Михаил Гончар, президент Центра глобалистики «Стратегия XXI»
США имеют уникальный шанс сформировать мощный ответ действиям России на рынке ЕС
09.02.2022 20:13

Михаил Гончар - давний исследователь энергетического оружия России. И, как уже понятно, один из самых точных прогнозистов.

История газового шантажа, манипуляций объемами, маршрутами, одним словом – использование углеводородов в качестве энергетического оружия на всем постсоветском пространстве он и возглавляемый им Центр «Стратегия ХХІ» описывали много раз с разными партнерами и на разных языках. Поэтому сегодня, во время энергетического кризиса, именно с ним мы решили обсудить энергетический сюжет, в котором находятся и Украина, и Европа. 

РОССИЯНЕ К СВОЕМУ ДОМИНИРОВАНИЮ ШЛИ ДВА ДЕСЯТИЛЕТИЯ ПУТИНСКОГО ПЕРИОДА. ОДНАКО СИТУАТИВНЫЙ ВЫИГРЫШ - НЕ ПОБЕДА

- Михаил Михайлович, можно сказать, что ваши худшие сценарии оправдались? Россия побеждает. Потому что, говоря вашими словами, спроектировала и успешно проводит разделение сфер влияния, используя газовый шантаж... До 55% доходила доля российского газа в немецком потреблении. 

- Ситуативный выигрыш России не означает тотальную победу. Они сейчас на коне и, конечно, что они к этому шли достаточно системно и последовательно в течение длительного времени, два десятилетия путинского периода. Но, опять же, если взять вид той заветной победы, который был начерчен в Кремле где-то в нулевых, и то, что есть на сегодня, – это две разные картины. 46,8% всего российского импорта газа в ЕС в І полугодии прошлого года – это показатель того, что их стратегия постепенного захвата рынка взяла верх. И Европейский Союз не может быстро найти альтернативу. С другой стороны, нельзя утверждать, что ситуация безальтернативна для ЕС.

Доминирование Газпрома на рынке ЕС выглядит как эффектный, но недолговечный трюк

Нарисую вам интересную картинку из прошлого. Когда в начале 2000-х Газпром строил «планов громадье», проектируя потоки в обход Украины, то в Кремле даже в страшном сне не могли себе представить, что Соединенные Штаты Америки из страны крупнейшего импортера газа превратится в мощного добытчика да еще и одного из крупнейших экспортеров. Более того, «Газпром» на своих презентациях «пророчески» писал цифру 54 млрд куб.м экспорта российского газа в сжиженном виде в США в 2015 году!

Тем более они себе не представляли, что Австралия станет в конце второго десятилетия ХХІ века игроком №1 на рынке сжиженного газа.

Катар, как многолетний лидер на рынке СПГ, казался в Москве тяжеловесом, недосягаемым для того, чтобы его обойти. Не случайно они пытались Катар втянуть в газовую ОПЕК, которую создали – Форум стран-экспортеров газа. Но впрячь Катар в российскую упряжку им не удалось. Этот маленький эмират газа и песка на побережье Залива – слишком крепкий орешек для прихотей Кремля.

И поэтому на сегодня СПГ-триада США-Австралия-Катар на самом деле определяют судьбу глобального газового рынка. Ситуативное преимущество и доминирование Газпрома в Европе выглядит как эффектный трюк, который в ближайшие годы совместными усилиями СПГ-триады может быть сведен на нет.

ВОСПОЛЬЗОВАВШИСЬ ПОСТПАНДЕМИЙНЫМ РОСТОМ СПРОСА, ГАЗПРОМ СОЗДАЛ ИСКУССТВЕННЫЙ ДЕФИЦИТ НА РЫНКЕ ЕС 

- Энергетический кризис в мире случился в том числе и потому, что существует дефицит газа. Почему возник этот дефицит?

- Есть объективные факторы, которые этому способствовали. Пандемия привела к карантинным ограничениям, карантинные ограничения - к спаду экономической активности. То есть, вспомним 2020-й год – это был год самых низких цен на нефть и газ. А в 2021-м выход из пандемийных ограничений – резкий всплеск спроса. Это привело к возникновению текущих дефицитов, поскольку добывающая промышленность не может так быстро реагировать на удовлетворение растущего спроса немедленно. Если завтра нужно больше бензина, дизтоплива или газа, то по вашему желанию на следующий день это не появится как по волшебству. Есть определенный временной лаг, чтобы этот спрос был удовлетворен. Также сработало то, что азиатский газовый рынок и так всегда был более премиальным, чем европейский, и основной рост глобальной экономики концентрировался именно в Азии, а не в Европе или Северной Америке. И в Азии всегда были готовы платить более высокую цену, поэтому основные потоки СПГ пошли именно туда.

