Герман Галущенко, министр энергетики Украины
Модель украинской энергетической системы будет изменена в процессе восстановления
07.07.2022 14:32

Война нанесла огромные разрушения энергетической структуре Украины, оставив тысячи людей без света и тепла. Большая часть энергогенерирующих предприятий, включая крупнейшую атомную электростанцию ​​Европы – Запорожскую АЭС, оказалась в руках захватчиков. Нельзя исключать и ядерный терроризм со стороны россии.

Налаживание нормальной работы отрасли и ее модернизация потребует много времени. И очень много денег. Зарубежные партнеры помогают нам справиться со сложностями, но и Украина помогает друзьям стать более энергетически независимыми от рф.

На эти темы корреспондент Укринформа говорила с министром энергетики Украины Германом Галущенко на полях международной конференции по восстановлению Украины в Лугано (Швейцария).

В ВОССТАНОВЛЕНИИ ЭНЕРГОСИСТЕМЫ УКРАИНА ДОЛЖНА ИСПОЛЬЗОВАТЬ НОВЕЙШИЕ ТЕХНОЛОГИИ, КОТОРЫЕ БУДУТ УЧИТЫВАТЬ ВОЕННЫЕ РИСКИ

- Господин министр, российские военные целенаправленно атакуют украинскую критическую инфраструктуру, в частности, объекты энергетики. Что можно сказать по состоянию на сегодня о масштабе ущерба и приоритетах восстановления, о необходимых для этого суммах?

– Речь идет о нескольких аспектах.

Сейчас, прежде всего, мы занимаемся «быстрым ремонтом» – надо быстро подключать людей к энергообеспечению и возвращать им возможность получать газ и электричество. Это, конечно, не то большое восстановление, о котором мы хотели бы говорить.

Безусловно, нам очень помогают наши партнеры: передают и оборудование, и генераторы, другие необходимые средства, чтобы мы быстро вернули людям свет и газ.

Глобально же вопрос в том, что в будущем мы не хотим иметь ту структуру энергетической системы, которая есть сейчас. Мы давно говорили, что ее нужно менять, реформировать, отказываться от того же газа, максимально переводить города и поселки на электроэнергию. И после войны хотим воспользоваться возможностью именно такого обновления.

Во-вторых, все, что касается green-deal (зеленого курса – авт.) – отказа от ископаемых видов топлива. В результате войны мы потеряли немало шахт, потеряли генерацию тепловой энергии. Мы говорим сейчас, что восстанавливать тепловую генерацию в том виде, в каком она существовала, наверное, нет смысла, нужно сразу ее модернизировать.

- То есть, после войны наша экономика будет переходить на рельсы энергосбережения…

– Да. Есть много вещей, которые можно и нужно делать. Все это требует средств. Понятно, что, с одной стороны, есть возможности, но с другой нужно иметь под это ресурс.

Но основное, что мы ожидали от конференции в Лугано, чтобы Украина стала площадкой для симбиоза решений, лучших технологий, которые существуют сегодня в мире в области энергетики. Следовательно, вопрос не только в деньгах. Я бы очень не хотел, чтобы мы, получая деньги, восстанавливали старое. Хочется, чтобы Украина стала хабом научной мысли в сфере энергетики. Возможностей масса, сегодняшние технологии совсем другие. Так, как мы жили до 24 февраля, с этими технологиями жить мы, наши дети и внуки, уже никогда не будем.

Но мы не можем за день или за неделю переделать всю систему, а свет нужен людям сегодня.

Другой фактор, который нужно учитывать – угроза будет всегда, наш сосед никуда не денется. Важно, чтобы сама реформа энергосектора учитывала фактор безопасности. Соответственно, мы рассматриваем варианты прокладки, например, линий электропередач с учетом возможной военной угрозы, ракетных ударов. Нужно инвестировать в строительство сверхсовременного, которое должно учитывать такие риски.

- То есть, война – это ужас, но с другой стороны – шанс на улучшение, модернизацию…

– Кто-то из мудрых говорил: война ускоряет процессы – как плохие, так и хорошие. Поэтому война – это ужасы и смерть, разрушение инфраструктуры, но мы должны использовать эту ситуацию и как возможность посмотреть на то, что мы должны восстанавливать другим способом.

