страховая компания обанкротилась. Но снова возвращаемся к тому, о чем мы уже говорили, - существует системная проблема из-за устаревшего законодательства. Шагов для цивилизованного и беспроблемного вывода учреждения с рынка пока не существует. Чтобы не ходить бесконечно по кругу, мы с депутатами наработали «пул» новых законов.

- Какие законодательные акты вы имеете в виду?

О. Г.: Это проекты новых законов – «О финансовых услугах и финансовых компаниях», «О страховании» и «О кредитных союзах».

Должны помнить еще об одном аспекте: у Украины есть обязательства в соответствии с Соглашением об Ассоциации с ЕС. И мы должны имплементировать ряд директив для приближения вступления в Евросоюз. Это, с одной стороны, формальное обстоятельство. Но с другой – абсолютно оправданное. Поскольку предусматривает ряд важных, в том числе и для защиты потребителей, изменений. Например, обязанность ввести в Украине систему гарантирования вкладов для кредитных союзов, вроде Фонда гарантирования вкладов физических лиц в банковской сфере.

- Как раз хотели спросить: когда кредитные союзы, по вашим расчетам, станут членами ФГВФЛ?

О. Г.: Запустить систему гарантирования для депозитов в кредитных союзах и взносов на страхование жизни – непростой вызов. Это будет впервые в истории Украины. А сами кредитные союзы и страховщики жизни должны быть готовы и финансово, и морально.

Еще в феврале на заседании Совета по финансовой стабильности, в состав которого входит Национальный банк, Фонд гарантирования вкладов, Министерство финансов и НКЦБФР, было решено, что новая система гарантирования развернется именно на базе Фонда. То есть, мы не будем создавать отдельное юридическое лицо или какой-то альтернативный механизм. Фонд гарантирования уже имеет опыт работы на рынке и взаимодействия с Национальным банком. Поэтому и кредитные союзы, и страховщики жизни смогут в будущем присоединиться к нему.

Уже в этом году планируем подготовить необходимые законопроекты. Но о конкретной дате запуска обновленной системы гарантирования говорить рано.

- А можете сказать, каким будет механизм отчислений в Фонд гарантирования со стороны небанковских финансовых организаций? Будет что-то очень похожее на то, как это делают банки?

О. Г.: Окончательные предложения еще согласовываем. Однако базовый вариант для кредитных союзов схож с моделью, которая действует в банковской сфере.

В целом речь будет идти, скорее, о разнице в суммах, нежели о самом принципе участия кредитных союзов в системе гарантирования. Речь о солидарной ответственности всех участников системы: определенный вступительный взнос при присоединении и затем - регулярные отчисления в зависимости от сумм депозитов.

- О каком проценте от суммы депозитов идет речь?

О. Г.: Сейчас это обсуждается. Предварительные расчеты уже сделаны. Но о точных параметрах сможем проинформировать вас чуть позже.

О РАБОТЕ НАД ЛИЦЕНЗИОННЫМИ УСЛОВИЯМИ И НОВЫХ ТРЕБОВАНИЯХ К СТРУКТУРЕ СОБСТВЕННОСТИ

- Сейчас рынок работает в условиях действия временных лицензионных правил для небанковских финансовых организаций. Положение о лицензировании поставщиков финансовых услуг (страховщиков, кредитных союзов, финансовых компаний, ломбардов и лизингодателей) только разрабатывают. На каком этапе подготовка этих, так сказать, постоянных "правил игры"?

О. Г.: Текущие лицензионные условия фактически дублируют требования, утвержденные постановлением Кабинета министров. Это сделали для того, чтобы выполнить нормы закона о "сплите". В частности, учитывая то, что документ вывел небанковские финучреждения из-под закона о лицензировании. Из-за этого возникли определенные пробелы, связанные с отдельными полномочиями регулятора, скажем, определять процедуру добровольного аннулирования лицензии. Поэтому этот документ на самом деле, можно сказать, технический.