Газпром воспользовался этими объективными факторами и "подсушил" европейский газовый рынок, уменьшив поставки на него до контрактных минимумов и прекратив закачку газа в свои ПХГ на территории ЕС. Кроме того, прекратил спотовую торговлю на своей площадке. Это и повлияло на создание ценовой эскалации. Сначала это делалось, чтобы заставить Европу быть послушной, покорной и запустить «Северный поток-2», ускорив его сертификацию. Но аппетит приходит во время еды. Россиянам показалось, что можно заставить ЕС пересмотреть и свои подходы к газовому рынку – изменить правила игры и вернуться к практике долгосрочных контрактов, как это было в 1990-х и нулевых. И они продолжали "подсушивать" газовый рынок, ограничивая транзит через Украину, а также через Польшу.

Последнее было беспрецедентным, ведь Ямал-Европа (газопровод, который в обход Украины поставлял газ из Сибири в ЕС) всегда был загружен по максимуму с момента своего вывода на проектную мощность в 2005 году. А тут внезапно видим, что последние полтора месяца – вообще ноль транзита, хотя в принципе Ямал-Европа – это первый российский проект в обход Украины. Поэтому намерения Газпрома стали очевидны.

- Европа начала понимать свою уязвимость?

- Очень разно направленные месседжи доносятся из Брюсселя. Верховный представитель ЕС по внешней политике в декабре указывает на нерыночное поведение Газпрома, а уже в январе говорит – нет-нет, мы не подозреваем Россию в каком-то злом умысле. Это все то, что играет на руку Газпрому. Но руководитель самого авторитетного в мире энергетического института Международного энергетического агентства довольно однозначно заявил, что Газпром прибегал к манипуляциям. И это уже как вердикт звучит. Международное энергетическое агентство не дает политизированных оценок.

Россия через Газпром действовала и действует на европейском газовом рынке, как на театре военных действий, используя именно гибридные технологии воздействия на рынок. Это и сказалось – "подсушивание" европейского газового рынка привело к скачку газовых цен до более чем 2 тысяч долларов за 1 тысячу куб.м. Можно сказать, что это мечта, которая превзошла все ожидания, потому что даже Миллер во время пика нефтяных и газовых цен в 2008 году говорил о цене на газ в 1 тысячу долларов за 1 тысячу куб.м.

Они использовали тенденцию возникновения дефицита на рынке, приложили свое незаметное – в начале спецоперации во второй половине лета и осенью прошлого года – участие и достигли ситуативного успеха.

- Германия заявила, что будет запускать терминалы для сжиженного газа. Это значит, что она начала просыпаться и ей уже перестало нравиться быть жертвой, объектом этого гибридного взаимодействия?

- Ничего это пока не значит. История с терминалами в Брунсбюттеле и Вильгельмсхафене – не сегодняшняя. Какие-то предпроектные наброски были сделаны еще раньше, но, я так думаю, что развития это не получило вследствие чрезмерной шредеризации немецкого политикума. Сейчас новое правительство только пытается взглянуть по-другому на проблему чрезмерной зависимости от поставок российского газа. Это отлично от ряда правительств Ангелы Меркель, которые не видели никаких альтернатив и работали только с Россией. Но, опять же, доминирующей силой в новом немецком правительстве являются социал-демократы. В этом контексте, я думаю, что эффект шредеризации чувствуется и будет чувствоваться. Так, "зеленые" и либералы, которые находятся в правящей коалиции, пытаются немного переформатировать энергетическую политику Германии и посмотреть на другие альтернативы. Но вопрос заключается в том, что другие трубопроводные альтернативы практически заблокированы. С одной стороны – активной деятельностью и противодействием им России, а с другой стороны – созерцательной и бездеятельной позицией Европейского Союза, и Германии прежде всего.

В Брюсселе заинтересовались поставками газа из альтернативных источников из США, Катара и Азербайджана. Вспомнили про Азербайджан.

Конечно, это хорошо, что вспомнили, но технических возможностей получить больше газа из Азербайджана практически не существует, поскольку все, на что сподобился тандем Азербайджана и Турции – это построить маршрут для выхода азербайджанского газа на европейский рынок через Южный Кавказ, Турцию и на юг Европы, а это рынки Болгарии, Греции, Албании и юга Италии. Максимальная мощность Трансадриатического газопровода - 10 млрд куб.м. Алиевско-эрдогановский «ручеек» не идет в сравнение с путинскими потоками на Черном море и Балтике.

