Военная юстиция: возрождение на пепелище

180
Ukrinform
Создание военных судов - насущная потребность для поддержания дисциплины и правопорядка в воюющей армии

Нет смысла отрицать очевидное. Толчком для публичной дискуссии в украинском социуме вокруг возможности возобновления военных судов стало дело генерал-майора Виктора Назарова. Это эмоциональная и в то же время противоречивая история, которая стала возможной именно потому, что страна в условиях внешней агрессии и войны пытается жить по правилами и нормами мирного времени.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Потерю 49 жизней молодых людей, их оборванный путь, трагедии их семей – это невозможно даже осознать, не то что одеть в казенную броню юридических формул. Очевидным является и то, что украинский генерал сбил тот Ил-76 в трагическом 2014 году, ужасное преступление совершили обученные и вооруженные Россией террористы – это доказанный факт. Если бы генерал не отправил самолеты на Луганский аэродром – его бы сейчас привлекали к суду за гибель всех защитников аэропорта, которые превратились бы в обреченный гарнизон в сплошном окружении врага, без подкрепления, без боеприпасов, без продовольствия, без надежды...

Эти заметки не являются попыткой обелить или оправдать генерала Виктора Назарова. В конце концов, он получил свой приговор, и теперь его судьбу будут решать апелляционные инстанции, профессиональные юристы. Но даже они не смогут дать ответ на правовой парадокс, связанный с этим делом. Гражданский суд страны, которая официально не вступала в войну, вынес приговор в 7 лет заключения генералу за боевой приказ, который отдавался в условиях войны для защиты страны. Той войны, которую сама страна не смогла назвать войной, ограничившись странной аббревиатурой АТО.

Жестокий вопрос – о чем должен думать командир во время боя? О том, как выполнить приказ, уничтожить врага, минимизировать потери? Или же он должен воздержаться от решений и действий, рискованных для подчиненных? Ни один гражданский суд не даст правильного ответа на этот вопрос.

Ведь гражданский человек не понимает того, что является аксиомой для любого военного. Нерешительность или колебания командира в условиях боя оборачивается поражением, потерей позиций и уничтожением целых подразделений, что само по себе является военным преступлением. Командир, по определению, обязан думать, особенно во время войны, которой как бы нет, но которая каждый день убивает как украинских военных, так и мирных жителей Донбасса.

Вывод. Военная деятельность вообще, и особенно во время боевых действий по защите Отечества является специфической социальной функцией, правовые аспекты которой должны оценивать люди, которые разбираются в военном деле. Военные прокуроры. Военные полицейские. Следователи с боевым опытом. Военные суды. Те суды, которые были «под корень» уничтожены в 2010 году, согласно «новаций» генпрокурора Пшонки, вместе с военными прокуратурами, что были в срочном порядке возрождены только после начала агрессии против Украины в 2014 году.

Тогда, во времена Януковича, была уничтожена фактически вся система военной юриспруденции. Почему и зачем? Стоит разобраться.

КТО, КАК И ЗАЧЕМ УНИЧТОЖАЛ ВОЕННУЮ ПРАВОВУЮ СИСТЕМУ?

Удобно и безопасно все огрехи списывать на «папередников», но это не всегда работает.

Принято считать, что система военных судов, как, собственно, и военных прокуратур, прекратила существование в 2010 году. В сентябре, 14 числа, тогдашний президент В.Ф.Янукович подписал Указ «О ликвидации военных апелляционных и военных местных судов». Это был уже конец истории, лишь завершение процесса, о последствиях которого мы еще поговорим.

Стоит лишь поверхностно углубиться в архивы, чтобы выяснить, – начало этой истории было положено в 2004 году, во времена президента Леонида Кучмы. Тогда, с подачи тогдашнего министра юстиции господина Лавриновича, 19 октября был подписан Указ Президента Украины № 1262/2004 «О ликвидации отдельных военных местных судов и внесении изменений в сеть и количественный состав судей военных апелляционных и военных местных судов». Уже тогда военные суды объявили рудиментом, который отжил свое и вообще противоречит европейским ценностям и интеграционным процессам Украины.

Учитывая бурные общественные события, которые происходили в 2004 году и завершились Оранжевой революцией, можно лишь предполагать – то ли это был коварный замысел замаскированных кремлевских агентов, то ли Президент Леонид Кучма пытался угодить международному юридическому сообществу уничтожением «недемократической структуры» на фоне громких скандалов, которые один за другим разворачивались вокруг его имени.

Но тогда, в 2004 году, военные суды, как ни странно, устояли.