А вот новое Положение о регистрации и лицензировании, с которым будет работать рынок, будет предусматривать не только лицензионные требования к финансовым учреждениям. Оно фактически объединит несколько документов, регулирующих вопросы разрешительных процедур. Речь - о порядке внесения в государственный реестр финансовых учреждений (это теперь регулируется отдельным документом, утвержденным еще Нацкомфинуслуг), положении относительно других регистрационных процедур, относительно других участников (есть финансовые учреждения, а есть лизингодатели, которые не имеют статуса финучреждений, но могут предоставлять финансовые услуги...). Наша задача - унифицировать все эти процедуры. В частности, чтобы "упростить жизнь" участникам рынка.

Также сейчас продолжается формирование нормативного поля относительно требований к корпоративному управлению, внутреннему контролю, риск-менеджменту. До конца года планируем подготовить ряд документов.

- Когда же можно ожидать утверждения нового лицензионного порядка?

О. Г.: Планируем обнародовать для общественного обсуждения до конца первого полугодия. Но документ объемный - почти 200 страниц. Поэтому прогнозируем довольно длительный процесс общественного обсуждения и обработку комментариев и замечаний от рынка, на каждое из которых должны отреагировать: либо принимаем, либо обоснованно отклоняем то или иное предложение. И это тоже, пожалуй, займет много времени. Но в наших планах - все же утвердить этот документ до конца года. На самом же деле, верим, что это удастся сделать как можно раньше.

- 17 апреля заработали новые требования к структуре собственности "небанков". Можете прокомментировать первые результаты или хотя бы первые тенденции?

О. М.: Этим занимается департамент лицензирования НБУ. Фактически регулятор только начал получать документы о структурах собственности. За первый месяц очень небольшое количество небанковских учреждений раскрыли информацию о владельцах - около 3%. У них есть еще один месяц, до 17 июня, чтобы представить свои структуры собственности. После этого сможем рассказать подробнее.

О "КНУТЕ И ПРЯНИКЕ" ДЛЯ СТРАХОВЩИКОВ И ПРИЧИНАХ УБЫТОЧНОСТИ СТРАХОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

- А как работают меры воздействия на страховые компании, которые вы сейчас проверяете на соответствие новым правилам и нормам?

О. М.: Почти 60 страховщиков нарушают нормативы или не подают отчетность. Поэтому Национальный банк составил акты об этих нарушениях, допущенных компаниями во II полугодии прошлого года. В результате к ряду компаний уже применены меры воздействия.

В частности, 17 страховщикам временно приостановлены лицензии. Четверо из них - компании, которые занимаются обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев иностранных транспортных средств («автогражданка»), одна — занимается страхованием жизни. Но речь идет о временной остановке, а не о выводе компаний с рынка.

У бизнеса есть время для устранения нарушений, которые, отмечу, касались прежде всего нормативов платежеспособности и достаточности капитала, а также норм, регулирующих покрытие страховых резервов приемлемыми активами. То есть, у компаний есть время для работы с акционерами, чтобы докапитализироваться или воспользоваться другими методами для исправления ситуации. Как только они проинформируют Национальный банк о принятых мерах, мы проверим документы и в случае положительного заключения возобновим действие лицензий.

Однако временная остановка лицензий никак не влияет на действие ранее заключенных договоров страхования. Страховщики обязаны выполнять все предусмотренные ими условия, в частности выплачивать страховые возмещения.

- А если некоторым компаниям все-таки придется из-за невозможности соблюдения утвержденных регулятором норм уйти с рынка, как это скажется на деятельности Моторного (транспортного) страхового бюро (если речь идет о его участниках)?

О. М.: Для клиентов этих страховых есть "зонт". Это МТСБУ. Именно оно в случае банкротства страховщика возмещает убытки, нанесенные потерпевшему в результате ДТП по всем полисам компаний-банкротов.

- А сколько компаний-членов МТСБУ на данный момент не выполняют требований регулятора?

О. М.: Серьезные нарушения выявили в работе четырех компаний. Именно их лицензии временно остановлены. Ведь речь идет о значительных угрозах для дальнейшего выполнения страховщиками взятых на себя обязательств.

Еще две компании, которые не так существенно нарушили нормативы, мы обязали устранить нарушения в течение 45 календарных дней. Мы прозрачны. Информацию обо всех мерах воздействия публикуем на сайте.

