Василий Коваленко, и.о. председателя АО «ГПЗКУ»
Несмотря на проблемы с китайским кредитом о банкротстве корпорации речь не идет
20.10.2021 09:00

В зерновом хозяйстве государства, основным структурным элементом которого является Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины (далее - ГПЗКУ), назревает проблема. Из-за невозможности выполнить обязательства по 1,5-миллиардному кредитному договору перед китайским государственным Эксимбанком, заключенному в 2012 году на финансирование поставки зерна китайской China National Complete Engineering Corp., правительству придется открывать предусмотренные соглашением государственные гарантии.

К сожалению, ГПЗКУ давно уже стала синонимом неэффективного госуправления и грязного политического обмена. За 11 лет в ней сменилось 14 руководителей. Деятельность компании обременена многочисленными уголовными делами за растраты имущества. Реестр судебных решений насчитывает почти 2,5 тысячи дел, где фигурируют ее сотрудники и руководители разных лет. По данным из открытых источников, ГПЗКУ по итогам 2020 года имела почти 6 млрд грн чистого убытка. Поэтому, если не поразгребать эти «авгиевы конюшни» сейчас - на одном из крупнейших операторов аграрного рынка Украины можно будет ставить крест. Исполняющий обязанности главы правления ГПЗКУ Василий Коваленко, который при этих репутационных рисках согласился возглавить корпорацию, уверен - наихудший сценарий еще можно предотвратить. Свое видение он изложил в беседе с корреспондентом Укринформа сразу после первого заседания правительственной рабочей группы, призванной решить судьбу кредита и, по сути, и судьбу всей корпорации.

- Зафиксируйте то, что имеем сегодня. В каком финансовом состоянии ГПЗКУ?

- У компании почти не осталось оборотных средств - у нас на счетах сейчас около 25,5 миллиона долларов. При этом, за последние 10 месяцев у нас образовался невозвращенный валютный выторг почти на 29 млн долларов, это невозврат за контракты, которые оставила нам старая команда. И также у нас на сегодня остается оплата по кредиту 96 миллионв долларов.

За последний год вокруг ГПЗКУ произошло немало событий, которые подорвали ее репутацию на рынке. Поэтому нашей команде поставлена ​​задача ее восстановить.

У меня складывается впечатление, что последние 10 месяцев компанию откровенно «дерибанили». В рамках уголовного производства о действиях предыдущего руководства на терминале «Транссервис 2008» арестованы 54,3 тыс. тонн ячменя. Из них 32,6 тыс. тонн находятся на судне более 2-х недель. Рассчитывать на то, что зерно не испортится, уже даже не приходится. Правоохранители установили, что прежнее руководство корпорации в период с ноября 2020 по август 2021 года проводило экспортные операции зерновых с подконтрольными ему компаниями-нерезидентами. При этом стоимость товара занижалась, а оплата существенно растягивалась во времени. Предварительный анализ коммерческой деятельности показывает, что с начала года убытки от покупки и продажи зерновых по «нерыночным» ценам могут составить около 1 млрд гривень. Закупки зерновых урожая 2021 года основном проводились по завышенной стоимости на 300-500 грн на тонне через компании, использующие схемы «скруток» НДС.

- Объясните причины убыточности корпорации в последние три года. Сейчас она достигает уже 5,8 млрд грн. И это при рекордных урожаях.

- С момента взятия в 2012 году кредита в китайском Эксимбанке для поставки зерна китайской China National Complete Engineering Corp (далее ССЕС), корпорация стала убыточной. Кредит на сумму $1,5 млрд тогда корпорация получила по коммерческой ставке - 4,5% плюс LIBOR.

Из этой суммы непосредственно в операционное пользование корпорации поступила треть - 450 миллионов долларов. Остальная сумма была размещена на счете в государственном Укрэксимбанке. Процент, который начислял украинский банк по этому депозиту, должен был перекрывать процент по китайскому кредиту. Но в 2015-м году рыночная и политическая ситуация изменились, и вместе с ней изменились и кредитная и депозитные ставки. Государство нам предложило максимум 3%, а по китайскому кредиту ставка уже составляла 7%. Поэтому обслуживать его за счет депозитных процентов стало невозможно.

В то же время в договоре на поставку зерна, которое планировалось закупать на кредитные средства, появилась обязательная скидка (так называемая преференциальная маржа) - 5 долларов за тонну при продаже зерна ССЕС.