Интересно, что «оранжевый» Президент Виктор Ющенко не смог разглядеть такую системную ошибку. В мае 2006-го он одобрил Концепцию усовершенствования судопроизводства для утверждения справедливого суда в Украине согласно европейским стандартам. При наличии кучи благозвучной «проевропейской» правовой риторики, этот документ, точнее, его 4-й пункт, прямо предписывает:

«В судебной системе Украины не должно быть такого вида судов, как военные суды. Судьи военных судов имеют особый статус, в частности находятся на военной службе, имеют воинские звания, получают доплаты за воинские звания. Это противоречит принципу единства статуса судей, является несовместимым с требованиями независимости и беспристрастности судьи и не соответствует европейским стандартам, как их толкует Европейский суд по правам человека».

Поэтому в 2010 году Виктор Янукович только поставил точку в процессе ликвидации системы военной юриспруденции. При довольно странных обстоятельствах, кстати.

Фото: Олена Худякова

Интересную мысль о сути этого решения высказал бывший первый заместитель Министра обороны и бывший начальник генерального штаба ВС Украины генерал-полковник запаса Анатолий Лопата. Свою ремарку он сделал в начале июня в рамках уже упомянутого обсуждения в Институте им. В.М. Корецкого.

«Военные суды ликвидировали потому, что это было предпосылкой для ликвидации Вооруженных Сил. Чтобы ликвидировать Вооруженные Силы и разворовать все это имущество, надо было ликвидировать военные суды и военные прокуратуры. Именно это и стало причиной. Сегодня обстоятельства заставляют нас защищать государство от врага, поэтому Вооруженным Силам позарез нужен военный суд. Если защита государства является весомой для нашего общества, без военных судов нам не обойтись», – сказал тогда генерал-полковник Анатолий Лопата.

Стоит отметить, что Анатолий Васильевич Лопата – это один из тех украинских генералов, которые пользуются безоговорочным доверием и уважением у офицеров Вооруженных Сил. Поэтому было бы просто недопустимо не услышать или игнорировать эти его слова.

Но, в конце концов, у каждого свой разум и свобода мнений, чтобы делать собственные выводы.

ВОЕННЫЕ СУДЫ: «ЗА» И «ПРОТИВ»

Часть аргументов «против» уже упоминалась в приведенной выше цитате из Концепции совершенствования судопроизводства от 2006 года. Этот документ до сих пор отражает настроения определенной части правового сообщества, согласно которым система военной юстиции в принципе не может соответствовать международным стандартам и является атавизмом прежней советской системы.

Как следует из уже упомянутых выступлений на экспертном уровне, такие убеждения сохраняются даже на уровне правления Союза юристов Украины. Эти специалисты продолжают настаивать, что ни в коем случае Украина не должна возвращаться к системе военной юриспруденции, и даже война на Востоке не убеждает их в обратном. Эти оппоненты утверждают, что возобновленная практика военных судов, как местных, так и апелляционных, создаст замкнутую корпоративную систему, которая позволит высшим военным руководителям избегать любой ответственности и нарушать права военнослужащих в равном доступе к правосудию. Именно поэтому, настаивают оппоненты, дела относительно преступлений, совершенных военными, должны рассматриваться в общей системе судопроизводства.

Во время круглого стола в Институте государства и права им. В.М.Корецкого руководитель секретариата комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны Татьяна Блыстив сообщила, что председатель Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия Руслан Князевич в ответ на официальный запрос относительно возможности возобновления военных судов отметил: его комитет готов рассмотреть соответствующие предложения, но имеет определенные критические замечания. В частности, создание особых и чрезвычайных судов не предусмотрено законодательством. Среди высших специализированных судов законодательство определяет Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности и Высший антикоррупционный суд, и никакие другие. Кроме того, процессуальное законодательство Украины не предусматривает категорий дел, подсудных военным судам, и порядок их рассмотрения.

Таким образом, можно сделать вывод, что предложение о возобновлении военных судов должно сопровождаться глубокими изменениями в действующем законодательстве. Дело это, как показывает практика, долгое и сложное. Косвенно такой вывод подтверждается фактом, что законопроект о возобновлении военных судов уже два года находится в профильном комитете Верховной Рады без всякого движения, и уже в силу этого обстоятельства требует доработки.

Но есть и другая часть этого уважаемого юридического сообщества - из числа сторонников идеи. Эти эксперты ссылаются на опыт 40 развитых стран мира, которые не страдают атавизмами и при этом имеют систему военных судов. Из них – 12 стран в Европе, включительно с Британией, Нидерландами, Польшей и даже Францией, которая когда-то отменила военные суды и вынуждена была возобновить их несколько лет спустя.

