Герои и предатели. Донбасские парадоксы

Герои и предатели. Донбасские парадоксы

Блоги
1856
Ukrinform
Немецкие оккупанты не фиксировали никаких "Молодых гвардий". Активно действовали на Донбассе только ОУНовцы

Каким-то чудом сохранились старые записи, сделанные в архиве "того самого" УСБУ в Луганске. Странным образом тогда, при Деркаче и Радченко, туда без лишних формальностей пускали не только исследователей, но и журналистов. "Формальности" начались, когда на Владимирской, 33 в стольном городе Киеве обосновался новый демократичный начальник. Впрочем, необходимость прорываться в этот "схрон" скоро отпала - наиболее интересные дела из Луганска вывезли. Неужели аналитики спецслужбы уже тогда предполагали, во что превратится здание управления через девять лет?!

ВИЗИТ "ЕВГЕНИЯ"

А в самом начале "нулевых" на Луганщине бушевала пропагандистская истерия, инициированная "комсомольцами"-ефремовцами. Если коротко: донбасским героям-подпольщикам-антифашистам решительно протиставлялись "предатели"-националисты-бандеровцы Галичины, и вся ситуация 60-летней (на то время) давности экстраполировалась на настоящее. И вот автору этих строк на глаза попадается Дело № 13476 Управления НКГБ УССР по Ворошиловградской области. Год - 1944-й. На основании материалов дела Военный трибунал НКВД 2 марта 1945 года приговорил Бернацкого Максима Ивановича к высшей мере наказания - расстрелу. Тогда стреляли очень многих, но в данном случае пожилого профессора убили даже не за работу на немцев, а за то, что он, "являясь членом ОУН, активно проводил через редактированные им газеты националистические идеи, вербовал в организацию новых членов". И где?! В Донбассе.

...Как-то, еще "при советах", в одном из галицких изданий Евгений Стахив предположил, что Олег Кошевой мог быть членом оуновского подполья. Луганские газеты взбесились от ярости. Коммунисты, как потом и их наследники-"регионалы", считали Донбасс своей "канонической" территорией, где для ОУН нет ни почвы (сегодня аналогичные мысли пропагандируют т.наз. вышиватники). Однако все, что я успел тогда прочитать в следственных делах бывшего УНКГБ, свидетельствовало совершенно о другом: это коммунистического подполья на Донбассе не было. А организация, которую возглавлял Максим Бернацкий, за каких-то неполных семь месяцев оккупации успела построить на одной только Луганщине сеть примерно в тысячу "штыков".

Что характерно: допрашивая подследственного, следователи Калганов и Коган практически не интересовались его контактами с оккупационными властями. Зато деятельность ОУН на территории Луганщины интересовала их до мельчайших подробностей, а Максим Иванович в ответах был достаточно откровенным. Понятно, протоколы молчат о пытках, однако о них можно догадаться хотя бы по такой детали. Например, 12 августа 1944 г. допрос начался в 21.00, а прервалась в 15.00 уже 13-го. Вели его двое вышеупомянутых офицеров, думаю, по очереди. В другой раз Бернацкого вызвали в 14 часов 16 августа, а отпустили в 4 утра 17-го - и так далее.

Насколько мне известно, лишение сна международным правом считается пыткой. Правда, когда основные сведения чекисты из Бернацкого выбили, ночные допросы прекратились. Остались некоторые детали, а их можно было уточнять и днем.

До войны Максим Бернацкий работал профессором кафедры украинского языка и литературы Ворошиловградского педагогического института. В 1941-м, когда немцы уже вошли в Сталино (теперь - Донецк), эвакуировался в Ташкент, но солнечный Узбекистан потребности в знатоках языка Шевченко и Котляревского как-то не испытывал, и профессор при первой же возможности вернулся домой. А когда в 42-м, после разгрома под Харьковом, Красная Армия пробежала аж до Волги, он решил никуда уже не ехать.

Следователи требовали признания арестованного в том, что он заранее готовился перейти на службу к немцам, хотя сами же запротоколировали: после вступления частей Вермахта к Ворошиловгада Бернацкий две недели не выходил ни с кем на контакт. И в городскую управу ушел не сам, а по вызову начальника отдела культуры, бывшего преподавателя машиностроительного института по фамилии Ковалев.

