Даниил Гетманцев, председатель Комитета ВР по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики
Законопроектом №5600 мы убираем неправомерные льготы и налоговые пробелы
05.07.2021 21:00

Сегодня в стране нет, наверное, ни одного предпринимателя, председателя громады или рядового гражданина, которые бы не слышали и не высказались о так называемом “ресурсном” законе – кабминовском законопроекте № 5600 об изменениях в Налоговый кодекс, который Верховная Рада поддержала 1 июля в первом чтении. В социальных сетях бушуют горячие страсти, в профессиональных кругах – огромная критика. Законопроектом предусмотрено немало поправок, которые так или иначе затрагивают почти каждого в стране. Кому-то увеличивают ставку налога, кого-то лишают льгот, а у кого-то забирают существенную статью доходов. Кабмин аргументирует болезненные изменения необходимостью сбалансирования бюджетных поступлений. Законодатели же – желанием навести порядок в налогообложении путем ликвидации существенных пробелов и немотивированных льгот. Об этом, а также о другом, в интервью Укринформу рассказал председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев, ярый сторонник нынешней “малой” налоговой революции.

ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ В НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС

- Расскажите о налоговых новациях, которые ждут нас в ближайшее время. Речь о законопроекте №5600, который, несмотря на яростное сопротивление бизнес-сообщества, получил одобрение депутатов в первом чтении.

Уплата налогов людям всегда не нравится. Но при этом они хотят иметь хорошие пенсии, дороги, больницы, школы

- Мы понимали, что сопротивление будет, потому что это системный ресурсный документ, который направлен на увеличение поступлений в государственный бюджет. Такие налоговые законы никогда не воспринимаются бизнесом под аплодисменты. Уплата налогов людям всегда не нравится. Но при этом они хотят иметь хорошие пенсии, дороги, больницы, школы.

Еще раз подчеркиваю, этот законопроект не о повышении налогов, а об устранении пробелов в налогообложении и ликвидации немотивированных льготных норм, которые позволяли той или иной отрасли платить меньше налогов в бюджет. В целом законопроект – о равенстве налогообложения. Но вокруг проекта уже нагородили множество мифов и ”страшилок”.

Возьмем налог на вмененный доход (минимально расчетный), который Кабмин предложил принять для сельскохозяйственных земель. У нас на сегодня 8 млн га земель в тени. Фермеры обрабатывают эти огромные объемы земли, получают зерно, которое всегда в хорошей цене, а страна с того почти ничего не получает, кроме единого налога.

Или же запрет по решению суда выезжать за рубеж директору предприятия, имеющего долги. Почему, скажите, пожалуйста, ответственность руководителя предприятия-должника должна отличаться от ответственности алиментщика или банковского должника? То есть обычного человека за долги мы не выпускаем из страны, а руководитель компании-должника может спокойно уезжать. Где логика?

Или миф о проблеме автоматического, без суда, списания долгов налоговой. Здесь "эксперты" манипулируют и умалчивают, что речь здесь идет только о случаях, когда должник признал долги в порядке добровольно согласованного налогового обязательства (сам подал декларацию). Сегодня по законодательству у него есть 70 дней, чтобы оплатить его. И такая норма действует сегодня относительно долгов от 5 млн грн. Минфин лишь предлагает уменьшить предельную сумму таких долгов. В чем проблема? И где здесь «автоматическое списание штрафов»? Сплошная ложь «экспертов», которые не читали закон.

Или посмотрим, почему так недовольны птицеводы. Что такое четвертая группа единого налога, откуда исключают птицеводство? Это группа, которая объединяет тех, кто платит не общий налог на прибыль предприятия, а упрощенный фиксированный налог, сумма которого рассчитывается, исходя из гектара обрабатываемой площади. Скажите, пожалуйста, у нас производство на птицефермах привязывается к площади земли? Какой? На которой расположена фабрика? Или у них свободный выпас? (Смеется). Или, возможно, эта льгота была пролоббирована в свое время одним из огромных аграрных холдингов? Это к вопросу, почему закон 5600 входит в антиолигархический пакет.

- Ну, почему же, у некоторых крупных компаниях в собственности земельные банки, где они выращивают зерно на комбикорм...