Также составлены акты за нарушение законодательства кредитными союзами во II полугодии 2020-го. Меры воздействия к ним разные. Четырем кредитным союзам временно остановили лицензии. Среди таких нарушителей - два крупных кредитных союза: "Громада" (г. Херсон), которому временно остановили все лицензии, и “Наши люди” (г. Черновцы), которому прекратили только действие депозитной лицензии. Решение о временной остановке всех лицензий приняли также в отношении двух других небольших кредитных союзов.

- А как объяснить рост убыточности отечественных страховщиков, уровень которой в конце прошлого года достиг 41%?

О. М.: Здесь должны говорить и о других цифрах. Есть два показателя, которые можно использовать для количественной оценки результатов страховой деятельности - это уровень выплат и уровень убыточности. Да, уровень выплат вырос с 28% в 2019 году до 35% в 2020-м. Однако в первую очередь на этот показатель повлиял выход с рынка ряда компаний с традиционно низким уровнем выплат. То есть, когда показатели этих компаний перестали учитывать при оценке параметров рынка, общий уровень выплат автоматически вырос.

Вторая причина: и в прошлом, и в позапрошлом году сказывалась необходимость компенсировать “экстремально” большие убытки. Можем говорить о влиянии на финансовое положение страховых компаний как минимум двух значительных убытков, которые существенно сказались на уровне выплат в целом по рынку и на уровне убыточности страховщиков. Это катастрофа самолета МАУ в Иране и повреждение имущества на крупную сумму, застрахованного одной из компаний.

- А что это был за случай?

О. М.: Пожар на лыжной фабрике на Закарпатье.

- Вы уже упоминали, что недавно в парламенте был зарегистрирован проект закона №5315 "О страховании". Чем вызвана необходимость обновления законодательства в этой сфере?

О. Г.: Действующий закон "О страховании" безнадежно устарел. Его приняли еще в 1996 году. Среди прочего, документ содержит некорректный алгоритм расчета платежеспособности, она не учитывает ряд важных коэффициентов (а это ключевой параметр для страховщиков). Во-вторых, закон не содержит принципиальных вещей. Например, требований к регулированию посредников. Тогда как в европейском законодательстве уже появилось второе «поколение» соответствующей директивы (Евродиректива 2016/97 о страховой дистрибуции, - ред.). А у нас - только одна статья в законе, которая лишь частично регулирует этот вопрос. О сегменте страхования жизни вообще молчу: по сути, наш закон не учитывает специфики этого вида страховых услуг.

Это "точечные" вещи. Однако необходимость изменений и системность проблем очевидны. Годами в отечественное законодательство вносились изменения, а последовательности не было. Поэтому и получили сплошной хаос и коллизию. А система законодательных норм, которые регулируют деятельность "небанков", не согласована и не соответствует стандартам и практикам. А главное - современным реалиям и регуляциям, к которым давно уже необходимо было перейти. Не то что несколько лет назад, а десятки лет.

Наконец пришло время, когда все стороны имеют желание объединиться ради реальных изменений. Совместные усилия вылились в уже зарегистрированные три новых закона. Как я и говорила, «О финансовых услугах и финансовых компаниях», «О страховании» и «О кредитных союзах». Первый уже даже поддержан депутатами в первом чтении. Но эти законопроекты неразрывно связаны: один документ без других не заработает.

- И все же, расскажите о роли, отведенной в этом "законодательном триумвирате" новой редакции закона о страховании. Какие изменения предложены? И какие из них в НБУ считают самыми принципиальными?

О. Г.: Самое важное – мы не пытаемся догонять прошлое. Между тем учитываем настоящее и думаем о будущем. Сразу все современные практики учтены в документе. Но в то же время мы подходим взвешенно - учитываем специфику рынка, а также наши национальные особенности. Поэтому сразу на уровне закона предусматриваем 2 года на введение его в действие – чтобы наработать нормативно-правовые акты "в развитие", а участникам рынка подготовиться к изменениям. Плюс еще полгода, чтобы страховщики адаптировались к требованиям обновленной "нормативки". Более сложные требования к платежеспособности будут вводиться еще позже: на первом этапе страховые компании должны соответствовать требованиям евродирективы "Solvency I“, и уже затем постепенно будем переходить к имплементации Директивы "Solvency II".