Газ Туркменистана остается запертым на восточном берегу Каспия. Турция, хотя и декларировала постоянно концепт, что весь тюркский газ должен прийти в Турцию и через Турцию в Европу, тем не менее, постоянно обольщалась на российские «сладкие предложения» «Голубого потока», а потом «Турецкого потока». Все это, в конце концов, и сработало на замыкание туркменского газа в Центральной Азии и переориентации его на Китай.

Показательно, что в рамках олимпийских встреч Си Цзиньпина президент Туркменистана удостоился аудиенции. Пекин предложил Ашхабаду увеличить объемы поставок газа в Китай. Си этим продемонстрировал, куда должен прийти весь газ Туркменистана. Россия этого не отрицает, потому что она заинтересована в том, чтобы конкурентный туркменский газ не вышел на европейский рынок.

Итак, для того, чтобы ЕС получить туркменский газ, а Туркменистан – это номер четыре по запасам газа после Ирана, России и Катара, то, по сути, ему нужно вступить в конфронтацию одновременно и с Москвой, и с Пекином. Способна ли на это Европа? Я думаю, ответ очевиден: не способна.

Но альтернатива есть.

ЕСЛИ БУДЕТ ДОЛЖНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВОЛЯ И СО СТОРОНЫ ЕС, И СО СТОРОНЫ США, ТО "ГАЗПРОМУ" СМОГУТ ПОКАЗАТЬ НЕДЮЖЕННУЮ "КУЗЬКИНУ МАТЬ"

- Какая?

- Глобальный газовый рынок за последнее десятилетие сильно изменился. Произошла революция сланцевого газа, и Соединенные Штаты, как я уже отмечал, из крупнейшего импортера и потребителя стали одним из крупнейших его производителей и экспортером в сжиженном виде. Так же Австралия. Россия проморгала и революцию сланцевого газа, и то, что сжиженный природный газ станет такой мощной альтернативой трубопроводным поставкам. В Газпроме любили говорить, что СПГ позволит срезать пики потребления, но никогда не станет «геймченджером», то есть не изменит правила игры на глобальном газовом рынке. Но то, что мы видим сейчас – полностью противоположная картина газпромовским представлениям нулевых. СПГ глобализировал газовый рынок.

Возникла ситуация с аномально высокими ценами на газ в Европе – и танкеры с американским сжиженным газом развернулись и ушли с азиатского направления, переориентировавшись на европейское. Это позволило сбить пик газовых цен, созданный Газпромом. Цены упали, сейчас ниже 1 тыс. долл. за 1 тыс. куб.м. Конечно, это еще аномально высокая цена так же, но, тем не менее, именно благодаря СПГ стало возможно такое противодействие российской гибридной газовой атаке на рынок ЕС.

И здесь Германия не играет авангардной роли для Европейского Союза. Она плетется в хвосте Газпрома. Сегодня в значительно большей степени воспользуются преимуществами СПГ другие страны Западной Европы - Франция, Испания, Италия, Португалия, поскольку они традиционно являются крупными потребителями именно сжиженного газа.

Важную роль в преодолении последствий газовой атаки играют именно Соединенные Штаты. Они имеют уникальную возможность, пользуясь случаем, придать мощный импульс трансатлантическому энергетическому партнерству. 7 февраля в Вашингтоне состоялось заседание Энергетического совета США–ЕС, посвященное вопросам энергетической безопасности.

Соединенные Штаты могут сформировать мощный ответ на действия России, поскольку они уже провели предварительные переговоры с Катаром и Австралией. Эти три страны могут скоординировать свои усилия и поставить «Газпром» на место. Там это уже почувствовали. Неожиданна и солидарность Японии, которая сообщила, что в этом сезоне имеет избыточные объемы СПГ, которые могут быть использованы для экстренных поставок в ЕС. 

Предполагаю, что не случайно пошло дополнительное бронирование «Газпромом» мощностей по Ямал-Европа после полуторамесячного перерыва, не случайно вдвое вырос транзит через нашу газотранспортную систему. Это не потому, что проявилась какая-то там добрая воля «Газпрома» дать больше газа на рынок. И не потому, что Европейская комиссия занялась исследованием, подчеркиваю – не расследованием, а исследованием поведения «Газпрома» на рынке. Просто они почувствовали, что пахнет жареным, тем более, когда министр торговли Австралии заявил о том, что Австралия готова помочь Европе в решении энергетических проблем.

- Каким образом?

