Валерий Танцюра, начальник Службы по делам детей и семьи КГГА
В 2020 году приобретем жилье для сирот еще на 50 млн грн
03.12.2019 20:21

Классическим детдомам приходит конец. В столице детей-сирот принимают родители-воспитатели, а когда вырастают ‒ социальные общежития.

Многие серьезные детские проблемы столицы решаются в скромном домике на Дегтяревской. Валерий Танцюра – сам отец и дипломированный педагог. Говорит, всю команду подбирал так, чтобы за обездоленных детей горой стояли. Каждый день в столичной Службе по делам детей и семьи возникает немало острых вопросов и ошибаться нельзя. Ее руководитель рассказал нам, как столице удается переходить на современные форматы воспитания детей, обеспечивать жильем сирот, и скоро ли в столице перестанут существовать институты для воспитания детей-сирот.

ИНТЕРНАТ, ПАТРОНАТ И ДЕФИЦИТ ВОСПИТАТЕЛЕЙ

- Валерий Анатольевич, как известно, важный тренд современности – переход от интернатных форм воспитания детей к семейным. Как он реализуется в Киеве?

- Речь – о реформе системы институционального ухода и воспитания детей, деинституализации. Она направлена на поддержку семей таким образом, чтобы родители не оказывались в условиях, когда буквально вынуждены отдать ребенка в интернат и, например, отправиться на заработки. У большинства детей в интернатах есть родители, просто последние не готовы их содержать или не имеют возможности своих потомков лечить. То есть речь идет не о закрытии интернатов и не об экономии средств. Суть реформы – в создании таких условий и услуг для семьи в громаде, которых было бы достаточно, чтобы ребенок продолжал воспитываться в родной семье или хотя бы в приближенной к семейной среде. Такова цель Национальной стратегии деинституализации, утвержденной правительством на 2017-2026 годы. На уровне учебного заведения – это обеспечение детей горячим питанием, группой продленного дня, школьным автобусом, внешкольным образованием. То, что дает возможность малообеспеченным родителям найти работу на полный день и быть уверенными, что ребенок ухожен. Для семей, которые воспитывают детей с инвалидностью, это организация инклюзивного обучения в школе возле дома. Наличие реабилитолога, логопеда и других специалистов в ближайшей больнице.

- И параллельно развивается сеть домов семейного типа на замену классическим детдомам? Много ли желающих в столице стать родителями-воспитателями в них?

- Да, детский дом семейного типа, как институт воспитания сирот, уже не является учреждением особого типа, – это многодетная семья, которая обеспечивает детям семейное окружение и воспитание. Первые такие дома в Киеве появились в 2005 году, сегодня в городе их уже 26. К сожалению, очереди желающих стать родителями-воспитателями в детдоме семейного типа не наблюдаем. Не каждый готов взять на себя ответственность за такое количество детей, которые приходят в семью со своими историями потерь и переживаний. Работать в режиме 24/365 без выходных и отпусков. Представьте: вы с мужем берете 10 детей – и они должны стать вашими. Государство платит на каждого ребенка двойной прожиточный минимум, что-то доплачивает город, мама получает зарплату, а папа должен работать. Все, как в обычной семье: быт и досуг – на ваших плечах. Тяжелая работа. Приходится искать родителей-воспитателей в других областях Украины.

- Есть ли какие-то данные, которые доказывали бы преимущества семейных форм перед интернатами?

- Интернаты – зло уже хотя бы потому, что в интернате ребенок изолирован от социума, вследствие исключительно коллективного подхода к воспитанию ребенок теряет собственную индивидуальность. Там не научат строить отношения и брать ответственность на себя – этому обычно учит семья. На сегодня из 2300 детей-сирот, которые состоят на учете, в образовательных интернатах находятся всего 17. Интернатов системы образования Киева осталось два: 21 школа-интернат санаторного типа и детский дом «Малятко», который прекратит существование, как только последнему воспитаннику исполнится 18. В дальнейшем эти учреждения будут перепрофилированы в исключительно образовательные учреждения.

