Олесь Санин, украинский режиссер
Люди воспринимают политику как шоу. Это для них – бесконечный сериал
22.12.2018 10:05

Документальный фильм Олеся Санина «Переломний момент: Війна за демократію в Україні», который правдиво рассказал миру о Революции Достоинства и российской агрессии в Крыму и на Донбассе, в этом году вошел в лонг-лист претендентов на лучший документальный фильм. Это уже не первое выдвижение на премию Оскар его картин, что уже само по себе большой успех и признание для режиссера. Сейчас Санин завершает работу над исторической драмой «Довбуш». Но наш с ним разговор вышел далеко за пределы этих тем.

- Олесь, вы уже не первый раз попадаете в список претендентов на премию Американской киноакадемии, ваши картины «Мамай» и «Поводир» ранее выдвигались как лучший иноязычный фильм, что уже само по себе грандиозное достижение для художника. В этот раз каковы были ваши ожидания, предчувствия, прогнозы?

- Про этот фильм никто не может ничего спрогнозировать, потому что это внутренняя история Американской киноакадемии. В этот раз картина выдвинута американской частью, до этого два моих фильма выдвигались украинской стороной.

Если говорить о категории американских документальных фильмов, то она довольно специфическая, у нас это называется термином «политизированная». Очень часто академия или академики, которые работают в документальном секторе и оценивают картины, обращают внимание на то, в какое время выходит картина, насколько она актуальна и важна именно в этот конкретный момент.

Сейчас, в связи с напряженной ситуацией в Украине и очередной историей агрессии Путина, как против нас, так и против всего мира, Соединенные Штаты на нее обратили внимание. Хотя, когда мы снимали фильм – гибридная война уже была одной из основных тем.

Интересно, что картина фактически не имела за рубежом негативных отзывов. В США есть веб-сайт «Rotten Tomatoes», который в переводе называется «Гнилые помидоры», он включает обзоры дипломированных членов разнообразных гильдий писателей или ассоциаций кинокритиков. В конце года один из фильмов получает «Золотой помидор», что символизирует самый высокий рейтинг года. И сейчас наша картина номинируется на этот приз, то есть, имеет 100-процентный положительный рейтинг. Это абсолютно уникально, лишь несколько картин за всю историю имели такой результат.

- Когда «Переломний момент» в марте вышел в американский прокат, то уважаемое американское издание Hollywood Reporter даже рекомендовало президенту США его посмотреть. Он смотрел, не знаете?

- Я знаю, что фильм смотрели в Белом доме, но не тешу себя какими-то последствиями от этого. По крайней мере, конгрессмены, с которым я встречался и которые лично общаются с президентом США, говорили, что на них картина произвела большое влияние.

В принципе, это кино и снималось для того, чтобы убедить мировую общественность в том, что Украина нуждается в помощи во всех своих сферах, и это связано не только с войной.

Наша цель была сделать документальный фильм, понятный для западной публики. Поэтому мы и сотрудничали с американцем Марком Харрисом как с режиссером и консультантом, и я очень благодарен ему и всей американской группе за такую большую школу.

- Насколько американская сторона понимала специфику работы над фильмом, ведь тема очень сложная?

- Было очень трудно. На художественном уровне мы находили взаимопонимание, но нам очень важно было найти контакт с рядовыми зрителем, с массовой публикой Соединенных Штатов, и это было самое сложное, потому что события, которые для нас казались уже такими понятными, и вещи, которые для нас были совершенно ясны, для американской публики – ни о чем не говорили. Нам надо было находить ключи – как об этом рассказать, найти экспертов и людей, через которых это можно было бы раскрыть.

Мы сняли почти 90 историй людей, судьбу которых проследили и до Майдана, и после Майдана, мы искали архивные материалы, использовали собственные видеозаписи, обращались к коллегам, с которыми тогда общались.

- В фильме вы использовали и собственные видео, снятые во время Майдана, потому что вы там были с самых первых дней. Наверное, не случайно вы назвали фильм «Переломний момент», а можете рассказать, когда он произошел лично у вас?

Я снимал на Майдане в самые тяжелые моменты, когда расстреливали людей

- Эта картина – о переломных моментах других людей. Мой переломный момент – это очень личная история, он чувствителен и не очень приятен для меня, но он изменил мою жизнь.

До событий на Майдане я был убежден, что могу влиять на людей словом или своим художественным действием, но когда я увидел перед собой стену в шлемах и людей, которые приехали сюда с намерениями уничтожать все, что я люблю, чем я живу, уничтожать будущее мое и моих детей, у меня не было никаких аргументов, кроме каменюки и горящей шины, что является агрессией само по себе. И это меня очень сильно изменило.