ОТ ЭКСПОРТА УКРАИНСКОЙ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ В ЕВРОПУ ВЫГРАЮТ ВСЕ

– Недавно мы запустили коммерческие поставки электроэнергии в Европу. Пока еще только в Румынию. Каковы дальнейшие планы?

- На сегодня мы поставляем в ЕС 100 МВт. Это первый коммерческий экспорт в рамках ENTSO-E (Европейская сеть операторов системы передачи электрической энергии).

На данный момент мы технически можем экспортировать до 2 ГВт. Мы считаем, что объем нужно увеличивать. Есть техническая возможность сделать это за счет новейших линий. Например, мы уже подписали соглашение с поляками о восстановлении прямой линии между странами, которая даст дополнительные мощности.

Так же есть несколько проектов по другим линиям, в том числе с Румынией, чтобы увеличить пропускную способность.

Еще есть экспорт, который идет на Польшу – 210 МВт, это прямая линия.

Есть также экспорт в Молдову, по этому направлению потенциально можем предоставлять до 650 МВт. Мы уже поставляем 30% потребляемой Молдовой электроэнергии и можем спокойно почти полностью обеспечить ее, но решение зависит от наших партнеров – сейчас там есть политические вопросы, поскольку страна получает электричество из Приднестровья.

В целом, в перспективе мы хотели бы довести экспортные возможности до 6 ГВт. Электроэнергия – наш экспортный продукт.

Хотим, конечно, увеличивать поставки в ЕС. На сегодня очень большая разница в ценах: цена КВт на нашем рынке на сутки вперед составляет около 70 евро, а в Румынии – 220. Конъюнктура может измениться. Хотя, я считаю, что разрыв в ценах будет еще больше.

Это ситуация win-win, это хорошо и для нас, и для них. Это хорошо для рынка: мы получаем средства, снимаем вопросы профицита, а европейцы, потребляя нашу электроэнергию, меньше используют российский газ и уголь.

– Председатель правления НАК «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко недавно заявил, что Украина может экспортировать в 35 раз больше электроэнергии, чем мы экспортируем в данный момент, и это может заменить до 10 млрд кубометров российского газа для Европы. Ведутся ли переговоры с другими странами, например, с Германией, которая сейчас очень боится остаться без российского газа?

- Как только мы выйдем на желаемые объемы (6 ГВт), уверен, что у нас не будет проблем с реализацией, в том числе в Германии. И как только мы увеличим коммерческий объем, я уверен, что никаких вопросов с точки зрения рисков к нам не будет.

- А не является ли риском то, что, продавая электроэнергию, мы ставим своих граждан в ситуацию, когда они могут столкнуться с дефицитом?

– Вообще нет, не вижу никаких рисков. У нас в системе профицит.

И мы не будем экспортировать, если нам не будет хватать в системе. Это очевидно. Если мы увидим, не дай Бог, что в результате войны у нас произойдет дефицит внутри страны, мы, безусловно, сократим экспорт с учетом объема, который будет необходим для отечественного потребления. Например, экспорт может быть меньше зимой. Все это регулируется. Первоочередное – это бесперебойное обеспечение наших граждан электроэнергией.

СОГЛАСОВАННЫЕ ГОД НАЗАД СРОКИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ИЗОЛЯЦИИ УКРАИНЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ, ЧТО РОССИЙСКАЯ СТОРОНА ЗНАЛА О НАЧАЛЕ ВОЙНЫ 24 ФЕВРАЛЯ

– То есть, зимой мы не замерзнем?

– Все у нас будет нормально. Ключевая угроза для энергосистемы – это война. Но мы доказали устойчивость нашей энергетики за эти месяцы.

Мы в 00.00 в ночь на 24 февраля отключились от россии и беларуси в изоляцию на 3 дня. А в 4 утра началась война. По плану мы должны были быть в изоляции 3 дня, после чего подключиться снова.

– Это было планово?

- Планово.