В свое время, когда украинцы страдали от войн, голодоморов, репрессий, интернаты стали спасением. А сегодня на первый план выходит другое: ребенок, не видя в интернате примера семейных отношений, будет иметь сложности в создании собственной семьи. Для нормального развития важно, чтобы он рос в семье, которая дает ощущение тепла, защищенности.

Как измерить результаты? Чем? Их заметим, возможно, лет через 50. Когда нынешние воспитанники домов семейного типа успешно создадут семьи, вырастят своих детей – и те тоже станут членами нормальных семей.

- А еще есть категория детей из семей, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах. Сколько их в городе? Чем служба может помочь им?

- На сегодня на учете Службы по делам детей в семье находится более 900 детей из таких семей. 53% из них воспитываются родителями, которые не обеспечивают детям должного ухода и воспитания, 43% ‒ дети, которые подверглись различным видам насилия. Если их не поддерживать и не сопровождать – слишком большой риск, что детские права будут нарушаться и дальше. Чтобы контролировать ситуацию в семьях и защищать детей, представители наших служб вместе с работниками Центров социальных служб для семьи, детей и молодежи посещают семьи, оценивают, насколько безопасно в них находиться. Если замечают угрозу здоровью или жизни детей, принимается решение немедленно изъять их. А когда острая опасность отсутствует, просто оценивают потребности ребенка и семьи в целом, специалисты составляют план помощи – и вместе с родителями его реализовывают. Существует городская целевая программа «Дети. Семья. Столица», которой предусмотрены разноплановые дополнительные социальные услуги от просветительских (школа осознанного родительства) до специализированных (программы для алко-, наркозависимых родителей, обидчиков и тому подобное). Каждая семья может получить бесплатные социальные услуги при условии, что имеет мотивацию менять ситуацию.

Кстати, семей в трудном положении – в городе на самом деле больше. Считаем, что в помощи нуждаются около 20 тысяч семей, они еще не попали в трудное положение, но являются группой риска (это малообеспеченные, многодетные семьи, семьи, которых коснулась проблема инвалидности). Соцслужбы владеют информацией о семье и предлагают им воспользоваться помощью специалистов социальной работы, психологов, юристов. Изъять ребенка из опасной среды ‒ это самый короткийпуть, но надо попробовать работать с семьей, чтобы помочь семье восстановиться и сохранить для ребенка семейное окружение.

Среди методов работы с семьями есть и групповые ‒ организовываем, например, семейные праздники. Это своего рода профилактика кризиса в семье, общение в формате «равный – равному», развитие доверия к соцработникам. Довольно интересно получается, сам посещаю такие мероприятия и своих детей беру.

- Знаю, что существует еще одна форма ухода за ребенком – патронатная семья. Для кого такие семьи предусмотрены? Удалось ли создать патронат в каждом районе Киева, как планировалось?

- Это временный уход и реабилитация в семье патронатного воспитателя на период, пока сами дети или их родители, опекуны преодолеют сложные жизненные обстоятельства. Пока законные представители ребенка преодолевают свой кризис, ребенок находится в патронатной семье. Ведь это намного лучше для него, чем устройство в какое-то заведение с большим количеством детей. К сожалению, в Киеве пока что всего 3 патронатные семьи. Думаю, проблема – в отсутствии социальной рекламы. Сейчас работаем над этим, готовим широкую информационную кампанию, в которой расскажем не только о патронате, но и о других формах семейного воспитания. Информации о них в обществе недостаточно. А иногда желающие стать патронатным воспитателем не подходят для этой работы. Так, воспитатель работает, беря ребенка в свой дом. А некоторые лица проявляют желание им стать, однако элементарных необходимых жилищных условий не имеют. Да и некоторые эксперты считают, что эта деятельность не соответствует украинской ментальности: украинцы более склонны брать детей навсегда, усыновлять. Откровенно, быть патронатным воспитателем очень нелегко и не каждый справится. А зарплата воспитателя – 5 прожиточных минимумов для трудоспособных лиц (прожиточный минимум с 1 декабря ‒ 2102 грн - ред). Для столицы это не такая уж и привлекательная зарплата. Поэтому в этом году из городского бюджета выделили средства на дополнительную единовременную матпомощь патронатным воспитателям. Трижды в 2019 году они получили в среднем по 8000 грн.