- Речь не идет, что австралийский газ пойдет напрямую в Европу, это маловероятно, могут быть какие-то символические пара танкеров. Скорее сработают схемы замещения: больше австралийского газа пойдет на азиатский рынок вместо американского, что позволит большие объемы американского газа направить на европейский рынок. В торговле сжиженным газом, как и в торговле нефтью, такие схемы – это общепринятый вариант. Итак, предполагаю, в скором времени, если будет должная политическая воля и со стороны ЕС, и со стороны США, то «Газпрому» смогут показать недюженную «кузькину мать». Да и российский «Новатэк», пользуясь случаем, может увеличить поставки СПГ в ЕС. Газпром уже не раз выражал недовольство этим – мол, российские компании не должны конкурировать между собой.

- А возможно решение энергетической проблемы для нас без привязки к этим глобальным проблемам? Почему удалась диверсификация в Польше?

- Глобальные вещи будут касаться нас напрямую или косвенно, потому что мы являемся частью этого глобализированного мира. Безусловно, пример Польши - это пример того, как нужно делать, он в известной степени образцовый. Примеры Германии, Венгрии, Болгарии – это примеры, как не нужно делать. Это мощно коррумпированные Россией страны Европейского Союза: Германия – шредеризирована, Венгрия – орбанизирована, с уходом премьера Бойко Борисова Болгария, однако, остается в российском газовом плену.

А Польша в этом контексте является образцом, потому что она, по сути, и попыталась нарастить свою добывающую базу, это не сильно удалось – понятно, что у них месторождения так же истощены, как и у нас. Но все же они покрывают примерно 1/5 своих потребностей за счет собственного газа. Остальные поставки решили диверсифицировать. Это тоже долгая история, это не история последних нескольких лет, когда заработал терминал Свиноуйсце, и вот в этом году завершат трубопровод «Балтикпайп», по которому норвежский газ придет в Польшу. Это, по сути, история двух десятков лет, но тем не менее, хотя и недостаточно последовательные, но все же сориентированные на стратегический успех усилия польского политикума дают результат. И с 2023 года Польша хочет отказаться от импорта российского газа в принципе и заместить его сжиженным природным газом через терминал Свиноуйсце и поставки из Норвегии. Поэтому речь идет о том, что может быть построен еще один терминал возле Гданьска, это будет плавучая мобильная регазификационная установка. Также успехом является построенный интерконнектор, который соединил газотранспортную систему Польши и стран Балтии.

Все это в совокупности создает дополнительные возможности для оперативного маневра. В нашем случае ситуация выглядит так, что мы гипотетически тоже могли бы построить СПГ-терминал на Черноморском побережье. Но вопрос прохождения Босфора остается нерешенным, и предполагаю, что, к сожалению, несмотря на всю декларируемую стратегичность отношений с Турцией, Анкара не идет на уступки. С украинской стороны было глупо подписывать крайне неоднозначное соглашение о зоне свободной торговли, не решив вопрос открытия Босфора для СПГ-поставок в Украину. Поэтому, на самом деле эти отношения сложно считать стратегическими.

Поэтому терминал в районе порта Южный, в отличие от польского СПГ-терминала на Балтике, остается для нас fata morgana.

Поэтому мы можем делать в этих обстоятельствах ставку прежде всего на увеличение собственной газодобычи, потому что, в отличие от Польши, мы все же покрываем свои потребности в газе почти на 70%. То есть нам нужно, с одной стороны, нарастить нашу собственную газодобычу, о чем речь шла уже не раз и не два, а с другой стороны – еще сократить собственное потребление. Мы все еще потребляем слишком много газа на единицу ВВП. С учетом того, что добычу быстро не нарастишь, а потребление быстро не сократишь, речь должна идти о диверсификации поставок.

Нам нужно получить доступ и к рынку сжиженного природного газа, такие эксперименты с точки зрения технической составляющей делались, начиная с 2019-го года.

Можем получить такой газ также и через хорватский терминал на острове Крк и далее транзитом через Хорватию, Венгрию в Украину. Так же мы можем его получать гипотетически из эгейского терминала в Греции или на турецком в Мраморном море. Регазифицированные поставки могли бы идти по маршруту Трансбалканского газопровода, который опустошен "Газпромом" из-за "Турецкого потока" и одновременно "запечатан" из-за намеренного бронирования мощностей для предотвращения его использования другими.

Но из всех этих трех вариантов наиболее привлекателен польский. Понятна ненадежность венгерского маршрута, поскольку Орбан ведет себя подобно белорусскому фюреру Лукашенко. Надеюсь, что следующие выборы внесут коррективы в политическое развитие Венгрии, но пока она остается орбанизированной и полагаться на нее – не очень разумно. Потому что ее добрая воля зависит от воли того, кто сидит в Кремле. Поставки с южного направления зависит от целого ряда участников цепочки – Турции, Греции, Болгарии, Румынии, Молдовы. Ситуация сложная, но не безвыходная.