Я не смог взять кирпич и бросить в человека, хотя в таких обстоятельствах, наверное, должен был бы... Я был на Майдане и снимал в самые сложные моменты, когда расстреливали людей: и когда ты видишь человека, который истекает кровью и веришь в то, что он выживет, пытаешься ему помочь, несешь в медпункт с профессиональными хирургами, а когда доносишь, тебе говорят, что он уже не живой, – это очень специфический опыт, который, боюсь, оставляет знак на всю жизнь. Он накладывает отпечаток даже на то, как я буду с вами разговаривать, воспитывать своих детей, слушать музыку. До сих пор не знаю – это лучше или хуже.

Я не собирался и, наверное, не буду снимать художественные фильмы о войне нынешней, это был документальный материал, который я видел и пережил. Он находится на совершенно другой ступене, чем можно воспроизвести в декорациях, и для меня это никогда не повторяется.

- В фильме есть реальные политические персоны, в частности, Арсений Яценюк. Вас не упрекают в заангажированности?

- Упрекают. Но нам было очень важно, и меня убеждали в этом мои американские коллеги, чтобы была контактное лицо от власти, потому что когда свои истории рассказывают врач, который ушел на фронт, или артист или журналист, который взял в руки автомата, то у публики возникает вопрос: а существует ли власть в этой стране? Или, почему армия ничего не делает?

На самом деле, мы сняли гораздо больше тогдашних и нынешних политиков. Но американская сторона выбрала именно его, поскольку было совершенно очевидно, что, возглавив страну в полной разрухе, он пытался с этим справиться и что-то сделать, а под конец картины – он уже перестал быть премьер-министром. Это такая драматическая история о политике, который сделал сознательный шаг, и это повлияло на американскую публику.

Поэтому это был вопрос экспертный, он представляет в картине историю судьбы политика в ситуации, когда произошел переломный момент.

- Переходя на тему политики, сейчас, несмотря на то, что все устали от нее, какой украинский канал не включи – везде ток-шоу с участием политиков – самые рейтинговые. А если они еще там подрались, то вся страна будет обсуждать. Как вы считаете, это сознательное информационное воздействие на людей?

- Я не эксперт в телевидении сегодняшнего дня, хотя когда-то был топ-менеджером неэфирного телевидения в Украине американского канала. Сейчас у меня нет телевидения дома.

Но большинство людей смотрят телевидение, чтобы прямо сейчас увидеть, что происходит, и для себя спроектировать дальнейшую ситуацию, и что делать дальше – уже собираться, бежать, или еще не пора?

Во время революций часть средств массовой информации прибегали к манипуляциям, поскольку владельцы телеканалов – это люди, которых мы называем олигархами или капиталистами, через свои СМИ хотят влиять на население. Они покупают себе медиа для того, чтобы защитить, как минимум, свою собственность, свой бизнес и свое влияние на государство. Именно так в Украине существует телевидение: все телевизионные каналы без исключения убыточны.

У нас политика живет по требованиям шоу-бизнеса и совершенно оторвана от реалий

Поэтому у нас политики стали «звездами» телеэкранов, люди начали интересоваться, что они носят, на ком женаты, где живут. Люди действительно воспринимают политику как шоу, поэтому эти все драки им нужны для того, чтобы вы больше обращали на них внимания. Это – бесконечный сериал. А представители шоу-бизнеса, спортсмены, певцы – позавидовали им и пошли в политику. Вы же только взгляните на нынешних фейковых возможных кандидатов в президенты!

Это последствия истории, что у нас политика живет по требованиям шоу-бизнеса, совершенно оторвана от реалий и не занимается созданием будущего этого государства.

Поэтому я не хочу, чтобы телевидение формировало мое мировоззрение, и прекрасно провожу время с другими вещами, смотрю те фильмы, которые хочу, читаю книжки и пишу.

- А также снимаете хорошие художественные фильмы. Хочу расспросить о вашей новой исторической драме «Довбуш». Картина создается при поддержке Госкино и планируется к выходу в 2019 году. На каком вы сейчас этапе?

- Мы как раз сейчас обсуждаем это с прокатчиками, готовим промо фильма, ведем переговоры с прокатчиками за рубежом, возможно, картина выйдет уже в начале 2020-го. У нас почти завершены съемки, весной будет еще съемка четвертой части эпизодов, которые не были готовы из-за погоды и занятости актеров. Ну, там буквально немного.

