Предложили уйти, но не отпустили. Как сорвалась отставка Кабмина

Предложили уйти, но не отпустили. Как сорвалась отставка Кабмина

Аналитика
1286
Ukrinform
"Эта история - огромное унижение для парламента и для премьер-министра"

Утром во вторник под парламентом собрались два митинга. Один - Партии простых людей Каплина, нардепа с непонятным (говорят, Левочкина) финансированием его партийного проекта. Второй митинг - «Свободы». «Свобода» традиционно ругала власть, Россию, Брюссель, Вашингтон и говорила, как их не хватает в парламенте. Каплинские пенсионеры просто махали флагами. Потолкавшись среди каплинских протестантов, услышала любопытный факт, что десятники и сотники недоплачивают за митинги простым людям, хотя пенсионерки и соглашались, что работа под парламентом помогает им дотянуть до пенсии. И подумала о грустной традиции зарабатывать на протестах.

Потом зашла на утреннее заседание Верховной Рады. 16-го февраля, после отчета правительства, должен был рассматриваться вопрос доверия-недоверия ему. Перед вторником вся внешняя риторика готовила общество, что дни нынешнего правительства сочтены. Накануне разные спикеры БПП объявляли, что они дадут недостающие подписи за резолюции о недоверии.

Объясняли, почему будут голосовать за недоверие правительству. Часть БПП, еврооптимисты над темой отставки Кабмина работали, не покладая рук. У этой части фракции обычна в Раде своя свадьба, они тусят в кругу журналистов-расследователей, и они наиболее востребованы англоязычной прессой. У одного из депутатов - Сергея Лещенко  поинтересовалась перспективами пленарного дня.

- Сергей, а если эта история с отставкой премьера просто не для серьезной отставки, а чтобы выпустить пар?

- Я не могу стопроцентно спрогнозировать голосование, но уже очень далеко зашло. И потом, я думаю, что нам все-таки не обойтись без выборов. Этот парламент перестал быть слепком общества, точнее перестал соответствовать его температуре, грубо говоря, его температура - ноября 2014-го, а сейчас за окном температура февраля 2016-го. Многие партии потеряли поддержку, а через год-полтора ситуация изменится, и это будет ощутимо. Думаю, через год-полтора мы-таки придем к досрочным парламентским выборам. Это мое ощущение, которое не основано ни на чем, кроме как на моем предчувствии. У меня нет утечки информации, аналитики. Просто я вижу, что увеличивается разрыв. Но то, с каким результатом мы придем к выборам, решается сейчас.

- А если говорить о личности премьер-министра? Пока ведь нет интересной кандидатуры, которую бы приняли все?

- Отставка премьера должна быть прецедентом политического наказания. Сложно сказать, кто будет назначен в случае его отставки. Если бы я был Порошенко, то отдал бы кресло нардепу своей политсилы (предположим, Гройсману), кресло спикера отдал бы Народному фронту, например, Парубию. 

- Но ведь не сможете набирать голоса на важные законы...

- Низкое качество депутатского материала. Мы думали, что нам привезут Philips или Panasonic, а это даже не Huawei. