Настоящие проблемы у Киева были с Ватутиным, а не с Шухевичем

Аналитика
860
Ukrinform
Разграничение российских и украинских деятелей не настолько сложное, чтобы считать его невозможным

12 июня Окружной административный суд Киева запретил мэру подписывать и публиковать решение Киевсовета о переименовании проспекта Ватутина на Романа Шухевича до завершения рассмотрения дела по существу. То есть, имеем попытку через суд остановить появление на карте украинской столицы имени последовательного и убежденного врага России. В то же время на сайте Киевской горгосадминистрации собирает голоса петиция с требованием отмены упомянутого решения киевских депутатов от 1 июня.

Нет смысла расписывать объяснение, почему имя погибшего в бою с чекистами командующего Украинской повстанческой армией так трудно пробивает себе дорогу на карту украинской столицы. Все, что нужно и можно было тут сказать – давно сказано. Стоит лишь заметить, что борьба за наименование киевского проспекта именем Романа Шухевича практически решена, серьезной интриги в этом вопросе уже нет. Чуть раньше или чуть позже это произойдет. Иск в суд, петиции и другие протесты фейковых «антифашистов» способны только оттянуть формальную дату окончательного их проигрыша. Это связано с тем, что признание Романа Шухевича достойным наименования улице в Киеве дошло уже и до украинской власти.

Однако общий процесс освобождения Украины от излишней, вызванного ее трехсотлетним колониальным статусом, русской топонимики только начинается. В «противоборстве» Шухевич - Ватутин для нас главной проблемной фигурой, как это не парадоксально, является второй, а не первый. С Шухевичем, повторим, все понятно. А вот Ватутин – кто он? Герой войны с немецким нацизмом или палач украинцев? Точнее, вопрос следует формулировать так: что для нас, украинцев, имеет большее значение, поскольку правдой является и то, и то? От нашего выбора, которому, кстати, закон о декоммунизации не поможет, и зависит решение, оставлять ли его имя на карте Киева (в названии проспекта или какой-то другой вариант). У генерала Ватутина достаточно серьезных грехов, чтобы наше отношение к нему не ограничивалось лишь благодарностью за то, что он командовал фронтом советских войск, которые изгоняли гитлеровцев из Киева и за то, что он воевал, и неплохо воевал с нацизмом. Об одном таком грехе уже давно говорят украинские патриоты: массовое истребление призванных в армию украинцев из освобожденного от немцев Левобережья, которых сознательно, без надлежащей подготовки и вооружения, бросали на форсирование Днепра; все это происходило на фронте, которым командовал Ватутин. О другом его грехе, как по мне – не менее серьезном, широкая публика почти не знает. Речь идет о том, что Ватутин перед войной возглавлял оперативное управление Генштаба Красной армии, то есть непосредственно разрабатывал план вторжения советских войск в Европу (это уже доказанный исторический факт, даже если вдруг отрицать известную версию Виктора Суворова о причинах начала Второй мировой и Великой отечественной), который не состоялся только из-за нападения Гитлера. Другими словами, неприглядная роль Николая Ватутина в развязывании Второй мировой (он в сентябре 1939 года возглавлял штаб Киевского округа и имел прямое отношение к агрессии против Польши) и в чудовищных человеческих потерях 41-го года вполне сопоставима с ролью генерала Жукова и маршала Тимошенко.

Все это будет еще не раз упомянуто в дискуссиях, когда неизбежно встанет вопрос о недопустимости существования могилы Ватутина и величественного памятника ему в самом центре Киева, в сотне метров от Верховной Рады.

Пам'ятник Ватутіну біля Верховної ради України. Київ.

Впрочем, Ватутин – это еще не самый сложный случай, поскольку у него очевидные грехи перед Украиной. Настоящие мучения нас ждут, когда мы вынуждены будем определять свое отношение к другим героям советской и досоветской эпохи, имена которых заполонили наши улицы и площади (к примеру, Иван Черняховский или Никита Кожедуб, имена которых носят наши военные вузы).

Національний університет оборони України імені Івана Черняховського. Київ.

Нужен какой-то более-менее универсальный критерий, с которого следует начинать оценку личностей в истории Украины до августа 1991 года.

Отделение украинской истории от российской, как части общего процесса обретения окончательной независимости Украины от России, сводится, в конце концов, к внешне простому процессу определения, кто является деятелем нашей, а кто – чужой истории. Сначала именно это, а уже после этого стоит решать, кто из наших какую память заслужил у народа, и кого из них – своих и чужих - мы хотим увековечить не только на страницах школьных или вузовских учебников, где общая, без нюансов, оценка может быть как отрицательной, так и положительной, но и уважением в названиях городов, площадей, улиц.

У многих из нас есть плохая, потому что не научная, привычка причислять ту или иную историческую личность к своим исключительно по украинскому этническому происхождению, считая его полным синонимом национальности. А раз украинец – то уже деятель украинской истории! Еще и почему-то особенно гордимся перед русскими тем, что один из уроженцев Украины стал выдающимся деятелем российской истории, культуры, искусства, науки. Стоит избавиться от данной привычки, и сразу станет понятным, что, к примеру, этнический украинец, генерал армии и командующий фронтом Иван Черняховский - является деятелем российской, а не украинской истории. Даже больше: весь свой незаурядный талант полководца поставил (не важно – сознательно или бессознательно) на службу той силе, которая уничтожала Украину. И называть его именем улицу только на том основании, что он родился в Украине – это, мягко говоря, несерьезно.

Действительно, различение на «наши – чужие» лишь внешне кажется простым. Однако и не настолько сложным, чтобы считать невозможным. Да, в каждом конкретном случае следует определять отдельно, достоин ли этот человек уважения украинцев в виде присвоения его имени улице в нашем городе или селе. Сложная и кропотливая работа, требующая особого усердия, терпения и аккуратности, и желательно без лишних эмоций. И закон отдельный на каждую личность не примешь, а когда скопом – обязательно будут «перегибы». И это мы говорим только об истории, а еще более сложные проблемы (споры) ждут нас, когда дойдет очередь до улиц Пушкина, Лермонтова, Толстого в каждом украинском городе и селе.

Но должны эту работу сделать, если хотим очистить нашу топонимику от навязанного нам колониального наследия.

Юрий Сандул, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-