При этом китайский кредит состоял из двух частей. Одна шла на закупку зерна. Другая - на закупку китайских средств защиты растений и сельскохозяйственной техники (корпорация оперирует банком земли размером 6 тыс. га. - Авт.). Вторую часть кредитных средств мы не используем, хотя платим за них ежегодно $90 тыс. За обслуживание счета. То есть за 10 лет мы уже заплатили $800 тыс., фактически выбросили деньги на ветер. Иными словами, если изначально финансовые условия по этому кредиту и условия поставки были выгодны Украине, то с 2015 года они изменились для нас в противоположную сторону, что и выливается в постоянные убытки.

Финансовым бременем для компании также является невозврат валютной выручки в размере около 200 миллионов долларов в 2014/15-го годах. За эти средства корпорация борется в судах. Пока безрезультатно.

- Почему так вышло, что кредитные условия для нас ухудшились?

- Дело в том, что наш контрагент – корпорация ССЕС – не является профессиональным аккредитованным зернотрейдером в Китае. Она вообще к зерну никакого отношения не имеет. Название компании - Китайская национальная корпорация машинной индустрии и генеральных подрядов. Возможно именно это обстоятельство и позволило Украине сначала получить крайне выгодные для себя условия. Торговля в первые годы шла в небольших объемах. Но дальше китайская сторона инициировала подписание нескольких дополнительных соглашений, которые поэтапно меняли условия поставки и формулу ценообразования на менее выгодные для нас. На сегодня условия поставок абсолютно не рыночные и в случае выполнения - убыточные для ГПЗКУ.

Проблема в том, что кредит китайский Эксимбанк выдал под государственные гарантии правительства Украины. Если мы не найдем выход, то придется открывать государственную гарантию, то есть платить из госбюджета. Здесь возможны два сценария, или государство оплатит очередной платеж по кредиту, а это 96 млн долларов, или по требованию банка, платит остаток кредита 900 млн долларов, плюс проценты. Конечно, ни один вариант нас не устраивает, поэтому надо спешить с решением.

– Сколько у вас есть времени до момента «Ч»?

– До 21-го январь 2022 года. Но, по сути, времени нет. Во-первых, наши банки фактически с 20 декабря идут на «большую перемену» - рождественские и новогодние праздники, из которых страна выходит только через месяц, а там сразу и Китай входит в свои новогодние праздники. Поэтому сроки очень сжатые, а еще даже переговоры не начинались. При том, что надо обсудить реструктуризацию кредита, изменение ставки и сроков и отдельно договориться с торговым партнером о ценах и условиях поставки. Генеральным торговым партнером со стороны Китая определена ССЕС, поэтому у нас не было выбора с кем торговать.

По соглашению, мы должны были поставлять 5 млн тонн зерна ежегодно. Но очевидно, это какие-то нереальные обязательства, потому что Китай со всей Украины столько не завозит. Не говоря о том, что ССЕС никогда не имела такого объема квот для импорта в Китай. За все эти годы было поставлено около 6 млн тонн. Однако, претензии за невыполнение поставок мы постоянно получаем.

- В каком виде эти претензии? Мы обязаны платить штраф за не проданную партию?

- Да, соглашение составлено по принципу «бери или плати». Только в нашем случае "грузи или плати". В этом году компания выставила около 90 оферов на общий объем более 4 млн тонн, на которые китайцы даже не ответили.

Есть и другая проблема. Контракт изначально предусматривал закупку перечня культур, в частности, ячмень, пшеницу, кукурузу. Однако с тех пор как контракт подписан, украинская пшеница до сих пор не сертифицирована для поставки в Китай. То есть, у них на государственном уровне поставки пшеницы из Украины заблокированы. И это вторая причина, по которой мы не можем выполнять свои обязательства в полной мере. По факту мы грузим в Китай преимущественно кукурузу, что уменьшает наши возможности по поставкам туда других культур.

- Все названные вами проблемы тянутся годами, а дела до них раньше никому не было. Почему ситуацию довели, как говорится, до ручки?

Во-первых, все спорные вопросы по этому кредиту наши китайские партнеры требуют обсуждать только на межгосударственном правительственном уровне. А это всегда не просто организовать. В ГПЗКУ за 10 лет сменилось 14 руководителей, и каждый, понимая, что в перспективе его кратковременного правления нет времени «Ч», не хотели заниматься решением спорных вопросов. А если что-то и приходилось подписывать от имени правительства или корпорации, как, например, невыгодные изменения в контракты, то все же знали, что ответственности за это никто не понесет. Все понимали, что проблемой реально начнет заниматься только тот, кому она «прилетит» во время его каденции. Вот нам и нынешнему правительству Дениса Шмыгаля и придется ее решать.

