Тяжелые травмы депортации. Корё-сарам в советском молохе

Блоги
842
Ukrinform
Репрессивный молох большевистского режима работал в одном направлении

Украинцы с сочувствием и пониманием относятся к горькой судьбе каждого национального меньшинства в современном мире

Взять, к примеру, отношение украинцев к корё-сарам. Речь идет о самоназвании этнических корейцев на постсоветском пространстве. Слово «корё» относится к названию Корейского государства с 918 по 1392 год н.э., а слово «сарам» означает «человек», «народ». Советские и постсоветские корейцы - корё-сарам  –  потомки тех корейцев, которые исконно проживали или переселились в 1860-х годах на российский Дальний Восток. Изначально корейские переселенцы говорили преимущественно на северо-восточном (хамгёнском) диалекте, который немного отличается от литературного корейского языка. Впоследствии на основе хамгёнского диалекта образовался собственный диалект советских корейцев. Следует отметить, что корейцы Сахалина имеют несколько иное происхождение.

Как начался сталинский эксперимент «перемалывания наций»

Корё-сарам – интересный исторический феномен. Так, территориальная экспансия России привела к тому, что в 1860 году китайская империя Цин уступила Российской империи Приморье. В итоге, кроме российско-китайской, к 1861 г. появилась и российско-корейская граница. Для России это имело большое стратегическое значение, так как стык границ России и Кореи изолировал Цинский Китай от доступа к акватории Японского моря. Перед установлением границ 5 310 корейцев заняли свободные земли в этом углу Цинской империи, а в итоге оказались под властью русского царя. Переселенцы стремились получить подданство России. Миграция корейцев продолжалась вплоть до начала 1930-х годов. Её не остановила даже революция 1917 г., - на то время в России уже проживало около 100 тысяч корейцев. В Приморском крае они составляли примерно треть всего населения.

Рассудок отказывается воспринимать, но именно с этого трудолюбивого национального меньшинства начался сталинский эксперимент «перемалывания наций». Депортация корейцев началась в сентябре 1937 г. Внешне все происходило якобы законно. На основании совместного постановления Совнаркома и ЦК ВКП(б) № 1428-326 «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края», подписанного Сталиным и Молотовым, 172 тысячи этнических корейцев было выселено из приграничных районов Дальнего Востока на новое место жительства, в Среднюю Азию.  

Коммунистическая партия прибегла даже к изложению мотивации запланированной акции. В Решении Политбюро ЦК ВКП(б) № П51/734 от 21 августа 1937 г. значилось: «В целях пресечения проникновения японского шпионажа в ДВК, провести следующие мероприятия: … выселить все корейское население пограничных районов ДВК… и переселить в Южно-Казахстанскую область в районы Аральского моря и Балхаша и Узбекскую ССР». Депортация мотивировалась тем, что 7 июля 1937 г. японские войска вторглись в Китай, а Корея была в то время частью Японской империи. Казус при этом состоял в том, что обвинений в «пособничестве врагу» корейцам ДВК как народу не предъявлялось. 

Депортация советских корейцев осенью 1937 г. стала первой в СССР депортацией по этническому признаку после Гражданской войны в России. Корейцам давали минимальный срок на сбор вещей, а потом грузили в подготовленные эшелоны. Перевозкой руководил начальник, которому подчинялись старшие по вагонам из числа проверенных корейцев. Так называемые «людские вагоны» представляли собой на самом деле товарные вагоны, оборудованные двухъярусными нарами и печкой-буржуйкой. В одном вагоне перевозились 5-6 семей (25-30 человек). Время следования из Приморья до Средней Азии занимало 30-40 дней. Перед погрузкой у людей изымались паспорта. Каждый вагон был «агентурно обеспечен» спецслужбами. 

По прибытию депортированные корейцы подверглись серьезным ограничениям в своих правах, хотя их положение было значительно лучше судьбы иных депортированных народов (немцев, калмыков, крымских татар). Переселенные корейцы имели статус «административно высланных» – они были ограничены в передвижении пределами Средней Азии. Еще одно отличие – корейцы могли занимать руководящие должности и учиться в высших учебных заведениях. Они трудились в собственных колхозах, на выделенной им земле, или вступали в колхозы местного населения на общих основаниях.

Потери на первоначальном этапе адаптации были значительные. Так, в первую зиму многие корейцы жили во временных землянках, а это привело к массовой детской смертности – погибло треть грудных младенцев. В дальнейшем ситуация улучшилась вследствие значительных усилий местных и центральных властей по налаживания быта депортированных. Корейцам выдавалась какая-то компенсация за потерю имущества в Приморье, иногда безвозмездная помощь. Особенно важно то, что переселенцы в особом порядке обеспечивались стройматериалами, кредитами и плодородными землями, что иногда вызывало недовольство со стороны местного населения. Уже в первый год поселения, значительная часть корейцев самостоятельно ушла из Казахстана в Узбекистан, где условия для традиционного корейского земледелия были лучше.