...В кабинете, кроме его хозяина, профессора ждал еще один человек, которого Ковалев представил как Евгения. Евгений был в гражданском костюме с белой повязкой представителя пресс-бюро на рукаве (насколько я понял, этот орган действовал при рейхскомиссариате Украины). После подробной беседы новый знакомый предложил Максиму Ивановичу взять на себя редактирование областной украиноязычной газеты. Профессор отказался - не его специальность.

"НОВАЯ ЖИЗНЬ"

И через два дня Евгений пришел к Бернацкому на квартиру. Здесь Максим Иванович и услышал про Организацию украинских националистов, о Бандере, который на то время уже находился в немецком концлагере, о преследовании немцами бандеровцев, поскольку для последних не было разницы между советским оккупантами и немецкими (следователь все эти крамольные вещи так и спрашивал, не подвергая сомнению). "А сегодня, - подчеркнул гость, - обязанность каждого украинца - бороться за освобождение своей Родины. На должности же редактора газеты вы можете принести огромную пользу, распространяя идеи национализма и сплачивая вокруг нее преданных делу людей! Если мы не возьмем ее под свое влияние, это сделают другие..."

- Говорите прямо, - вмешивается в рассказ следователь, - вы были завербованы в ОУН Евгением?

- Да.

На следующий день Бернацкий в сопровождении Евгения пришел в кабинет к Ковалеву и дал свое согласие возглавить газету...

- Вы виделись после этого с Евгением?

- Нет. Он сказал, что постоянное его местонахождение - Мариуполь, Перед тем, как уйти, Женя предупредил, что от него будут приходит люди, которых я должен принимать по паролю "От Евгения". Оставил литературу и два бюллетеня с программными установками, сообщениями о деятельности организации, несколько листовок и брошюру под названием "Государственность Украины".

- В условиях немецкой оккупации эта литература была легальной?

- Нет, поскольку и в брошюрах, и в листовках было ясно сказано, что немцы не являются нашими освободителями, и другой задачи, кроме борьбы за самостоятельную Украину, ОУН перед собой не ставит. В то же время листовки содержали в себе и клеветнические выпады против советской системы.

...Газета называлась "Новая жизнь" и - ну, очень напоминала советскую "районку" (мне дали время просмотреть всю подшивку). Три полосы - материалы геббельсовского министерства; последняя, четвертая - пополам о жизни в Украине и на Ворошиловградщине. Наиболее информативные материалы - объявления, уже потому, что они не содержали пропаганды. Среди прочего - об открытии украиноязычных школ. Чтобы обеспечить их учителями, управа организует курсы украинского языка. Которые, кстати, профессор Бернацкий и возглавил. А ОУН воспользовалась случаем для усиления своего влияния.

Люди жили своей жизнью, как при любой власти. Работали, воровали, за что их строго наказывала немецкая комендатура. Вот только признаков хоть какой деятельности большевистского подполья не просматривалось. Думаю, если бы в том же Краснодоне действительно разоблачили подпольную организацию, немцы бы не постеснялись этим похвастаться в областной газете. Оно и с точки зрения "воспитательной" работы было бы полезным. Но - ни гугу. Удивительно, но и следователи в подследственного редактора про "Молодую гвардию" не расспрашивали.

Из материалов дела у меня сложилось впечатление, что Максим Иванович, как краевой руководитель ОУН, чрезмерной активностью не отличился. Он, правда, принимал у себя в редакции - что было очень удобно - посланцев от низовых организаций, снабжал их литературой. Но всю черновую организационную работу выполняли эмиссары Евгения Стахива - Теодор Личман, Митрофан Иванов, "Оксана" (фамилии подследственный не назвал), еще несколько человек. Из показаний профессора можно сделать вывод: организация готовилась, в том числе и к вооруженному противостоянию - но только тогда, когда два тоталитарных монстра истощат друг друга в грандиозном поединке.

ВОТ ГДЕ НАСТОЯЩАЯ ИЗМЕНА

К слову, о вооруженное сопротивление украинских националистов немцам. Надоело слушать упреки красной пропаганды: мол, нет доказательств того, что УПА воевала с нацистами. Во-первых, доказательств хватает. А во-вторых: с какого перепугу повстанческая армия должна была себя обескровливать в борьбе с более сильным врагом? Тем более в то время, когда тот не на жизнь, а на смерть бьется с врагом еще более опасным? Задачей ОУН было построить и защитить Самостоятельную Соборную Украину - а не пытаться угодить будущим красным "исследователям в штатском". Тем более, что те все равно бесстыдно лгать.