- Во время кастинга на главные роли вы делали ставку на талант или узнаваемость, звездность актеров?

- У нас классные, талантливые актеры, которые подходят к этому фильму и к своей роли конкретно. И если они не звезды сегодня, то должны ими стать. Независимо от того, насколько успешным или кассовым будет фильм, после его премьеры зрители увидят феноменальных украинских актеров, и никто уже не будет говорить, что у нас их не существует или они неспособны, и что лучше брать иностранных, даже второсортных, чтобы они принесли фильму успех и кассу.

- У вас в главной роли снялся Алексей Гнатковский, которого мы знаем больше как театрального актера. Мне кажется, что именно сейчас – время открытия новых имен: и кино начали снимать больше, и российские актеры нашим дорогу не переходят, как это было раньше.

- Если о ком-то рассказываешь, а на следующий день после премьеры он просыпается звездой, я думаю это про Алексея Гнатковского. Я убежден в этом.

У нас непростая картина и у него непростая роль. Вот скажите мне, что мы знаем об Олексе Довбуше? То, что это был человек, который мстил за злые поступки, которые совершались против селян. Другие рассказывают, что это грабитель, который убивал детей, уничтожал и рубил головы. А где правда? Вот мне интересно. И в этом человеке, в этой истории я сам хочу разобраться. Где грань между добром и злом?

Человек с битой в руках на фоне горящих шин – это добро или это зло? Вы скажете: зло. Но, это «зло» защищало свою семью, пошло защищать Донецкий аэропорт и стоит сейчас на границе Украины, теперь – это добро? Но это – один и тот же человек. Не существует безоговорочного добра и зла.

Кассовые сборы и искусство – это совершенно разные вещи. Большие кассовые сборы никогда не означали высокой художественной ценности!

Это темы, которыми занимается искусство. Зачем снимать фильмы с простыми темами? Ну, идите смотрите «Безумную свадьбу»! Но там тоже мальчик черный, мне кажется так, что это тема такая, не совсем простая, не знаю, раскрывается ли она там.

- Но ведь комедии имеют большие кассовые сборы. У вас никогда не было соблазна снять «легкое» кино?

- Подождите, кассовые сборы и искусство – это совершенно разные вещи. Большие кассовые сборы никогда не означали высокой художественной ценности!

Хорошие фильмы, очевидно, должны были бы собирать много денег, однако история финансового успеха не означает хорошего качества ни человека, ни произведения искусства.

- Только что стало известно, что завершилось производство альманаха короткометражных фильмов «Двері», куда вошел ваш фильм «Паперове серце». Расскажите о своей работе в коротком метре?

- Да, я снял с компанией «Вавилон» две короткометражные картины. «Паперове серце» и «Анна». Они будут жить фестивальной жизнью и идти в кинотеатрах перед основными сеансами и в киноальманахах.

А только что закончил фильм «Анна» про Анну Ярославну Киевскую. Это короткометражный французско-украинский фильм с французскими актерами. В главной роли сыграл Доминик Пинон, известный вам по фильму «Амели». Мы сняли в Софии Киевской крошечную картину о чуде – чуде времени, чуде света, веры, любви.

Короткометражные фильмы для меня - это такая мастерская, где я пробую какие-то другие формы контакта со зрителем, поэкспериментировать, даже пошутить. Это для меня не игрушка, это серьезные работы, но очень маленькие, для меня – очень экспериментальные, потому что в большой картине – уже начинаются другие истории, в фильме для широкого экрана сложная жанровая структура, и эксперимент, который ты там делаешь, должен быть точно отработан, ты не должен ни в чем сомневаться, а очень точно работать в жанре.

- А бывает так, что из короткометражки затем рождается полный метр?

- Бывает. У меня лично не бывало, но мои коллеги, которые снимают короткометражные фильмы, которые получают призы и награды на фестивалях, потом превращают их в полнометражные фильмы. Некоторые из которых также получают премии и признание.

- Где вам комфортнее работать – в коротком или полном метре?

Жанра «патриотическое кино» не существует. Есть такая статья в бюджете Министерства финансов. Я же делю фильмы на хорошие и плохие

- В полнометражном фильме. Я их не так много снял, но считаю, что самая большая возможность выражения у меня есть в 2-х часах.

Есть люди разных дистанций: 8 минут, 16, 150, а кто-то может и за минуту что-то сделать, но мой формат – 2 часа. Я там более качественный.