Сразу хочу заметить. Несмотря на преддефолтное состояние по кабальным кредитным обязательствам, даже с учетом низкого уровня оборотных средств в корпорации, о дефолте перед нашими поставщиками и покупателями речь не идет. Да, есть сложности во взаимоотношениях с нашими крупнейшим кредитором, но банкротства корпорации никто не допустит. Хотя компания вряд ли переживет еще одну смену руководства.

- Но как вы собираетесь выполнять обязательства, не имея оборотных средств?

- У нас есть оборотные средства, но с их имеющимся уровнем нельзя говорить о каком-либо лидерстве на рынке. Мы будем обеспечивать торговую деятельность, но временно покидаем ТОП-5 отечественных экспортеров, потому что сейчас корпорация физически не может обеспечивать большие объемы торговли. Мы сознательно сдаем рыночные позиции, чтобы заняться трансформацией и стать более эффективными с точки зрения бизнеса.

- Имеете ли оценки падения рыночной репутации ГПЗКУ в денежном эквиваленте или иных показателях?

- Это сложно оцифровать, но скажу что в последний год круг наших покупателей очень сильно сузился. Из-за постоянных скандалов и уголовных дел вокруг корпорации от взаимодействия с ГПЗКУ отказываются крупные транснациональные партнеры. Если говорить о первом эшелоне транснациональных компаний и других потенциальных покупателей, то наши потери - почти 90% контрагентов. Поэтому мы везде информируем о полном обновлении основного менеджмента компании и гарантируем порядочность взаимоотношений с нашими покупателями и поставщиками.

- Что сейчас происходит вокруг проблемного кредита - консультации, переговоры?..

- На днях состоялось специальное совещание под председательством вице-премьера Любченко, на которое также были приглашены и наши китайские партнеры. Мы представили им наш план выхода из кризиса и предложения условий реструктуризации.

В общем правительственная комиссия ожидает от нас в течение ближайшего месяца глобальный план реструктуризации с четко выписанной финансовой моделью, как мы видим привлечение денег, и как в дальнейшем компания будет существовать.

Принципиальное решение правительства: ГПЗКУ должна оставаться на рынке и продолжать функционировать. Ее нужно превратить в глобального государственного национального зернотрейдера с полным циклом производства зерна - от выращивания до продажи. Собственно, китайцы тоже не раз отмечали, что у ГПЗКУ должно быть банк земли для выращивания продукции, необходимой для поставки в Китай.

И как показывает практика хозяйствования одного из наших филиалов в Херсонской области, который обрабатывает около 6000 га земли, такой вариант может быть весьма прибыльным. Поэтому мы уже вышли с предложением о формировании банка земли, возможно это произойдет путем предоставления государственных земель и аренды.

- А если китайская сторона откажется обсуждать любые варианты, у вас есть план «Б» на этот случай?

- Да, есть. Мы предлагаем сегодня, не останавливаться и искать альтернативные источники финансирования. Надо погасить кредит китайскому Эксимбанку и дальше двигаться с чистого листа. Детальный план мы уже представили в Кабмин, сейчас находимся на этапе обсуждения.

Или же если оставлять рабочим соглашение с китайцами, то лучше не отказываться от сотрудничества с нынешним торговым партнером, а привлечь его для более профильной задачи. Например, к модернизации наших элеваторов, портовой инфраструктуры. Кажется, здесь он больше пригодится, чем в экспорте зерна.

- Что вы предлагаете для налаживания эффективной деятельности корпорации? Как вытащить из убытков?

- В дополнение к земельному банку, надо создать на базе ГПЗКУ компанию-нерезидента, чтобы активизировать нашу торговлю за рубежом. Корпорация должна иметь возможность продавать не только из Украины, но действовать как транснациональный трейдер, торгуя с разными странами.

Компания-нерезидент значительно упрощает товарные и финансовые операции с внешними контрагентами. Наличие в составе корпорации такого спутника, это рыночная необходимость, обусловленная сложным отечественным законодательством, не позволяющим госкомпаниям в некоторых ситуациях действовать оперативно. Конечно, речь не идет о том, чтобы ГПЗКУ создавала какие-то оффшоры, совсем нет. Надо выбрать правильную европейскую юрисдикцию, возможно Швейцарию. В этом случае будет обеспечена полная прозрачность, юридическая чистота и подконтрольность «дочки».

В любом случае нерезидентская компания добавит нам инструментов и возможностей. Мы считаем, что в результате это расширит нашу «воронку закупок» на 50-60%.

Далее. Нашей компании пока недоступны механизмы хеджирования рисков на товарных биржах. Поэтому планируем внедрять внутреннюю систему управления рисками. Она будет базироваться на фундаментальной аналитике рынков и диверсификации ценовых рисков благодаря распределению товарных позиций. Планируем развивать это направление и углублять путем привлечения специалистов.