- СП2 и вероятность вторжения. Надолго ли приостановлена сертификация, или это на момент ожидания?

- Проблемы с сертификацией вполне были предсказуемы. И то, что Газпром сейчас зарегистрировал компанию с издевательски-символическим названием "Газ для Европы", она совершенно не соответствует требованиям европейского законодательства, да и немецкого, предполагаю, тоже. Поэтому все, что тормозит запуск СП2 в эксплуатацию, работает на нас. Но другое дело, что мы должны исходить из неизменности нашей принципиальной позиции – этот проект не должен заработать. Это должно и в дальнейшем быть в повестке дня санкционных мер, которые разрабатываются в США. Надеяться на какую-то там энергичность Европейского Союза в этом вопросе особо не приходится. С Соединенными Штатами ведется более предметный разговор с точки зрения того, чтобы рассматривать действия по окончательному блокированию Северного потока-2 не как реактивные действия – в случае, если Россия прибегнет к агрессии, то тогда. Это должна быть санкция превентивного характера. И это принципиальный момент. Россия сейчас демонстрирует, что она не собирается отступать под действием многочисленных западных угроз об адских санкциях. Она продолжает концентрацию сил и средств. Это говорит о необходимости действий превентивного характера, потому что Москва слов не понимает. Кремль убежден, что Запад будет действовать только реактивно, никаких превентивных действий с его стороны ожидать не приходится, потому что консенсуса нет. Шредеризированный европейский политикум не способен к проактивным действиям.

Закрытие СП-2 Путину не навредит, все откаты они уже получили во время строительства

Если бы он был способен, то торговля энергоресурсами была бы в санкционной повестке дня еще после 2014 года, после российского вторжения. Торговля энергоресурсами осталась вне санкционного режима. А вот сейчас есть возможность этот санкционный режим расширить, и номером один превентивных санкций остается Северный поток-2.

Евросоюзу это ничего не стоит, Германии тоже, потому что это нефункционирующий газопровод. Незапуск - убытки Газпрома и нефатальные для пяти европейских компаний-партнеров потери. Однако Газпром тоже не сильно переживает, поскольку нужные люди из ближнего круга Путина свои откаты уже давно получили. Они получили это в ходе реализации строительных подрядов на участке от Ямала до Балтийского побережья. А это почти втрое больше, чем длина самого Северного потока. 

- Михаил Михайлович, может, все же Украина остановит Северный поток-2, как когда-то остановили передачу ГТС россиянам, помните, сколько подходов было?

- Делаем все возможное. Здесь необходимо сотрудничество с США, несмотря на деформированное представление относительно СП2 в Белом доме.

Газпром, по статистическим данным января 2022-го года, по сути, ситуативно потерял часть европейского газового рынка, "подсушивая" его уменьшением поставок. Его доля в январе составила 22%, что вдвое меньше, чем в первом полугодии 2021-го – 46,8%.

Газовый коллапс в Европе не случился, несмотря на ожидания Газпрома. В принципе, Европейский Союз держится. Способствует этому и теплая погода в Европе.

Поэтому ЕС совместно с Соединенными Штатами могли бы продолжить траекторию уменьшения доли России в поставках в Европу. Сокращение импорта российского газа возможно по прогрессирующей формуле. В случае, если Россия не убирается с границ Украины и НАТО и ЕС, то Евросоюз со следующего месяца сокращает на определенный процент импорт российского газа, нефти, нефтепродуктов, замещая эти поставки другими. В следующем месяце больше, потом еще больше.

Европейский Союз продержится, можно открыть и стратегические нефтяные резервы. Кстати, Польша и в контексте нефти демонстрирует пример диверсификации. Резко сокращается импорт российской нефти, ее заменяют на поставки из Саудовской Аравии. Это отдельная история, но она очень показательна. На самом деле, страны Европейского Союза имеют возможности избавиться от доминирования российских поставок. В этом плане важна роль Соединенных Штатов, которые могли бы выступить своеобразным концентратором совместной трансатлантической воли для отбрасывания Путина от границ НАТО и Украины с одновременным требованием убраться также с оккупированных территорий Грузии и вывести контингент из Молдовы, из Приднестровья. Такой комплексный подход необходим сейчас в формате трансатлантического – и энергетического, и политического, и военного – партнерства. Способен ли на это Запад, мы увидим в ближайшие месяцы.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-