Эти энтузиасты говорят о том, что в Украине местные гражданские суды, к подсудности которых после отмены военных судов отнесено рассмотрение уголовных дел по преступлениям и правонарушениям, совершенных военными, крайне неохотно берутся за них, потому что иногда понятия не имеют о природе этих поступков. Гражданские следственные органы полиции, которые должны расследовать эти дела, крайне неохотно выезжают в воинские части, и особенно в те, которые выполняют задачи в АТО, ведь кто их, военных, разберет с их уставами, инструкциями и приказами. Эти следователи не плохие, просто у них своих дел «по горло», и вообще они искренне убеждены в подследственности всех военных дел военной прокуратуре.

В результате количество «военных» дел, которые ожидают судебных решений, измеряется уже тысячами, и, учитывая темпы рассмотрения, они грозят превратиться в бумажное цунами, которое способно поглотить любую гражданскую судебную инстанцию. Именно поэтому, говорят энтузиасты, создание военных судов является насущной потребностью, в том числе для поддержания дисциплины и правопорядка в воюющей армии.

Фото: Юрій Ільєнко

Некоторые из сторонников идеи категорически не соглашаются с ссылками скептиков на якобы несоответствие военных судов европейским практикам. В частности, адвокат и бывший заместитель военного прокурора Центрального региона Украины Анатолий Маркевич во время дискуссии в том же Институте им. В.М.Корецкого отметил, что в прошлом году Европейский суд по правам человека однозначно принял решение по известному делу «Михно против Украины», и 1 сентября прошлого года констатировал, что военные суды в Украине соответствовали всем критериям независимости.

«Согласен, что в 90-х годах к системе военных судов в Украине были претензии. На то время они материально обеспечивались Министерством обороны, и звание офицерам присваивал Министр обороны. Эти обстоятельства были учтены в изменениях в законодательство, и еще в конце 90-х годов было четко указано, что военные суды материально обеспечиваются через судебную администрацию, как и все другие суды, а военные звания судьям присваивает президент. Поэтому вопрос о любой зависимости этих судов от военного командования был снят», – возразил опытный юрист на любые упреки со стороны скептиков.

Как опытный юрист Анатолий Маркевич напомнил, что в условиях военного конфликта объективность местных судов при рассмотрении дел, которые касаются военных, может вызвать сомнение, ведь судьи, в основном – это местные жители, и каждому из них в «голову не заглянешь» относительно настроений, убеждений и двойных стандартов.

«Если бы все дела в отношении военнослужащих рассматривались исключительно военными судами, которые никоим образом не связаны ни с местной властью, ни с военным командованием, это было бы основанием для уменьшения нареканий относительно выборочного правосудия. Сейчас такая проблема есть», – настаивает он.

ВОЕННАЯ ПОЛИЦИЯ ПРИДЕТ – ПОРЯДОК НАВЕДЕТ

Законопроект о Военной полиции, в которую должна превратиться нынешняя Военная служба правопорядка, с предоставлением вновь созданному органу полномочий относительно проведения досудебного расследования, согласовывается в профильных комитетах и институтах уже в течение трех лет и переживает едва ли не четвертую редакцию. То есть, законопроекту о возобновлении военных судов, который «гуляет» только два года, есть куда «расти».

Какие-то сомнительные слухи возникли вокруг того, что главные сложности с согласованием законопроекта о Военной полиции возникли... на уровне Главной военной прокуратуры, следователи которой сейчас на свое усмотрение определяют подследственность себе любых военных (или не военных – таких, согласно открытым источникам, более 52 процентов!) дел. По слухам, сложности возникли уже на начальном этапе, ведь представители Военной прокуратуры просто отказались рассматривать этот вопрос без каких-либо дополнительных объяснений.

А еще сказывается придирчивость Министерства внутренних дел, от которого относительно законопроекта о военной полиции внезапно начала поступать огромная куча замечаний, в том числе по тем статьям, которые уже были согласованы во время согласительных совещаний.

Оптимисты осторожно говорят даже, что оба законопроекта - как о военных судах, так и о военной полиции, не имеют никаких шансов, ведь отсутствует политическая воля для их принятия.

Можно предполагать, что причиной такого откровенного промедления является конкуренция идей. Известно о существовании альтернативного законопроекта, которым предусмотрено создание Государственного бюро военной юстиции, как центрального органа исполнительной власти со специальным статусом, инициатором которого, судя по всему, является Генеральная прокуратура Украины.

Государственное бюро военной юстиции должно взять на себя функции предупреждения, выявления, расследования и раскрытия преступлений, уголовных дел, отнесенных к его подследственности. Эта же структура, по замыслу, будет отвечать за осуществление государственного надзора и контроля за соблюдением законности и правопорядка в Вооруженных Силах Украины и других военных формированиях, защищать интересы государства в чувствительных сферах обороны и национальной безопасности, как и законные интересы и права военнослужащих.