Надо сказать, что техническая изоляция - очень сложная процедура. Когда есть объединение энергосистем, есть переток и это дает устойчивость, система стабильно удерживает частоту 50 герц. Если где-то сломалось, система сама компенсирует мощность за счет перетока или мы можем запросить аварийную помощь, это нормальная практика. Представьте, что мы разорвали системы, наша работает полностью изолированно, это огромный технический риск.

– То есть, с точки зрения сегодняшнего дня, по большому счету, нам эта изоляция была на пользу?

– У меня сейчас есть понимание того, что россияне знали, что начнут войну 24 февраля. Очевидно, согласно их планам, они должны были взять Киев и как раз после завершения 3-дневной изоляции торжественно вернуть нас в единую энергосистему россии и беларуси, «спасая» украинцев. Они рассчитывали на это, потому что еще в декабре прошлого года согласовали сроки нашего отсоединения и присоединения назад. Я тогда очень этому удивился: как они могли согласиться, зная о наших планах присоединиться в 2023 году к европейской системе? Они знали, что начнут войну и намеревались вести ее 3 дня.

Но случилось как случилось, и я через 3 дня подписал приказ, что мы не присоединяемся назад. Украина 21 день, до синхронизации с ЕС 16 марта, когда европейцы нас присоединили, была в изоляции. Представьте, это в условиях войны, когда любое попадание – и нам неоткуда «потянуть» энергию...

Такого количества переговоров, международных встреч, как в эти дни, не было никогда. В конце концов, мы доказали европейцам свою способность и стабильность нашей энергосистемы.

Объединение систем выгодно не только нам, но и европейцам. Потому что такая большая энергосистема, как украинская, стабилизирует перетоки и у них. Был исторический момент, когда Украина помогала европейцам за счет своих возможностей. По факту это уже шаг реальной евроинтеграции.

ЗАПОРОЖСКАЯ АТОМНАЯ СТАНЦИЯ РАБОТАЕТ НА УКРАИНУ

– Запорожская АЭС временно оказалась на оккупированной территории. Она отрезана от системы?

– Нет. Она работает на энергосистему Украины, ее 2 блока выдают на сегодня 1,5 ГВт, есть возможность выдать больше – до 4 ГВт. Но сейчас перебиты линии электропередачи. Я надеюсь, что одна из линий будет восстановлена, мы работаем над этим, хотя это физически почти невозможно – там идет война.

Вопрос в том, что сейчас много началось манипуляций, что ЗАЭС будет отключена, что ее переключат в Крым и так далее. На сегодня это не более чем манипуляции, никаких оснований под этим нет. Теоретически они действительно могут попытаться отключить, но это невозможно, потому что даже если бы станция не поставляла нам электроэнергию, она должна ее производить, потому что АЭС не может не использовать электроэнергию, как минимум для собственных нужд.

К сожалению, там происходят другие процессы: убивают людей, похищают сотрудников, держат в подвалах неделями. Обычный российский террор.

Но АЭС сегодня является частью украинской единой энергосистемы. Это ключевое.

– То есть, мы не платим оккупантам за энергию, которую эта станция производит? Они что-то, кажется, требовали…

– Конечно, не платим. И не будем.

Я слышал этого «клоуна» (вице-ппремьера россии марата хуснуллина, который предложил Украине покупать электроэнергию Запорожской АЭС – авт.), который вышел и заявил что-то вроде: «я у тебя угнал машину, а ты заплати мне, если хочешь прокатиться». Ну, это чисто извращенная российская история…

Это наша станция, они не могут «переписать» ее в «росатом».

- Герман Валерьевич, вопрос больше к военным, но как мы можем вернуть станцию? Мы не можем вести вокруг военные действия…

– Я думаю, что когда будет меняться линия фронта, как мы будем их вытеснять, они сами уйдут.

МАГАТЭ ДОЛЖНО ЧЕТКО ОПРЕДЕЛИТЬ СВОЮ ПОЗИЦИЮ ОТНОСИТЕЛЬНО РОССИЙСКОГО ЯДЕРНОГО ТЕРОРИЗМА

- Не боитесь, что они прибегнут к ядерному терроризму? Любая провокация и просто ошибка могут иметь непредсказуемые последствия. Все помнят 1986 год.

