Армия Украины: между прошлым и будущим

Армия Украины: между прошлым и будущим

1002
Ukrinform
Для создания мощного войска на современных принципах власти нужно главным приоритетом оборонной реформы сделать человека в погонах

Так или иначе, война сделала свое дело. В который раз, очутившись на грани, Украина сделала свой выбор и победила. Украинцы остановили «путинскую чуму», фактически доказали, что способны противостоять российской армии. Армия вместе с добровольческими батальонами не только остановила агрессора, но и породила у него постоянную демотивацию разворачивать масштабную войну.   

Действительно, между украинским войском образца начала 2014-го и конца 2016-го — пропасть. Армия как вооруженное представительство общества, за два с половиной года осуществила безумный прыжок к качественно новому содержанию этого института. ВСУ на практике превратились в настоящий щит сдерживания — это человеческий фактор в действии. Важно, что на нижнем и среднем звеньях система управления войсками и реагирования на провокации противника стала очень мощной — со 2 июня 2015 года, после удачного отражения атаки под Марьинкой российско-террористические группировки больше не чувствуют себя хозяевами положения. На уровне рот, батальонов и бригад на фронте ВСУ все больше имеют безоговорочное преимущество. Это произошло благодаря патриотизму и пробуждению национальной идеи, а залогом этих изменений стало, прежде всего, изменение отношения общества к собственным Вооруженным силам. Общество возродило авторитет армии и по сей день поддерживает воинов, а за обществом, так или иначе, двигается и власть. Именно так следует оценивать планы увеличения оборонного бюджета на 2017 год до 64 млрд грн, или почти 2,5% ВВП, что на 23% больше в сравнении с уходящим годом. Не менее важно, что и около 11,5 млрд грн из нового оборонного бюджета планируется распределить на развитие вооружения и военной техники.

Общество уже сегодня гордится морально-боевым духом армии, а Генштаб враждебной России откровенно побаивается этих национальных проявлений. Невзирая на то, что пока особые структурные реформы внутри армии не состоялись — ВСУ все еще в тисках советских стандартов. Не дождалась армия системных решений от военно-политического руководства государства, о чем свидетельствуют и некомплект в подразделениях на передовой, и ветирование Президентом Порошенко закона, что позволяет военным-контрактникам «до завершения особенного периода» разорвать их (в чистом виде признак демотивации определенной части военнослужащих и следствие ошибочных подходов в развитии ВСУ). 

Но тенденции таковы, что военно-политическое руководство вернется к рассмотрению реалистичного мотивационного пакета и изменению стратегии строительства ВСУ будущего. Во-первых, военная угроза не исчезла, хотя и отошла на второй план. Во-вторых, крайне важно использовать время для того, чтобы ВСУ получили возможность вести всепогодную бесконтактную войну в любое время суток. Чтобы Украина перестала быть привлекательной мишенью для Кремля.  

Ожидаем и соответствующих решений относительно кардинального изменения самого вида ВСУ и модернизации системы перевооружения, а также относительно развития национального ОПК. «Новая армия — это новые украинские военные, новые солдаты. Очень мотивированы, патриотические, профессиональные и молодые», — именно такие слова можно найти в речи Петра Порошенко 16 сентября  2016 года — во время пленарной части ежегодной встречи Yalta European Strategy. Но на практике властью делается мало для реальных изменений в сфере усиления обороноспособности. Хотя Генеральный штаб ВСУ уже анонсировал за счет контрактников отказ от новой волны мобилизации (до конца года ожидается добор 15—18 тыс.; до 2016 года в ВСУ было принято на службу по контракту 53 тыс., из которых около 11 тыс. — из числа мобилизованных военнослужащих), нужно немало сделать для настоящей профессионализации войска. Поскольку численность почти в 280 тысяч военнослужащих, когда на содержание идет свыше 80% оборонного бюджета, не обеспечит развития с переходом на рельсы профессиональной армии и развертыванием масштабного перевооружения на новые образцы вооружения и военной техники. 

Можно согласиться, что во время активной фазы войны в 2014 — 2015 годах такое развертывание войск было единственным возможным путем спасения независимого государства — при условиях отсутствия ресурсов. Однако в настоящее время ситуация изменилась, потому время и к делам армейским изменить подходы. В частности, наконец, выдать и утвердить Госпрограмму развития ВСУ (да и Госпрограмму развития ОПК), принять Закон о Войсках территориальной обороны и развернуть систему подготовки мобилизационного ресурса через местные администрации. Начать строить ядро профессиональной армии, у которой будет реалистичный «мотивационный пакет», например, предусмотрены привлекательные условия раннего выхода на пенсию солдатского и сержантского состава, льготные условия получения жилья, образования, бесплатного медицинского обеспечения, страхования, монетизована система наград и значительно высший уровень денежного обеспечения. 

Армии будущего нужно новое современное оружие. Напомним, что в конце сентября Вооружение ВСУ информировало о прохождении важного этапа проекта «Вільха» — создание новой  РСЗО на базе РСЗО «Смерч». А также о наличии программы подготовки к испытаниям оперативно-тактического комплекса «Грім-2». Но даже новый танк «Оплот» пока еще не попал в войска. Не говоря уже о системах ПВО, боевых самолетах или беспилотных комплексах.

Конечно, в этой сфере есть надежда на перемены в США после выборов, и на увеличение военно-технической помощи. Уже появилось решение НАТО увеличить помощь Украине для реформирования сектора безопасности и обороны — такой позиции достигнуто во время заседания комиссии Украина — НАТО в Брюсселе 22—23 сентября. Но без существенных изменений внутри не стоит ждать революционных мероприятий извне. Пока еще ГК «Укроборонпром» поставляет только то, что может произвести. Но национальный ОПК не способен обеспечить львиную долю потребностей ВСУ, причем в важнейшей номенклатуре ВВТ и услуг. Потому власти придется подготовить надлежащие условия для сотрудничества с Западом, да и украинским предприятиям стоит предоставить больше возможностей. Например, до сих пор действует постановление КМУ №464, принятое еще во времена Януковича, которое ограничивает предприятия при ценообразовании на продукцию. До сих пор нет правительственного органа выработки военно-технической политики, а также координации и управления предприятиями. До сих пор  недостает ряда законов в этой сфере, — от Закона о производстве ВВТ и Закона о государственно-частном партнерстве до многострадального Закона о ВТС. До сих пор маловато используются возможности военно-технического сотрудничества, инициатив частных предприятий, приватизации оборонных предприятий с привлечением ведущих мировых компаний.

Следовательно, для создания армии будущего и ее развития на современных принципах есть совершенно реальный потенциал. Для его использования власти только нужно главным приоритетом оборонной реформы сделать человека в погонах. А гражданскому обществу, которое в Украине сильнее государственных институтов и уже имеет мощные традиции влияния на власть, нужно не выпускать из фокуса внимания обеспечение интересов тех, кто с оружием в руках защищает независимость государства.

Валентин Бадрак

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-