- Даже если так, то почему налоговая льгота, предназначенная только для бизнеса по обработке земли, переносится на всю компанию, конечная продукция которой – точно не зерно и не комбикорм? Тогда сделаем такую же схему для легкой промышленности, допустим, для производителей льняных тканей. Лен же где-то на полях растет. Так мы производителей тканей тоже должны на 4-ю группу единого налога перевести из-за этого? Птицеводы долго жили в немотивированно “тепличных” условиях. Компании стали лидерами, вышли на мировые рынки. Это прекрасно. И теперь пора поддержать воюющую страну, свою страну не повышенным (подчеркиваю!), а обычным налогообложением. Сейчас мы убираем неправомерные льготы, которые появились при прошлых властях, когда каждый олигарх пролоббировал для своих бизнесов выгодные условия налогообложения – в сельском хозяйстве, в энергетике, в недропользовании и тому подобное.

Например, производители зеленой энергетики возмущаются введением для них 3,2% ставки акцизного налога на производимую электроэнергию. Но ведь этот акциз существует для других производителей, а для них его нет. Да, мы с вами заинтересованы в развитии зеленой энергетики, но почему эти производители должны получать такие льготы? Им не достаточно того, что "зеленый" тариф в разы больше, чем в Европе?

- Они возмущаются не столько самим акцизом, как изменением правил на рынке, в который они инвестировали, рассчитывая именно на действующие льготы. Ведь они закладывали в бизнес-проекты те параметры, которые им гарантировало государство, стимулируя их таким образом к инвестированию в зеленую энергетику.

- Это очень сложный вопрос, где я могу частично с ними согласиться. Речь идет о так называемых стабилизационных нормах, когда инвесторы заходят на определенный рынок и предусматривают для себя определенные условия работы. Но здесь возникает вопрос. А если эта стабилизационная норма имеет признаки коррупционной, что тогда делать? С одной стороны государство Украина обещало не менять те или иные правила игры. А с другой – мы, как политическая сила, обещали избирателям убрать в налоговом законе коррупционные льготы. Когда мы решаем сложный вопрос, то должны исходить из необходимости поиска компромисса. И этот компромисс был найден, когда мы снизили пролоббированные олигархами “зеленые” тарифы не сразу на 50% или на 30%, как того требовала ситуация, а всего на 15% и на 7,5%. Но почему при этом должна сохраняться еще и налоговая льгота? В конце концов, ставка акциза 3,2% - не такая уж большая по сравнению с нынешней рентабельностью зеленой энергетики. Кроме того, если вы откроете ст. 8 Закона 810 (речь идет о реструктуризации “зеленого тарифа” – ред.), вы увидите, что гарантии инвесторам в случае изменения законодательства не распространяются на изменение налогового закона.

- И к вопросу рентных платежей, которые одни считают слишком высокими, а другие низкими, что, мол, гарантирует соответствующему олигархическому бизнесу сверхприбыли. То повышение рент, которое предложил Кабмин - это "точечная" борьба с олигархами или общая государственная позиция в вопросе стоимости ископаемых?

- Сейчас все говорят о бешеном увеличении ренты на добычу руды. Однако на сегодня в предложенном Минфином варианте законопроекта 5600 распределение прибыли составляет 20% – у владельца недр народа, а 80% - у добывающей компании. Сегодня же рента фактически привязана к себестоимости добычи, а не к рыночной стоимости. Это нормально, вы считаете? Посчитайте, рудники платят государству менее 3 долларов с тонны, в то время как цена железной руды достигает 180-200$ за тонну. Во всех странах рента привязывается к цене реализации. То есть, производители руды платят справедливо – больше или меньше в зависимости от ситуации на рынке. Кабинет министров предложил 3,5% ренты при цене руды до 100$ за тонну; 100-200$ – 5% и более 200$ – 10%. Я вообще не понимаю, о чем здесь вопрос? Воюющая страна имеет полное моральное право на то, чтобы получить справедливую долю дохода.

- Вы считаете справедливым забрать табачный акциз из бюджетов громад, когда его платили торговцы, в центральный бюджет, когда его будут платить производители?

- Это еще один миф. Никто даже не обсуждает такую возможность. Речь идет лишь о переводе администрирования акциза (то есть, сбора этого налога) с местного уровня (то есть, с розничной сети) на общегосударственный (на уровень производителей). Это улучшит платежную дисциплину и даст в бюджет плюс 2-3 млрд грн ежегодно. Но деньги не только останутся в громадах, их станет больше.

- Если в целом оцениваются результаты этих налоговых изменений, на какие дополнительные поступления государство может рассчитывать?