ОБ "ОБУЗДАНИИ" КОЛЛЕКТОРОВ И УДОВЛЕТВОРЕНИИ АМБИЦИЙ ВЛАДЕЛЬЦЕВ МИКРОФИНАНСОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

- Среди уже внесенных изменений в национальное законодательство - нормирование деятельности в Украине коллекторских структур. Когда новации реально заработают? И есть ли риски, что "заинтересованные" структуры и лица, как это часто бывает, воспользуются законодательными лазейками и продолжат неправомерно давить на должников? Особенно, если вспомнить о предостережении экспертов, что регулирование вообще может не коснуться "серого" сегмента отечественного коллекторства.

О. Г.: Новый закон предусматривает "каскадность" внедрения различных норм. Например, сразу же заработали требования соблюдать правила этического поведения как коллекторским компаниям, так и их сотрудникам. Это принципиально важно для потребителей финансовых услуг.

Вторая составляющая - запуск реестра коллекторских компаний, который будет играть ключевую роль в выведении этого рынка из «тени». Этот реестр будет вести Национальный банк. И в соответствии с законом, у нас есть три месяца, чтобы его разработать и принять необходимые нормативно-правовые акты. Принципиальная норма нового закона - только те компании, которые будут внесены в реестр, будут иметь право предоставлять коллекторские услуги.

Еще одна «линия защиты» потребителей – само кредитное учреждение. Не только регулятор будет контролировать коллекторов. Первым контролером должен стать сам банк или финансовая компания. Сам кредитодатель, который планирует заключить договор с коллектором, должен убедиться, что он внесен в реестр. И в дальнейшем должен контролировать в том числе и соблюдением коллектором требований законодательства об этическом поведении. Если коллектора исключат из реестра, действие договора с ним прекращается. Если кредитор не реагирует, ему также грозит наказание. Это как штрафные санкции, так и возможное лишение лицензии. Так же существенные штрафы или исключения из реестра предусмотрены для незаконопослушных коллекторов.

И еще важный предохранитель - для коллектора принудительное исключение из реестра будет означать также потерю деловой репутации. Это также будет стимулировать соблюдать закон.

В итоге будут работать только абсолютно “белые”, “чистые” и прозрачные коллекторы, которые будут внесены в реестр и будут придерживаться утвержденных законодателем норм этического поведения. К тому же регулятор будет иметь право установить дополнительные требования к этическому поведению - например, реагируя на попытки участников рынка обойти действующие правила.

- То есть, если компания будет пытаться свернуть "не туда", НБУ сможет по своему усмотрению сформировать дополнительные предохранители?

О. Г: Да, мы сможем это сделать на уровне нормативно-правовых актов. Безусловно, должна быть юридическая экспертиза таких документов. Но тем не менее - это действительно хороший, гибкий механизм, который позволит реагировать на вероятные вызовы в процессе выполнения закона.

- О рынке микрофинансовых организаций. Судя по статистике, сейчас он активно развивается. Участники заявляют о том, что уже готовы выйти на новый уровень и хотели бы кредитовать людей за счет привлеченных средств - в частности, и от физических лиц. Поскольку на данный момент кредитование осуществляется только за счет собственного капитала. Как Нацбанк относится к предложениям расширить возможности привлечения средств для деятельности МФО?

О. М.: На данный момент законодательство предусматривает ряд ограничений на привлечение финансовыми компаниями "чужих" средств. Кредитовать за счет привлеченного ресурса могут только банки и кредитные союзы

Если банк хочет кредитовать за счет привлеченных средств, это автоматически означает специальный надзор и внедрение дополнительных требований и нормативов. Ведь цель регулятора – защитить вложенные средства. Например, согласно евродирективам, минимальные требования к размеру собственного капитала таких учреждений - 5 млн. евро. Для большинства наших финансовых компаний такая сумма "неподъемная". Сегодня наибольшие риски такого шага в первую очередь для самих граждан..