– От них можно ожидать чего угодно. Я думал раньше, что у них хоть какой-то разум присутствует с точки зрения ядерной энергетики. Но то, что крупнейшая атомная станция в Европе была атакована из тяжелого вооружения, а над другими нашими АЭС постоянно летают ракеты, я даже не могу комментировать.

Мы сейчас очень активно обращаем внимание на тему ядерного терроризма, потому что это именно он и есть. К сожалению, мы не получили желаемой реакции от МАГАТЭ.

Давайте говорить честно: этой организации уже больше полувека, создавалась она (29 июля 1957 – авт.) с другими задачами. И сегодня присутствие в организации россиян, думаю, одно из наибольших. Это доставляет сложности тому же генеральному директору Рафаэлю Мариано Гросси, который не решается выйти и сказать публично: мы осуждаем рф, ядерный терроризм. Хотя они должны это сделать.

Гросси дважды был в Украине, мы об этом говорили, он встречался с Президентом Владимиром Зеленским. Мы с ним вместе ездили на Южно-Украинскую АЭС, на Чернобыльскую АЭС (уже после ее освобождения).

У них такая позиция: мы – техническая организация, мы не отвечаем за политику. Однако некоторые комментарии Гросси зарубежным СМИ не сугубо технические. Я ему лично говорил, что сегодня нет «позиции посередине»: есть белое и черное, и ты должен стать на какую-то сторону, и как техник должен понимать, что есть угроза ядерному материалу, и не можешь закрывать на это глаза и делать вид, что ничего не происходит.

Кстати, недавно по нашей инициативе россиян выгнали из Энергетической хартии. Их нужно исключать отовсюду за то варварство, которое они творят в 21 веке.

В ЭНЕРГЕТИКЕ РОССИЯ ИГРАЕТ С ПАРТНЕРАМИ В ЧАПАЕВА, А ОНИ ПЫТАЮТСЯ С НЕЙ В ШАХМАТЫ

- Не боитесь ли вы, что крупные страны Запада, ЕС поддадутся на путинский энергетический, в частности газовый шантаж, и будут заставлять нас идти на уступки ради блага своих граждан, избирателей? Например, в Германии, самой мощной экономике ЕС, загнавшей себя в настоящую газовую и нефтяную ловушку, сейчас ведутся оживленные дискуссии, как подготовиться к зиме, как экономить, как помогать промышленности и гражданам в условиях дефицита горючего.

– Я бы этого очень не хотел.

У меня большой опыт общения с тем же Петером Альтмайером (министром экономики и энергетики в последнем правительстве Ангелы Меркель – авт.), мы много встречались. По-моему, это был абсолютно пророссийский товарищ. Откровенно, открыто. Роберт Хабек (нынешний глава ведомства – авт.) – совершенно другой. По моему ощущению, это дает большой шанс на переосмысление Германией россии. Риторика одного и второго – совершенно разные вещи. Но я понимаю, что Хабек тоже под огромным прессом.

Вопрос в том, что это большая манипуляция, игра.

- россияне уже сократили за последние дни поставки по трубопроводу «Северный поток-1» до 40%, а с 11 июля запланирована 10-дневная остановка трубопровода, могут же и не включить снова.

– После технических работ, думаю, что они его включат из-за целого ряда факторов. Но сокращение поставок влияет на наполненность газовых хранилищ в Европе.

И все это, извините, последствия тех «танцев» с россиянами. Немцы одобрили возможность временной администрации (управление объектами энергетической инфраструктуры в российской собственности – авт.), потому что большинство хранилищ у них – российские. И они заполнены всего на 65%.

Мне кажется, любая уступка россиянам воспринимается ими как слабость и возможность дальше давить. Нельзя себя радовать надеждами, что мы, мол, что-то сделаем, что просят россияне, и все будет хорошо. Да не будет все хорошо. Это игра не по правилам, вы сели с ними играть в шахматы, а они в ответ на ваш ход играют в Чапаева.

Ольга Танасийчук

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-