– Все эти разговоры об ожидаемых поступлениях несколько манипулятивны. Можно, конечно, сослаться на Кабмин, который рассчитывает на 50 млрд грн. Но есть такие категории налогов, поступления которых довольно трудно посчитать. Например, объемы той же ренты, которые теперь будут зависеть от цены реализации. Мы же не знаем, сколько будет стоить руда на мировых рынках через полгода или год.

Кстати, я не могу сказать, что со всем согласен в варианте, принятом в первом чтении. Он концептуально очень правильный и полезный, однако некоторые нормы подлежат доработке. И я лично буду подавать довольно много поправок ко 2-му чтению.

- А как вы можете прокомментировать недовольство нормами законопроекта тех депутатов, которые открыто в зале критиковали 5600, особенно от вашей политической силы?

- Если вы хотите, чтобы я подтвердил или опроверг связь коллег с олигархами и теневиками, которые намеренно сбивают закон, – я не буду этого делать, и все же верю в то, что подобная позиция является результатом введения коллег в заблуждение... Вы знаете, сколько стоит операция по пересадке почки в Украине?.. 323 тыс. грн. Очередь достигает 3000 больных. А с начала года – несмотря на существенное увеличение операций – их проведено только 42. Сорок две из необходимых 3000! Потому что выделено бюджетом на всю трансплантацию всего лишь 500 млн грн (что, кстати, вдвое больше, чем в прошлом году). Так вот, когда коллеги начнут воспринимать налоговый закон, который устраняет неправомерные льготы большого и сверхбольшого бизнеса, прекращает уклонения от налогообложения целых отраслей, в спасенных жизнях украинцев, в пенсиях, которые дают возможность людям не голодать, в зарплатах, которые позволяют медикам не выезжать в Польшу, когда они поймут, что несправедливое налогообложение убивает в прямом смысле этого слова – многое станет на свои места. Ну и, во-вторых, я, бесспорно, советовал бы меньше читать соцсети, а больше первоисточник - текст проекта. Это очень помогает развеивать сказки, легенды и мифы, связанные с законопроектом.

- Сколько поправок в целом можно ожидать? Учитывая общественный резонанс, несогласие профильных ассоциаций и наличие множества альтернативных проектов?

- Я думаю, что законопроект будут затягивать многочисленными поправками, которые будут подаваться намеренно, как спам. Об их количестве не могу сейчас судить, увидим. Вместе с тем, напомню, что в рамках регламента есть процедуры, которые позволяют эффективно противодействовать поправочному спаму. Не думаю, что это остановит нас в восстановлении справедливости в государстве.

Я, кстати, также готовлю предложения к проекту, поскольку считаю, что он не безупречен.

- А какие еще, кроме этого, налоговые нововведения ждут украинцев в ближайшем будущем? И когда возможна, так сказать, “большая налоговая" реформа. Или она не нужна, и можем обходиться “мелким ремонтом” налоговой системы страны?

- Я лично против крупных налоговых реформ. Скорее, за постепенное, системное усовершенствование налогового законодательства. Общественно-экономические отношения постоянно развиваются, поэтому постоянные изменения в налоговое законодательство совершенно оправданы.

Я вижу на сегодня три направления налогового совершенствования. Во-первых, у нас устаревшие нормы относительно налогообложения доходов физических лиц. Здесь можно говорить об объединении ЕСВ, военного сбора и общем снижении эффективной ставки налога на доходы физических лиц.

Мы так ничего и не решили с налогом на выведенный капитал, который, я считаю, частично можно ввести для предприятий с оборотом до 200 млн грн.

Также можем говорить о расширении налоговых скидок. Но все это – вопрос вероятных потерь бюджета и компенсаторов. Соответствующий законопроект был направлен нами в адрес Минфина для анализа и расчетов. Поэтому ожидаю от Министерства финансов взвешенную позицию - каким образом это можно реализовать.

Второе направление - это экологический налог. Его администрирование необходимо упростить, но при этом увеличить налогообложение выбросов CO₂.

И третье - -это местные налоги, которые также необходимо пересмотреть. Ко всему я бы пересмотрел и налог на недвижимое имущество.

