Блокада Донбасса – это не измена, и не победа

14.02.2017 14:39 944

Может ли Украина, перейдя к классической войне, победить врага, который ведет гибридную войну?

Блокада Донбасса остается центральной темой украинских СМИ уже больше двух недель, точнее – с 26 января текущего года, когда на железнодорожном пути вблизи Бахмута ветераны АТО обустроили первый блокпост, который получил название «редут Богдана». За все это время ветеранскую блокаду ранее осудили в руководстве государства – в частности, категорически против высказался премьер Владимир Гройсман, угрожая ввести чрезвычайное положение в энергетике из-за блокады Донбасса. СБУ отмечала, что торговая блокада наносит государству колоссальные убытки. Депутаты Верховной Рады Украины от фракции «БПП» заявляют, что блокада Донбасса подрывает боеспособность Украины и просят Порошенко созвать заседание СНБО. В то же время генеральный директор "Краматорсктеплоэнерго" Станислав Волоха предупреждает, что на Краматорской ТЭЦ заканчиваются запасы угля, которого хватит до 1 марта. В свою очередь в штабе «блокады» инициируют общественное обсуждение «блокады Донбасса» на народном вече, которое должно состояться в центре Киева 19 февраля.

При сложившихся обстоятельствах имеем следующее: очевидно, что блокада Донбасса наносит ущерб в экономическом плане, ведь понятно, что покупать уголь из Макеевки или Горловки гораздо дешевле, чем из Африки. Но политика говорит свое: нельзя торговать с тем, с кем воюешь. Военнослужащие 16-го батальона 58-й бригады Вооруженных сил Украины обратились к высшему политическому руководству страны и, в первую очередь, к Президенту Петру Порошенко с такими требованиями:

1. Контрабанду нужно остановить, потому что каждая гривна, направленная в ОРДЛО, - это прямое финансирование терроризма.

2. Украинцы понимают проблему и готовы принять и временные трудности, которые могут возникнуть в связи с отсутствием энергоносителей из Донбасса.

3. На оккупированных территориях живет много граждан, которые любят и поддерживают Украину. Поэтому солдаты просят их с пониманием отнестись к этому экономическому эмбарго, ведь в истории нет ни одного примера, когда страна в состоянии войны кормила бы своего врага.

Но может ли Украина, перейдя к классической войне, победить врага, который ведет гибридную войну? И не означает ли очевидный ответ на этот вопрос, что, как бы не было противно, но терпение и хитрость - это тоже оружие. То есть, снимать нужно блокаду...

Учитывая все это, Укринформ обратился к экспертам с несколькими вопросами: 1. Что больше вредит Украине – продолжение торговли с ОРДЛО с политическими потерями или торговая блокада, которая наносит ущерб экономике?

Андрей Клименко, экономист, эксперт фонда «Майдан иностранных дел»:

Андрій Клименко // Фото: ZIK

«Однозначного ответа на этот вопрос нет, поскольку все экономические и политические интересы со временем меняются. Шахты, в которые вкладывались огромные денежные средства, были подконтрольны Украине. То есть, с экономической точки, закупать уголь где-либо не выгодно и затратно. По моему мнению, нужен политический диалог. Блокада – это не тот метод, которым можно что-то исправить».

Георгий Логвинский, член депутатской фракции Политической партии «Народный фронт»:

Георгій Логвинський

«Надо четко определиться: или мы воюем, или торгуем. Лично я не поддерживаю экономических отношений с ОРДЛО. Россия - это страна, которая на нас напала, и ответственность за происходящее на Донбассе лежит именно на ней. По отношению к агрессору, у нас должно быть такое же агрессивное отношение. С другой стороны, мы не должны нарушать права украинских граждан: мы должны воевать не только за территорию, но и за людей, которые там находятся. И здесь надо понимать, что на территории Донбасса существуют украинские предприятия, сотрудники которых получают зарплату на территории Украины, с которой, в свою очередь уплачиваются налоги. Поэтому для того, чтобы разграничить, где нарушены права человека, а где – сотрудничество с оккупантом, в ближайшее время должен быть принят нормативно-правовой акт «об оккупированных территориях». Мы уже три года ждем стратегии деоккупации, но она до сих пор отсутствует».