О. Г.: И здесь стоит вернуться к самой модели финучреждения. Если оно имеет право привлекать деньги от населения, необходимо включать системный надзор и пруденциальные требования (комплекс нормативов, призванных предотвращать банкротство банков, - ред.), которые будут ограничивать возможность инвестировать в определенные категории активов. Если хочешь привлекать депозиты - пожалуйста, открывай банк, выполняй требования полного надзора, чтобы государство гарантировало возврат средств вкладчиков.

О. М.: Сегодня уровень финансовой грамотности населения еще не позволяет расширить перечень типов финансовых учреждений, которые могут привлекать средства физических лиц. Поскольку у финансовых компаний по сравнению с банками другой уровень финансовых возможностей относительно возврата средств вкладчиков и урегулирования ситуации в случае банкротства. Плюс вопрос: Смогут ли наши граждане сознательно принимать решение, осознавать его последствия и риски, вкладывая средства в финансовые институты разного типа? Как подтверждение - в стране значительный уровень невозврата заемных средств. Проблема с коллекторами возникла именно из-за высокого уровня невозврата кредитов. На сегодня связанные с этим убытки несет владелец финансовой компании. Но, дав возможность привлекать средства, мы говорим о том, что эти риски будут переведены именно на вкладчиков... Это на сегодня сверхвысокий риск.

О ПЛАНАХ НА 2021-Й, КОРПОРАТИВНОМ УПРАВЛЕНИИ И "РЫНОЧНОМ ПОВЕДЕНИИ"

- Напоследок: каким в идеале Нацбанк видит рынок небанковских услуг в Украине? И есть ли план действий, который бы приблизил нас к такому "идеалу"?

О. Г.: Рынок однозначно должен быть прозрачным, финансово устойчивым и рыночно-этичным по отношению к клиентам. Чтобы предоставление услуг было качественным и делало невозможным риски для потребителя. И все те законы, о которых мы говорили, как раз и являются тем пошаговым планом и целевой моделью регулирования, чтобы достичь этого.

- А можем говорить о каких-то количественных показателях? Например, увеличить объемы этого рынка на столько-то... Или о каких-то других параметрах, на которые ориентируется Нацбанк, заботясь о рынке финансовых услуг будущего?

О. М.: Доля активов небанковских финучреждений в финансовой системе Украины составляет 16,4%. Это один из самых низких показателей в Европе. Например, в Болгарии этот показатель составляет 20%, в Румынии - 22,5%, в Польше - 23,4%, в Венгрии — 60,7%. То есть, потенциал роста этого рынка у нас огромный.

О. Г: Еще можно взять за ориентир Стратегию развития финансового сектора Украины до 2025 года. По отдельным рынкам даже определены конкретные индикаторы КРІ, ключевые показатели эффективности, на которые можно ориентироваться. Сейчас небанковский рынок переживает существенную трансформацию. В дальнейшем же рынок будет двигаться своим естественным путем.

Безусловно, должны включиться определенные драйверы роста, и тогда возможен довольно стремительный взлет. Но сначала должны заработать новации нового законодательства. Без устойчивого фундамента дом не построишь.

Но в нашем фокусе – непосредственно потребитель услуг. Он должен быть уверен в защищенности. Именно для этого - и пруденциальный надзор, и новая форма надзора за "рыночным поведением". В надзоре за рыночным поведением многие аспекты. Это и здоровая конкуренция - не по размеру агентского вознаграждения, а по качеству сервиса. И открытость и прозрачность компании для потребителя, на что можно опираться при выборе учреждения как своего “финансового партнера”. Пойдем даже дальше – должна быть также эффективная система корпоративного управления в финучреждении. Когда все подразделения, в том числе и контролирующие, выполняют свои функции, и внутри компании есть здоровый климат и партнерские взаимоотношения между всеми звеньями.

И последнее – регулятор должен реагировать заранее, прекратив быть исключительно "фиксатором" нарушений. Не ждать, когда возникнет "пожар". Чтобы даже не стоял вопрос: а что будет с компаниями, которым аннулируют лицензии. Система должна органично работать, в диалоге и партнерстве.

Для этого, конечно, еще много необходимо сделать. Но ключевые, первые шаги, как раз и делаем, готовя новое законодательство.

Владислав Обух, Оксана Полищук. Киев

Фото Евгения Котенко

Первое фото: Julia Berezovska/Press office NBU

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-