- Считаете ли вы кино, которое снимаете, патриотическим, ведь недавно в широкий оборот вошло такое понятие, как «патриотическое» кино?

- Жанра «патриотическое кино» не существует. Есть такая статья в бюджете Министерства финансов, и это не означает, что существует такой жанр или такое качество фильма. Я делю фильмы на хорошие и плохие.

- Можно ли говорить, что все кино, которое снимается в Украине, патриотическое?

- Я так не считаю. Хорошие фильмы могут быть патриотическими, почему нет. Но – не все патриотические фильмы должны быть хорошими.

- Вы оцениваете работы своих коллег? Можете назвать украинские кинопремьеры этого года, которые вам понравились?

- Не могу, потому что не оцениваю работу своих коллег. Есть такое понятие, которое называется гигиена. Если мыть руки, то не заболеешь чумой. Вот и в профессиях есть такая очень важная история, как гигиена.

Я, конечно, смотрю работы коллег, стараюсь быть с ними в контакте, если они спрашивают о совете, охотно или нет – стараюсь это сделать. Но я сам не лезу и стараюсь никого не оценивать в профессиональных кругах.

Конечно, у меня есть своя оценка, вижу ошибки, какие-то неправильные тенденции, но это мое личное дело. Я люблю в себе чувство белой зависти. Стараюсь подавлять черную зависть, несколько последних лет у меня ее все меньше возникает.

У меня позиция – не обсуждать чьи-то недостатки, а если ты считаешь, что это неправильно – сделай сам и покажи, как оно должно быть.

Когда мне рассказывали о том, что фильм на украинском языке о каком-то слепом музыканте из 30-х годов – депрессивный, никому не нужен и не интересен, и, вообще, лучше снимать комедии с известными раскрученными телевизионными звездами, я снял картину, которую тогда посмотрели больше всего зрителей Украины – и она имела наибольшие кассовые сборы.

Я говорил, что кассовые сборы не мерило успеха, но в тот момент она стояла в топ-десять украинских картин.

- «Поводир», кстати, вышел же одновременно с «Хайтармой» Сеитаблаева?

Сеитаблаев единственный среди моих коллег, кто имел право и должен был сделать кино о войне. Он его сделал

- Да, мы тогда летом 2013-го два дурачка сидели – я и Ахтем Сеитаблаев, мой товарищ и друг, который делал картину о «каком-то татарском летчике», о «каких-то репрессиях крымских татар». Все же тогда как мыслили? Нормальный Крым, шаурма – приезжай и отдыхай. А он рассказывал о трагедии своего народа.

Мы сидели, а все вокруг орали, что мы идиоты, которые не знают, что делают. А у него была внутренняя боль, своя позиция и своя история, он потерял родину, у него ее просто украли, он не может вернуться домой, в Крым.

И Ахтем, единственный среди моих коллег, имел право и должен был сделать кино о войне. Он его сделал, мы смотрели.

Это его максимальное личное высказывание как художника, как режиссера, потому что он это пережил, в нем это есть, он снимал это не для успеха или для кассовых сборов. Он не собирался снимать фильм, чтобы получить награду от Президента, поверьте, мы не такие люди – нас другие вещи вдохновляют.

- Но тем не менее, я буду искренне болеть, чтобы Оскаровская статуэтка стала вашей и ждать премьеру «Довбуша» и новых звезд, которые появятся благодаря вашим фильмам.

Когда «Довбуш» выйдет на экраны, зрители увидят целую плеяду новых украинских звезд

- Статуэтка для меня давно перестала быть мерилом или фетишем, ради которого я живу и работаю. Я получил фантастическую школу в работе со своими американскими коллегами и внутренне почувствовал, что мы разговариваем на одном языке, что мы способны делать что-то по-настоящему вместе, никто из нас не является «старшим» или «младшим» братом, мы можем дискутировать на уровне экрана, искусства, культуры, истории.

А насчет «Довбуша», то я очень надеюсь, что когда картина выйдет на экраны, зрители увидят целую плеяду новых звезд.

Мы совершенно по-новому, в изображающей стилистике, визуальном качестве, в подлинности работы с историей, фольклором, костюмами расскажем о себе миру.

По моему убеждению, украинское кино, украинское искусство, украинская киноиндустрия сегодня не то, что не пасут задних, а могут продуцировать миру совершенно новые, необычные и очень современные идеи.

Любовь Базив. Киев

Фото: Юлия Овсянникова, Укринформ; facebook.com/OlesSanin

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-