2. Существуют ли достаточные экономические причины, по которым Украина может или должна пренебречь политическими потерями? А наоборот?

Клименко: Начну с экономических соображений. Что принципиально изменится, если Украина не будет покупать там уголь? Конечно, ОРДЛО от этого получает выгоду, и разве их «деятельность» базируется исключительно на этом? У них есть немало других, гораздо больших источников доходов, чем от продажи угля. Тем более, кто занимается добычей угля на этих территориях? Обычные шахтеры, которые по сегодняшний день являются гражданами Украины, и не оставили эту территорию, в том числе и потому, что у них не было надежной социальной поддержки на территории, которая контролируется украинским государством. Следовательно, блокада угрожает гражданам Украины, которые остались на тех территориях. Именно поэтому на этот вопрос однозначного ответа нет.

Логвинский: Я здесь хочу вспомнить другую ситуацию... Когда речь шла о Крыме, то говорили, что мы обязаны поставлять электроэнергию на полуостров, потому что если мы перестанем это делать – Россия не будет поставлять электроэнергию на материковую Украину. И если она (Россия. – Ред.) не будет поставлять, то будут ужасные последствия, вплоть до того, что остановятся атомные станции. Но после этого мы собрали экспертов, которые отметили, что это не соответствует действительности. Поэтому мы нашли решение, что электроэнергия может производиться на территории Украины, а преступное соглашение с Россией было разорвано. В результате, как мы видим, ничего не взорвалось и не остановилось. Почему соглашение является преступным? Потому что оно было заключено с предприятием на аннексированной территории. Так же должны рассматриваться вопросы стратегического импорта.

3. Представляете ли вы себе падение империи Ахметова? Каким образом этот конфликт способен влиять на внутриполитическую ситуацию в Украине?

Клименко: Меня интересует, почему до сих пор не приняты какие-то меры, чтобы не империя Ахметова, а украинское государство могла напрямую получать прибыль? Если в стране существует подобная империя, то внутриполитическая ситуация априори - под большим вопросом. Кто руководит государством: Ринат Ахметов или правительство? В этом вопросе активную позицию должно занимать именно правительство, а не только граждане, которые что-то там блокируют.

Логвинский: Мы не можем политически или экономически зависеть от любого олигарха. Поэтому, если господин Ринат Ахметов, будучи гражданином Украины, будет иметь убытки от оккупации, то он должен в судебном порядке требовать от Российской Федерации их компенсировать. Не может быть так, что мы за свой счет компенсируем какому-то бизнесмену потери, понесенные от войны, которую не мы начали.

4. Каким вам видится наиболее логичный и выгодный для Украины выход из сложившейся ситуации.

Андрей Клименко считает, что наиболее логичный выход из ситуации – дипломатия: «В любом случае можно договориться».

В свою очередь Георгий Логвинский заявил, что в ближайшее время в парламенте нужно принять существующий Законопроект «О временно оккупированных территориях», или выйти с новым, где будет четко прописана стратегия деоккупации. И на этом основании прекратить любые спекуляции. «Мы должны иметь государственную позицию. Думаю, что это можно реально сделать за несколько недель», - подчеркнул Логвинский.

Как видим, кое в чем мнения экспертов расходятся, но в том, что действительно не подлежит сомнению, они солидарны: за три года конфликта государство должно наконец определить статус неподконтрольных районов - либо они оккупированы, и с ними нужно прекратить торговлю, либо приемлемым для Украины способом, определиться со статусом ОРДЛО в политическом плане. Ведь нынешний неопределенный статус открывает широкое поле как для коррупционных схем, так и для политических спекуляций, которые мешают решению конфликта.

Мирослав Лискович, Киев.

Первое фото: Радио Свобода

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-