КВАРТИРЫ СИРОТАМ ОТ ГРОМАДЫ

- Есть еще хорошие новости. Детям-сиротам город покупает квартиры!

- На льготном квартучете состоят 340 детей-сирот. Последний раз им покупали жилье в 2007 году, затем – 2-3 квартиры в год, а очередь пополнялась 35-45 льготниками ежегодно. Так накопилось почти четыре сотни претендентов на жилье. Обеспечение жильем сирот, которым исполнилось 18 – одна из первоочередных задач городских властей. Поэтому за последние 2 года за средства местного бюджета приобрели 110 квартир для этой категории льготников. Кстати, 12 квартир удалось приобрести за средства государственной субвенции местным бюджетам. В текущем году субвенция составила около 14 млн грн – и их поделят между 18 сиротами в качестве денежной компенсации для приобретения жилья. В ближайшие годы городские власти планируют полностью ликвидировать очередь на получение жилья для этой категории лиц. На 2020-й запланировано выделить еще 50 млн грн для покупки квартир. От себя делаем все возможное, чтобы очередь двигалась. В конце концов, заботиться всей громадой о нуждающихся – давняя украинская традиция.

- А как устраиваются те, кому пока не повезло получить квартиру, и отцовского наследства не получили?

- Для них существует услуга временного поддержанного проживания. Отсутствие жилья у детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, часто приводит к социальной дезориентации, бродяжничеству. Чтобы такого избегать, в этом году в Киеве открыли социальное общежитие. Им могут пользоваться дети 15-18 лет и молодежь из этой льготной категории – 18-23 лет. В целом каждый может находиться в общежитии до трех лет. В нем созданы все социально-бытовые условия для временного проживания: комнаты на 2-3 человека, оборудованная кухня, стиральные машины, места для занятий и отдыха. Но подчеркиваю: общежитие – не жилье, это услуга, чтобы обустроить собственный быт, найти работу, формировать бюджет. А в дальнейшем все эти дети будут обеспечены жильем.

- Правда ли, что для того, чтобы лишить горе-родителей их прав, иногда нужно несколько лет, потому что судебные разбирательства затягиваются? И в это время государство не может в полной мере заниматься детьми?

- Лишение родительских прав – крайний случай, когда взрослых так и не удалось смотивировать к позитивным изменениям в семье, они не хотят пользоваться помощью специалистов, хотя и понимают, что нарушают права ребенка. Только когда соответствующие службы исчерпали все возможности оказания помощи таким родителям, и это отражено в материалах дела, суд принимает решение о лишении родительских прав. Действительно, процесс достаточно сложный и часто затянут по времени. Суды перегружены, дела о лишении родительских прав не имеют приоритетов среди других (гражданских, административных, уголовных) и часто слушаются годами. Честно говоря, судьи неохотно берутся за рассмотрение таких дел, часто оставляют детей с родителями. Изменить ситуацию мог бы закон о создании специальных семейных судов, которые рассматривали бы только одну категорию дел. У судей тогда бы были дополнительные знания в сфере таких специфических проблем, как психология ребенка, социальное сиротство.

- В столице есть беспризорные дети или эта проблема давно в прошлом?

- Она напрямую связана с проблемами семей в сложных жизненных обстоятельствах. Если к специалистам вовремя не поступила информация о нарушении прав ребенка в семье, необходимая помощь не была ему оказана, то ребенок вынужден сам искать «лучшей доли» на улице. К счастью, сегодня в столице беспризорных детей обнаруживают редко, эта проблема перестала быть массовой много лет назад. Если случаются случаи, то обычно это дети, которые приехали в столицу из других регионов. Сотрудники правоохранительных органов доставляют их в Центр социально-психологической реабилитации детей в Деснянском районе. Там они могут рассказать о своей жизни, получить медицинскую или бытовую помощь, психологическую поддержку. Даже образовательные и юридические услуги. А пока ребенок – в Центре реабилитации, работники Службы по делам детей, Центра социальных служб для семьи, детей и молодежи начинают работать с родителями. В идеале ситуацию удается нормализовать – и ребенок может вернуться в свою биологическую семью.

Татьяна Негода. Киев

Фото: Юлия Овсянникова, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-