Сегодня мы хотим донести миру и внутреннему потребителю два ключевых момента: в компании новая команда, которая понимает, что она делает, и что возвращение доброй репутации перед нашими контрагентами - это задача номер один.

- Что касается закупок сельскохозяйственной продукции неизвестного происхождения и проблем с возмещением НДС. Как будете действовать в дальнейшем, чтобы избежать таких ситуаций?

- Когда закупается товар без подтверждения его реального происхождения, тем самым формируется фиктивная товарная масса, документы о которой используются для незаконного возмещения НДС из бюджета. Это так называемые «скрутки». Предыдущим руководством по непонятным причинам из положения о работе департамента закупки были изъяты требования проверки товара - происхождения зерна и наличия документов его подтверждающих. Например, требование к производителю предъявлять договор аренды земли и т.п. За 2021 год невозврат НДС по таким схемам может составить около 300 миллионов гривень. Мы еще не знаем, какое количество зерна, находящегося в товарных остатках на элеваторах, тоже не имеет подтверждения своего происхождения.

Поэтому у нас сейчас идет собственная ревизия, корпорацию проверяет также Офис крупных налогоплательщиков, Государственная аудиторская служба Украины и Министерство экономики. Уже обнаружены массовые нарушения, которые вскоре лягут на стол руководству страны и правоохранительным органам. Будем снова инициировать перед правительством пересмотр отдельных нормативных документов и пытаться вернуть форвардную программу. Предыдущим руководством даже это подразделение в корпорации было расформировано за якобы ненадобностью.

- Кому и что конкретно предложите на условиях форварда? Будет ли этот инструмент интересен производителю?

- Пойдем навстречу мелкому производителю, ему больше нужны деньги для инвестирования в будущий урожай. Но при этом будем жестко проверять своих потенциальных партнеров. Историй с финансированием и заключением форвардных контрактов с фирмами-однодневками или «порожняками» уже не допустим.

Наша команда сейчас разрабатывает ряд новых конкурентоспособных инструментов, которые мы предложим отечественным агропроизводителям. Думаю, что целевым потребителем нашего продукта и партнером должно выступать хозяйство с активом не менее 2 тысяч гектаров земли.

Сейчас форвардные инструменты уже не актуальны, поэтому дождемся следующего «окна» финансирования сельхозпроизводителей весной. К тому моменту у нас будет ясное понимание финансового положения корпорации и потенциальных потребностей сельхозпроизводителей.

- Расскажите, как наводите порядок на местах?

- За последний месяц мы полностью обновили руководство корпорации, заменили всех директоров департаментов. То есть, проведена глобальная кадровая чистка. К работе привлечена часть людей, работавших в корпорации раньше, часть пригласили совершенно новых людей. Планируем сменить 90% руководителей на местах, всех директоров элеваторов. Мы открыты сейчас для приема людей на эти должности.

– Не закладываете ли вы себе мину замедленного действия "турбоувольнениями», которые затем будут оспариваться, и люди будут возвращаться на должности?

– У меня нет незаконных увольнений. Мы с людьми прощаемся исключительно по соглашению сторон. Поверьте, еще никто не ушел с юридической возможностью судебного иска. Также полностью изменена кадровая служба. Была доказана ее причастность к формированию штата «мертвых душ» в корпорации, когда люди при зарплатах в 50-60 тысяч гривень просто числились в штате и ничего не делали здесь. Обнаружилось около 30 человек, которых вообще никто никогда не видел. Таким образом раздували фиктивный зарплатный фонд, который корпорация выплачивает до сих пор.

- Какая у вас средняя зарплата для рядовых сотрудников?

- На уровне 15 тысяч гривень.

- А у директоров элеваторов?

- В среднем 25 тысяч гривень.

- Вы не считаете, что это мало для линейного руководителя, который оперирует материальными ценностями на миллионы?

- Да, это мало. Но, к сожалению, нет механизмов быстрого реагирования в этой ситуации. Во-первых, владелец ГПЗКУ - государство, поэтому корпорация, как и все другие, имеет большую бюрократическую организационную надстройку. Чтобы изменить принципы оплаты труда, надо пройти несколько кругов согласований. А, во-вторых, нужно принципиально иначе построить систему мотивации в компании. Чтобы зарплата линейных руководителей находилась в прямой зависимости от результатов их производственной деятельности. У нас 52 элеватора, практически все они убыточны. Как при этом платить высокие зарплаты? За что?.. Только, чтобы не воровали?..