Личный состав нового Государственного бюро должен формироваться из военнослужащих и государственных служащих. По крайней мере, часть этой структуры составит военная полиция, которая должна быть сформирована на основе существующей Военной службы правопорядка.

Может быть и так. Но при всех организационных нюансах не стоит забывать – время идет. Война продолжается, и это ставит перед правоохранительной системой новые, не известные до сих пор задачи, среди которых оценка действий командира на поле боя – не самая сложная функция.

Следовательно, военным делом должны заниматься военные юристы, опытные как в правовых вопросах, так и в сложных военных взаимоотношениях. Но это надо делать прямо сейчас. Точнее – это надо было делать еще вчера. Ведь правопорядок и высокая дисциплина в войсках – залог их боеспособности.

Дмитрий Шкурко, Киев

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА:

Поскольку определенные мысли, приведенные в материале, выглядят как полемические, Укринформ обратился за комментарием к специалисту, начальнику Управления правового обеспечения Генерального штаба Вооруженных Сил Украины полковнику Максиму Кушниру:

– Для практикующих юристов абсолютно очевидно – военные суды будут иметь исключительно положительное влияние как на судебную систему страны в целом, так и на состояние воинской дисциплины в Вооруженных Силах Украины и других военных формированиях.

Хотел бы привлечь ваше внимание еще к одному аспекту – к оперативности рассмотрения дел. Например, громкое и огромное по объему документов, свидетелей, потерпевших уголовное дело по Скныливской трагедии рассматривалось коллегией судей военного апелляционного суда Центрального региона Украины меньше 6 месяцев. Вместе с тем, уголовное производство по обвинению генерала Назарова В.М. в небрежности, о котором упоминается в статье, рассматривалось Павлоградским горрайонным судом Днепропетровской области с декабря 2015 года по март 2017 года, хотя само дело гораздо меньше по объему.

На самом деле, это серьезная проблема.

Приведу простую статистику. По информации Военной службы правопорядка Вооруженных Сил Украины, с начала 2017 года в Единый реестр досудебных расследований внесено 1275 уголовных правонарушений относительно 1476 военнослужащих. Из указанного количества начатых уголовных производств судами принято решение в отношении 46 человек. Стоит осознать, что это менее 3 процентов от числа лиц, которые привлекаются к ответственности.

Большинство совершенных уголовных правонарушений, – около 80 процентов, касаются уклонения от военной службы, нарушения при обращении с оружием, похищения или уничтожения имущества. Это сложные дела, требующие понимания военной системы подчинения и обеспечения. Гражданским специалистам это делать объективно трудно, при том, что мы никоим образом не ставим под сомнение их юридическую компетентность.

По состоянию на сегодняшний день суды приняли решение по чуть более трети уголовных производств военной направленности, внесенных в ЕРДР. Мы понимаем, что такое положение обусловлено рядом причин, среди которых большая загруженность судей, необходимость в дополнительном времени для понимания невоенными судьями порядка и особенностей прохождения военной службы. Время необходимо также для поиска и ознакомления с дополнительной нормативно-правовой базой, в частности, приказами Министерства обороны Украины, уставами и постановлениями – а это огромный массив!, - которые являются необходимыми для принятия объективного решения.

Но это проблема. Главный метод предотвращения преступлений и правонарушений – не столько жесткость наказания, сколько его неотвратимость. Такую неотвратимость трудно обеспечить, когда суды физически не справляются с объемом дел, что приводит к затягиванию процессов и негативно отражается на состоянии дисциплины и правопорядка в войсках. Замкнутый круг необходимо решительно разорвать.

Еще один нюанс. В системе военных судов должны существовать специальные процедуры. Например, раньше практиковались выездные судебные заседания, которые способствовали не только оперативности рассмотрения уголовных производств, но и правовому воспитанию военнослужащих, укрепляли дисциплину, что особенно важно в условиях боевых действий.

Важно также, что с возобновлением военных судов Украина создаст правовую институцию, которая получит полномочия на привлечение к ответственности должностных лиц Российской Федерации за совершение военных преступлений на территории Украины.

Посмотрите, что делает Следственный комитет РФ – они ежедневно возбуждают дела против украинских военнослужащих, которые действуют в АТО. Мы не только должны предоставить правовую защиту нашим военным, но и активнее собирать доказательную базу относительно преступлений, которые Россия и российские военные и наемники ежедневно совершают на оккупированных территориях Украины. В условиях вооруженной агрессии со стороны Российской Федерации возобновление деятельности военных судов является насущной потребностью, по меньшей мере, на особый период.

По нашему убеждению, военные суды в Украине должны быть восстановлены и должны стать составной частью всей системы военной юстиции. Понятно, что эта работа должна осуществляться в соответствии с действующим законодательством, с учетом лучшего национального и международного опыта.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-