- А снижение налогов для бизнеса вообще не планируется? Многие из экспертов говорят, что никакие штрафы, уголовное преследование, затягивание гаек не будут эффективны в деле детенизации так, как снижение налогового давления…

Половине экономики все равно будет выгоднее находиться в тени, чем платить даже самые маленькие налоги

- Мы с вами взрослые люди и не должны верить в иллюзии и сказки псевдоэкспертов в социальных сетях. Я понимаю, что пост о том, как убрать Гетманцева или о том, чтобы снизить налоги, наберет сотни лайков. В отличие от поста о том, как обеспечить бюджетные расходы и где найти компенсаторы. Также не вижу искупительных постов по поводу снижения в 2016 году ЕСВ, что породило дыру в 200 млрд грн в Пенсионном фонде и никак не повлияло на детенизацию. У нас было 4,8% от ВВП потерь в налоговых поступлениях, а компенсировались они аж на 1,4% от НДФЛ. Причем не столько от выхода зарплат из тени, сколько от повышения минималки. Кто за это ответил из тех горлопанов в соцсетях, которые называют себя экспертами? Кто ответил из политиков, которые на этом пиарились? Никто.

Многие не понимают, что снижение налогов в экономике, половина которой в тени, абсолютно ничего не даст. Потому что половине экономики все равно будет выгоднее находиться в тени, чем платить даже самые маленькие налоги. Вообще, если сравнить при этом уровень налогообложения Украины с другими странами Европы, то в Украине налоги – ниже среднего уровня.

Поэтому это иллюзия, что при пониженных налогах все сразу выйдут из тени, потому что так, мол, выгоднее. Налоги - это всегда принуждение и всегда неприятно. И любой налоговый закон – это всегда критика. Огульная или конструктивная - это уже другой вопрос.

О СОЗДАНИИ БЮРО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

- Расскажите о ходе отбора кандидатов на должность директора Бюро экономической безопасности.

- Конкурсная комиссия сформирована и приступила к работе под руководством советника руководителя Офиса президента Тимофея Милованова, и 7 июля истекает срок подачи документов на конкурс. Регламент работы комиссии составлен в соответствии с законом, который мы приняли, поэтому процесс идет достаточно взвешенно, нормально. В сроках, возможно, и произойдут сбои, но, надеюсь, они не будут критичными. Поэтому до 25 сентября с назначением директора – Бюро должно начать работу.

- А кого вы бы хотели видеть в этой должности, если, конечно, не говорить о конкретных фамилиях.

- Фамилии я называть не буду. Но точно не вижу в роли руководителей БЭБ ни действующее, ни прошлое руководство Государственной фискальной службы или других правоохранительных органов, занимавшихся экономикой. Мой двухлетний опыт работы в комитете доказывает, что фискальные органы, к сожалению, имеют определенные традиции, которые не хотелось бы, чтобы были унаследованы новым органом.

- Западные партнеры утверждают, что это должен быть человек с опытом правоохранительной деятельности...

- Необязательно. У директора БЭБ будут заместители, вот они должны быть с таким “правоохранительным” опытом. Скорее всего, на должность руководителя БЭБ стоит назначить человека с юридическим образованием и практикой, поскольку речь идет о правах человека, о знании основ юридической ответственности. Или же экономиста. Однако не хочу никоим образом влиять на комиссию в этом вопросе. Главное - чтобы человек, которого изберут, не вызывал раздражения прежде всего у бизнеса и общества. И ни в коем случае, чтобы кандидат не фигурировал в возбужденных уголовных делах. Такое у меня видение.

- А есть уже информация о том, сколько людей заинтересовались этим предложением?

- Знаю, что документы подали уже шесть человек. Разглашать их персонально не имею права. Вообще ожидаю, что будет много претендентов.

- Когда, по вашим прогнозам, начнутся назначения заместителей? И главное, какие гарантии прозрачности этих конкурсов и назначений?

- Во-первых, гарантии прозрачности выписаны в законе. Во-вторых, если мы, общество, не будем держать процесс на контроле и придирчиво не будем следить за тем, кто подается на конкурс, то могут произойти кадровые “сюрпризы”. Нельзя допустить туда людей с плохой репутацией и одиозных лиц. Необходимо понимать, что от этого органа и от его руководства очень многое будет зависеть в стране, поскольку Бюро является одной из предпосылок экономического будущего государства. Поэтому я призываю общественность всячески приобщаться к освещению конкурса на директора БЭБ и его заместителей.

- То есть вы считаете, что публичность является основным предохранителем кадрового провала в этом случае? Законодательных механизмов, которые должны обеспечить прозрачность конкурса, не достаточно?

