Антиквар 2: Мнимый блатной (Илья Трабер и Вова-шнырь)

Антиквар 2: Мнимый блатной (Илья Трабер и Вова-шнырь)

Блоги
1815
Ukrinform
Илья Трабер – одна из самых старых связей Путина в преступном мире

Представьте, друзья, что в загнивающей Америке выяснится, что действующий президент в течение 25 лет (в том числе находясь у власти) имел бизнес с каким-нибудь Джонни «Яйца» из семьи Дженовезе или иным деятелем мафии. Причем бизнес чисто криминальный: с убийствами, распилом бюджета, отмыванием денег.

При этом подконтрольные этому президенту СМИ развернут кампанию под лозунгами: «Зато он не дал США развалиться!» и «Наш шнырь всех переиграл». Как-то сложно представить, да? — То ли дело встающая с колен путинская Россия. Ну да обо все по порядку.

Продолжение. Начало - (1. ЛУЧШИЙ ДРУГ ПАПЫ)

2. МНИМЫЙ БЛАТНОЙ

Фото ниже сделано в Севастополе в начале 1970-х гг. Курсанты СВВМИУ (Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище) под руководством офицера на практических занятиях по управлению катером.

Капитан первого ранга Лев Никифорович Иванов (в центре), проводивший это занятие, вряд ли предполагал, что молоденький курсант, стоящий рядом с ним — это самый известный выпускник СВВМИУ за всю его историю: крестный отец бандитского Петербурга Илья Трабер.

Трабер окончил училище в 1973 и отправился служить на советский подводный флот. Однако военная служба у него не пошла. Хотелось денег, молодой офицер подрабатывал фарцовкой (торговля импортными товарами на черном рынке). А там за день можно было поднять больше, чем в армии за месяц.

Морской офицер и барыга на черном рынке — не очень совместимые понятия (в то время во всяком случае). В итоге в 1980 г. офицер Трабер ушел с флота и устроился… буфетчиком в пивбар «Жигули» в центре Ленинграда. Много лет при СССР и потом в 1990-е этот бар был из одним самых злачных мест в городе.

Известный питерский певец в стиле шансон Михаил Шелег даже песню написал про него:

Пива можно было выпить, но разбавленного. Это был еще один прибыльный теневой бизнес. Трабер освоил и его. К нему добавилась еще торговля золотом и антиквариатом — в них вкладывали свои сбережения богатые люди того времени: цеховики, теневики и т.п.

Плюс ко всему советская теневая экономика, как минимум, с 1970-х гг. была неплохо интегрирована с уголовным миром. Подпольные миллионеры платили уголовникам, чтобы те защищали их от других уголовников. Центром этого подпольного царства в СССР была Грузия. Там было больше всего цеховиков, они платили кавказским ворам в законе, которых на этой почве развелось неимоверное количество.

Среди этих грузинских бандитов был один авторитет, который по жизни имел особые связи с Питером и частенько брал у Трабера антиквариат. Это вор в законе Джаба Иосилиани. Трабер с Джабой были хорошо знакомы. Позднее, после распада СССР, Джаба стал крупным политическим деятелем в независимой Грузии.

Джаба Иосилиани в 90-х в период его увлечения политикой.

Джаба в национальном костюме. Редкий кадр, как Ельцин жмет руку вору в законе.

Трабер в отличие от Джабы никогда не сидел и вором в законе не был. Но в 1990-х гг. он тоже выбился в крутые авторитеты: начал с антикварного рынка Петербурга, подмяв его под себя. Потом последовал захват питерского порта, многочисленных нефтебаз, заправок, гостиниц и других активов в Петербурге и области. Так постепенно сложилась империя Антиквара.

Трабер сколотил собственную «выборгскую» бригаду из отборных отморозков («лучший друг папы»), которые обложили данью Выборг и окрестности. Эта бригада влилась в «расширенную» тамбовскую ОПГ, где Антиквар стал одним из признанных лидеров.

В этой тамбовской ОПГ Трабер был немного белой вороной. Большинство её вожаков

были классические «блатные»: по две-три судимости за плечами, образование — спортзал и тюрьма, трудовая биография — рэкет и убийства. Трабер отличался на этом фоне – выпускник серьезного военного училища, бывший член КПСС (вступил в 22 года, еще курсантом), по жизни — торгаш и барыга с многолетним стажем. Однако в 1990-х он тоже вошел в роль блатного пахана и она ему очень нравилась.

Это израильский бизнесмен Максим Фрейдзон (Макс-Оружейник), знакомый Трабера по Питеру 1990-х гг.

Из интервью Фрейдзона для радио «Свобода»:

«Илья … совмещал какие-то бизнес-навыки (торговля антиквариатом, работа барменом в пивном баре) и понятный и часто гротескно акцентируемый бандитский имидж: было как раз странно, что он его педалировал, чего не делали другие представители преступного мира этого уровня. Он служил связующим звеном, умел более-менее связано разговаривать, складывать, вычитать и умножать цифры, вычислять проценты».

Вот это вот умение быстро «складывать и вычислять проценты» и «служить связующим звеном» было очень ценно. Потому что огромную роль в возвышении Трабера на олимп преступного мира сыграли его связи с ФСБ и мэрией, и прежде всего с вот этими двумя людьми:

Это два старых друга по ленинградскому КГБ. В начале 1990-х оба уволились из органов. Путин стал замом Собчака в мэрии, а Корытов – замом Трабера в его банде. Путин в мэрии курировал экономику, Корытов в банде Трабера — силовой блок и связи с крышей. А крышей у Антиквара стало питерское ФСБ. Там у Корытова с Путиным осталась масса сослуживцев на высоких должностях.

В 1990-е начальником УСФБ Петербурга был путинский друг Черкесов, его замом – Григорьев (свидетель у Путина на свадьбе), в первой половине 1990-х начальником отдела по борьбе с контрабандой был Виктор Иванов, начальником экономической контрразведки – Патрушев и т.д.

Когда Путин познакомился с Трабером? — Это до сих пор покрыто тайной. В 2011 г. пресс-служба Кремля в ответ на вопрос «Новой газеты» сообщила, что Путин и Трабер познакомились при организации «Петербургского нефтяного терминала» (ПНТ) в морском порту. Т.е. в 1995 году. ПНТ был создан в июне 1995 г. при участии Трабера, а Путин курировал это дело со стороны мэрии.

Однако пресс-служба Путина, как обычно, врёт. Собчак был избран мэром Петербурга 12 июня 1991 г. На его инаугурации присутствовал Трабер, который преподнес новоиспеченному мэру бронзовый бюст Екатерины II. И как писала питерская пресса, Собчака с Трабером свел именно Путин. Так что Вова с Антикваром явно были знакомы ДО приватизации порта, уже в 1991 г., как минимум.

По сути Трабер – одна из самых старых связей Путина в преступном мире. Она длится уже более 25 лет – и при Путине-президенте они продолжали сотрудничать и имели общий бизнес (об этом мы тоже еще поговорим чуть ниже).

Продолжение следует...
Начало - Антиквар 1: Илья Трабер и Вова-шнырь. Лучший друг папы

Юрий Христензен

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-