Перед распадом Советского Союза больше всего корейцев (350 тис.) проживало в Узбекистане. Однако после распада СССР, в отличие от России и Казахстана, в Узбекистане не было принято акта о реабилитации насильно переселенных народов.  Не в последнюю очередь поэтому, часть корейцев, проживавших в Узбекистане, также как и представители других некоренных народов, стали эмигрировать из Узбекистана в другие страны – в первую очередь в Россию и Казахстан.

В последние годы в России проживает приблизительно 150 тыс. корё-сарам, в Казахстане – около 100 тыс., а в Узбекистане – 200 тыс. Эмиграция в Россию продолжается. Не в последнюю очередь потому, что в 1993 г. там было принято Постановление Верховного совета Российской Федерации «О реабилитации российских корейцев».  Для депортированных корейцев и их потомков установлен льготный порядок восстановления (принятия) российского гражданства.

Спекуляции на людском горе

Тем не  менее, осмыслен ли этот горький опыт в общественной мысли? Наступило ли раскаяние от содеянного советскими властями в отношении корё-сарам? И здесь могут поступить возражения: а кто в этом мире без греха?

Не будем лукавить: сегодня, вряд ли найдется страна в мире, которая может предложить оптимальный опыт решения проблемы мигрантов, да и национальных меньшинств в целом. На наших глазах рушатся бастионы «политики мультикультурализма» в Европе. Шенгенское сотрудничество и мысль о Европе без границ – в  состоянии кризиса. Повсюду на континенте реанимируются внутренние национальные границы и ужесточаются попытки поставить потоки мигрантов в Европу под контроль.

Давно уже скомпрометировала себя и американская политика «melting pot» (плавильного котла). Более того - сегодня миграционная политика как никогда ранее разделила американцев на два лагеря. По свидетельству британского  агентства Reuters, президент США Дональд Трамп «предложил идеологические тесты или «экстремальную проверку» мигрантов, чтобы убедиться, что они разделяют американские ценности». Еще как-то удерживается на плаву канадская политика «салата». 

Однако, когда речь заходит о корейцах России, дело обстояло несколько иначе. Ведь во второй половине XIX в. корейские иммигранты уже достаточно плотно интегрировались в российское общество. Власти Приморья смотрели достаточно благосклонно на их появление и деятельность в этом необжитом районе страны. Да и местные жители неплохо уживались с корейцами, которые стали одним из главных поставщиков овощей и зелени. То есть, корейцы отличались своей законопослушностью.

Но свою негативную роль сыграли межимпериалистические противоречия между самодержавной Россией и императорской Японией. Русско-японская война 1904-1905 гг. стала настоящим испытанием для корейского меньшинства. И вот в  1904 г. царское правительство «предложило» всем корейцам, не имеющим российского гражданства, немедленно покинуть пределы государства. Многие из тех,  кто не пожелал, или не смог это сделать, были переселены в более западные регионы Российской империи.

Российская революция 1917 г. и последовавшая за ней Гражданская война стала новым испытанием для корейской общины Приморья. Даже российские аналитики-державники из  «Фонда исторической перспективы» признают, что «в годы гражданской войны в России практически все корейцы приняли сторону красных». 

И какова же была благодарность со стороны большевиков? Уже с конца 1920-х годов руководство СССР принялось строить планы по отселению корейцев из пограничных районов Приморья в отдаленные территории Хабаровского края. Высшие органы большевистской партии обсуждали такую возможность в 1927, 1930, 1932 годах. В частности, вопрос о переселении дальневосточных корейцев обсуждался 25 февраля 1930 г. на Политбюро ЦК ВКП(б) под председательством Сталина. Однако решение, по разным причинам, не было принято.

Обстановка репрессий 1937 г. кардинальным образом сказалась и на судьбах корейцев Дальнего Востока. С весны этого года в центральной печати стали появляться публикации на счет японской подрывной деятельности среди корейцев Приморья и о японских шпионах-корейцах. Но никаких внятных обвинений советских корейцев в шпионаже не было наведено. Но, тем не менее, курс на депортацию корейцев советским правительством был взят твердо и неуклонно.

Нынешние аналитики «Фонда исторической перспективы» пытаются задним числом оправдать этот курс: дескать, «речь идет не о депортации, а всего лишь о переселении». Мол, нельзя же эту акцию сравнить с жесткой депортацией крымских татар в 1944 г.

Конечно нельзя: люди разные – судьбы разные. Но репрессивный молох большевистского режима работал в одном направлении – насильственной русификации национальных меньшинств. Так, перед депортацией корё-сарам органы НКВД провели масштабные репрессии, выделявшиеся даже на фоне всплеска общесоюзных репрессий 1937 г. Тогда были почти поголовно уничтожены выдвинувшиеся в послереволюционные годы партийные руководители из числа корё-сарам, ликвидирована корейская секция Коминтерна. Было арестовано большинство корейцев, имевших высшее образование.  Такая же судьба постигла красных командиров корейского происхождения. Уже во время переселения органами НКВД было дополнительно арестовано еще около 2,5 тыс. корейцев из числа подлежащих депортации.  Исследователи отмечают, что новая советская номенклатура, которую привел к власти Сталин в 1937 г., «была способна к жесткому выполнению поставленной центральной властью задачи по выселению корейцев из Дальневосточного Края».

Василий Ткаченко

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-