- Соответствующие предохранительные механизмы выписаны в законе, и они уже работают. В частности, комиссия состоит из девяти человек, избранных по представлению различных ветвей власти. Ее заседания будут транслироваться онлайн, заслушивания кандидатов будут происходить публично и открыто. Никто не мешает любому народному депутату прийти на заседание комиссии, задать вопросы кандидатам и получить публичные ответы. И если сомнения относительно конкретного лица будут действительно аргументированы, то ни одна комиссия не примет решение об этом назначении.

- Закон о БЭБ принят, работа над его созданием начата, но, возможно, есть какие-то нормативно-правовые акты, которые предстоит принять в развитие?

- Да, необходимо принять законопроект 3959-1, который определяет подследственность БЭБ, то есть определить перечень преступлений в сфере публичных финансов, которые Бюро будет расследовать. Сейчас первое чтение мы уже прошли, текст доработали и комитет рекомендовал документ ко второму чтению.

- Когда ожидается его принятие?

- До конца этой сессии должны принять.

- Давайте мы объясним читателям, чем принципиально будет отличаться работа БЭБ от предыдущих структур, которые также вели расследование экономических преступлений?

- БЭБ – это силовой орган, и тут нечего отрицать. Мы хотели его таким создать, чтобы эффективно противодействовать преступлениям в сфере экономики. Но в отличие от предшественников, он будет более аналитическим, поскольку будет иметь доступ ко всем государственным базам данных и возможность сочетать полученную информацию в процессе производств. Хотелось, чтобы Бюро действовало сначала мозгами, а потом уже мышцами, а не наоборот, как это часто случается сейчас. Забежали, напугали, разобрались или нет, но при этом, вероятно, заработали. Вот этого не должно быть. БЭБ - это шанс перезагрузить всю правоохранительную систему в сфере экономики. И я считаю, что это исторический шанс, без преувеличения.

- Ваш прогноз относительно принятия закона о реформировании Службы безопасности Украины, которым, среди прочего, предусмотрено лишение СБУ несвойственных функций в экономической сфере. Успеют ли эти структуры до запуска БЭБ, как говорится, “разойтись краями”?

- Мы хотим принять его до конца этой сессии.

- По законопроекту все проблемные вопросы уже сняты?

- Нет, вопросы еще не сняты, но мы будем проводить документ через зал. Вы же понимаете, что в СБУ не очень довольны этими решениями. Но будем стараться довести дело до конца. Я убежден, что голосов хватит. Позиция Президента здесь очень четкая – необходимо завершить законодательную часть реформирования СБУ до конца этой сессии.

- А если голосов все же не хватит? У вас есть план “Б“ на такой случай?

- В законе о БЭБ мы провели норму, согласно которой СБУ теряет функции расследования экономических преступлений с 23 сентября. До этого дня в Бюро экономической безопасности должны быть автоматически переданы все дела, которые расследовались в СБУ. В целом нам удалось сделать текст закона о БЭБ сильным и правильным с точки зрения предохранителей. И наши оппоненты это пропустили. Вероятно, рассчитывали, что "собьют" все в зале, а не получилось благодаря поддержке Президента.

- А что с финансовой и материальной стороной? Речь о бюджетировании БЭБ, помещении, транспорте и так далее.

- В бюджете есть средства на Государственную фискальную службу, как раз из этой суммы деньги и будут перераспределены на БЭБ. Это требует внесения соответствующих изменений в бюджет, но этим уже должен заниматься директор Бюро.

- А в каких объемах необходимы расходы на Бюро?

- С конкретными суммами еще не определились. Но обещаю, что дополнительных расходов на правоохранительную систему не дадим. Деньги будут перераспределены внутри.

- Когда и при каких условиях можно ожидать реальный результат работы Бюро?

- По плану Бюро должно заработать, если не на полную мощность, то хотя бы в более-менее слаженном варианте до конца этого года. Для того, чтобы общество и экономика ощутили результат его деятельности (путем прекращения системного мошенничества с НДС, налоговых “скруток” и т. п), еще максимум полгода. Скрутки, кстати, довольно сильно сократились в последнее время, но еще остаются объемы около 1,5 млрд грн в месяц.

На сегодня проблема заключается в том, что Государственная налоговая служба направляет силовикам сведения о конкретных злоупотреблениях, а те почти ничего не расследуют, не привлекают нарушителей к ответственности. Потом. На уменьшение количества нелегального и контрабандного топлива в стране, алкоголя и табака – мы даем Бюро год. Потом уже можно заниматься тонкими "материями".