В этом смысле уголовное дело руководителя областной ячейки ОУН на Луганщине выглядит неестественно правдивым. Очевидно потому, что вышеупомянутые Коган с Колгановым задачей должны бороться с реальной угрозой режиму, а не готовить очередной публичный процесс вроде тех, что прокатились Страной Советов в 1937-38-ом. А потому их не интересовало, сдавал ли националист Бернацкий Гестапо коммунистов или советских подпольщиков (не сдал ни одного).

Собственно, нужды и не было - коммунисты табунами шли на службу оккупантам. Включительно с "каноническим" вожаком Краснодонского большевистского подполья Филиппом Лютиковым (которого под фамилией Проценко так ярко играет в фильме Герасимова Виктор Хохряков). Собственно, полный провал попыток создать в Донбассе партизанскую сеть зафиксировано в рассекреченных документах Украинского штаба партизанского движения.

А я знакомился с деталями в материалах других дел. В частности так называемое "литерное" дело по Краснолучском SD. Штандартенфюрера SD Штирлица все помнят? Так это - его коллеги. Большинство из которых, правда, нордическим характером похвастаться никак не могли, поскольку были стопроцентными унтерменшами с российским корнями. Роль "Штирлица" в данном деле выполнял некий Андрей Лукин, начальник политотдела SD (при семи классах образования).

Андрей Иванович, сын раскулаченного, в 1941-м попал в плен. Из лагеря его забрала сердобольная женщина, указав на него как на своего мужа. До июля 42-го жил с ней под Чистяково, а когда немцы вошли в Красный Луч (где он работал до войны) - переехал туда и устроился, по протекции знакомого, писарем в полиции. Где и сделал головокружительную карьеру. А когда попал в чистые руки ребят с холодными головами, те присудили ему всего лишь 20 лет лагерей. Сравните со смертным приговором профессору Бернацкому.

В деле нашел два списка. Один содержит 369 фамилий советских граждан, которые пошли работать в городскую управу Красного Луча. В другом - 352 сотрудники полиции. Это шахтерский город, в котором тогда жило не более 20 тысяч населения. А еще сюда следует добавить то же SD, а также наиболее эффективную структуру - зондергрупу "Петер". По имени ее командира Петра Голофаева - советского офицера в недавнем прошлом.

А вот как - по материалам дела - развивалось партизанское движение вокруг Красного Луча. Следует сказать, места здесь достаточно благоприятные для действий партизанских отрядов: большие лесные массивы, наибольшее возвышение Донецкого кряжа вкупе с бездонными оврагам - плюс десятки заброшенных шахт с наклонными стволами. Поэтому здесь были подготовлены базы для трех отрядов - Краснолучского, Боково-Антрацитовского и Ивановского районов. Кроме того, в райцентрах была оставлена агентура НКВД.

Краснолучский отряд прекратил свое существование, даже не начав формирование. По доносу некоего Игната Надежного были раскрыты два партизанских тайника. Лукин, который только-только надел форму полицая, вместе с соратниками два дня возил в штаб Украинской жандармерии оружие, продукты, а также комплекты ватной одежды.

Немного дольше продержался Боково-Антрацитовский отряд. Партизаны успели собраться в лесу и отправили в город связную. Девушка, никуда не сворачивая, направилась в жандармерию...

Успешнее действовал Ивановский отряд (видимо, как самый отдаленный). Обратили внимание на него только в сентябре 42-го, когда в районе убили двух полицейских и обстреляли военный склад. Петру Голофаеву, чтобы вычислить его координаты, пришлось потратить целых два месяца. "Помог" комиссар отряда по фамилии Крыса, который попал в плен к зондеркоманде. На допросах он рассказал все - пароли, явки... За решетку попали 46 бойцов отряда; 28 из них полевая жандармерия расстреляла. Так, к слову: это не вышеупомянутая Украинская жандармерия. Это немецкая военная фельджандармерия.

В отдельной папке в деле "Зондергруппы" содержится справка: "За период с июля 1942 г. по февраль 1943 г. "Зондергруппа "Петер" выявила большинство участников Краснолучского, Боково-Антрацитовского, Ивановского, Чистяковского и Снежнянского партизанских отрядов". Недаром немецкие офицеры отмечали, что передвигаться по дорогам Сталинской и Ворошиловградской областей было вполне безопасно.

Никаких "Молодых гвардий" оккупанты в своих тылах так и не заметили.

Михаил Бублик. Северодонецк.
 

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-