- Почему элеваторы убыточны?

Первая и самая главная причина - тотальное старение оборудования, которое существует еще с советских времен. Это не те технологические комплексы, в которых аграрии сейчас хотят хранить зерно. Если у конкурентов, которые строят свои элеваторы по новым технологиям, нужно 20 рабочих для обслуживания оборудования, то у нас это должны делать 150 рабочих. Я уже не говорю об энергоэффективности у них, и у нас - это небо и земля. У нас сушки до сих пор на дизеле работают. Поэтому мы и настаиваем на модернизации.

- Как вы прокомментируете недавнее оправдание Высшим антикоррупционным судом Валерия Томиленко, которого обвиняли в заговоров и хищении 88 млн грн?

- Если суд такой высокой инстанции не нашел в его действиях никакой вины, то либо доказательная база была слаба, либо действительно не было состава преступления и преступного умысла. То, что Томиленко шесть лет назад подписал с китайцами кабальные условия о преференциальной марже в 5 долларов за тонну, это так. Возможно, его к этому побудили некоторые непреодолимые обстоятельства. Я слышал версию о том, что корпорация в то время не могла торговать с другими покупателями, кроме Китая. И согласие на те 5 долларов развязало нам руки.

Скажу, что за период правления Томиленко мы не находим особых злоупотреблений. Вот бывший глава "Лектравы" Андрей Власенко - другое дело. Всего за 9 месяцев его правления - это невозвращение наших кораблей, произвольное раздувание зарплатного фонда, завышения стоимости закупок везде, куда только можно - топливо, газ, электричество и прочее.

- Как вы объясните с точки зрения репутации свою работу в ГПЗКУ на руководящих должностях - в 2018-м вы были советником председателя, а затем в 2019-м заместителем. То есть, вы были здесь в то время, когда все эти проблемы нарастали. Как вы можете от них теперь отмежеваться?

- Когда я сюда пришел, то был советником по юридическим вопросам и не имел отношения к коммерческой деятельности компании. Я не могу ничего сказать о том, что компания тогда не справлялась со своими обязанностями. Заместителем я был сначала у Ирины Марченко, но она тогда выстраивала единоличное руководство и к принятию решений заместители не привлекались. И в тот период я ​​также не могу сказать, что были злоупотребления, перекосы. Затем был заместителем у Саймона Чернявского. Он совершенно не вникал в жизнедеятельность компании - это мое личное мнение. У Саймона была идея максимально быстро продать компанию, и поэтому производственные процессы в ней постепенно останавливались. Хотя, как оказалось, в руководстве государства эту идею не поддерживали. Тем более не поддерживают ее и сейчас.

Кстати, подобный вопрос мне задавали и на собеседовании, когда меня пригласили возглавить корпорацию. Я прокомментировал его так же, как вам сейчас. Вполне понимаю, что мне еще не раз об этом спросят, но гарантирую, что краснеть не придется. ГПЗКУ вернется в пятерку операторов зернового рынка. Но сначала придется избавиться от всего криминального багажа, решить вопрос с китайским кредитом и поставить организацию на нормальные деловые рельсы.

- Что вам дает основания утверждать, что у вас получится лучше, чем у предшественников? И что удержит вас от соблазнов, которые всегда будут на этой должности?

- Я не допускаю ни к себе, ни в свою команду людей, которые ставят мгновенное обогащение превыше всего. Верю в моральные человеческие качества и, если хотите, в карму. Где бы я ни работал, никто не может обвинить в том, что я злоупотреблял. И еще у меня есть моральные обязательства перед людьми, у которых я проходил собеседование.

– Вам дали карт-бланш?

– Можно сказать и так.

– А если люди, которые с вами проводили собеседование, которым вы доверяете и считаете сегодня своим тылом, завтра уйдут, вы готовы к тому, что останетесь разменной политической фигурой, как это и было всегда с руководителями ГПЗКУ?

– Корпорация не моя собственность, и я постоянно повторяю это своей команде. И если наступит тот момент, когда надо встать и уйти, мы встанем и уйдем. Значит политическая целесообразность вновь победила деловую.

- Сколько времени вам понадобится для возвращения корпорации в эффективное предпринимательскую среду?

- Если все наши амбициозные планы будут выполнены, то в течение двух лет реально вывести ее из упадка. Но это при условии формирования банка земли, привлечения инвестиций и построения новой корпоративной бизнес-модели. При имеющейся ликвидности рынка зерновых и при том, что Украина находится в лидерах аграрного рынка, мы выйдем из кризиса достаточно быстро.

Записала Оксана Полищук, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-