- Таможенники очень ждут решения о криминализации товарной контрабанды. Как этот вопрос продвигается?

- Моя личная позиция заключается в том, что эффективность юридической ответственности – в неотвратимости наказания, а не в его суровости. В Уголовном кодексе есть статья 290 – об ответственности за уклонение от налогообложения, и таможенных платежей это тоже касается. Поэтому, если бы правоохранительные органы вместе с таможней четко отрабатывали эти преступления, то никаких проблем не было бы. Поскольку штраф в размере стоимости партии товара с конфискацией всей партии – это болезненный имущественный удар для контрабандиста.

Но, с другой стороны, я соглашаюсь с руководителем Гостаможни Павлом Рябикиным в том, что контрабанда, и вообще теневая экономика приобрела такие масштабы, что бороться с ней только штрафами уже нереально. И это признано в СНБО, Президентом и всеми остальными. Именно учитывая это, криминализация на сегодня уместна. У нас не вызывает сомнения то, что криминализировать необходимо контрабанду подакцизных товаров. С этим соглашаются абсолютно все, даже оппозиция. Поэтому я убежден в том, что Верховная Рада поддержит криминализацию контрабанды в первую чтении, а ко второму чтению мы его доработаем. Правда, не думаю, что успеем пройти второе чтение до конца этой сессии.

- Как комитет оценивает результаты работы ГНС и ГФС в противодействии нелегальному рынку топлива?

- Вопрос противодействия нелегальным рынкам подакцизной продукции у нас в комитете на постоянном контроле. В прошлом месяце мы провели три тематических заседания, посвященные борьбе с нелегальным рынком топлива, алкоголя и табака. Решения комитета, как вы знаете, хоть и носят рекомендательный характер, однако требуют конкретных мер от руководителей упомянутых ведомств. Они должны проверить приведенные на комитете факты для пресечения незаконной деятельности "нелегалов". Что же касается результатов выполнения решения Комитета, то они неутешительны.

Государственная налоговая служба так и не провела проверки АЗС по вопросам ведения кассовых операций (РРО). Отсутствуют также результаты в отношении каждого субъекта, осуществляющего реализацию топлива с нарушением законодательства по перечню, предоставленному Комитетом. По нашим данным, из 475 "серых" субъектов: по 223 результат работы ГНС отсутствует, 77 аннулирована лицензия. По результатам проверки 103 «черных» субъектов – по 60 применены штрафные санкции на 5,3 млн грн, и 14 демонтированы.

Сейчас налоговики не проводят работу по отработке цепей поставки растворителей в целях производства топлива. С момента принятия решения Комитетом у налоговой милиции тоже отсутствует результат. Так, по состоянию на 14 мая и через месяц 14 июня объемы изъятого топлива почти одинаковые, стоимость составляет около 1,1 млрд грн. Налоговики не отработали предоставленный им перечень субъектов с признаками уголовных правонарушений – 14 из 24 мини-НПЗ, которые имеют такие признаки, ими до сих пор не проверены. Нет ни новых зарегистрированных уголовных производств по фактам нарушений, ни информации об изъятом топливе (кому передано, где хранится и демонтировано ли оборудование). В целом, могу утверждать, что работа праоохранительных органов в противодействии нелегальному рынку топлива в Украине крайне неудовлетворительная.

О СОТРУДНИЧЕСТВЕ С МВФ

- Что слышно в переговорах с МВФ, какие там настроения и перспективы? Ведь срок нынешней программы уже подходит к концу и, возможно, - уже пора говорить о новых программах?

- До конца этой сессии есть несколько законопроектов, которые мы должны принять во исполнение требований МФВ. Партия власти очень настроена на то, чтобы выполнить эти требования, большинство из которых совпадают с нашим видением. И мы понимаем в целом, что это нужно не для МВФ, а для нас самих. Но мы также понимаем, что перед нами, в целом, есть цель – решить наши структурные проблемы и вообще прекратить кредитование в МВФ, выплатив все кредиты и завершив все программы. Я считаю, в течение четырех последующих лет такой сценарий реален. К этому нужно стремиться. Чтобы жить и привлекать средства на общих основаниях, как это уже сделала Польша, например, и восточноевропейские страны. А пока должны работать с Фондом, чтобы обеспечить структурный прогресс и развитие, сделать кредитование Украины более дешевым.

Оксана Полищук, Киев

Фото Юлии Овсянниковой

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-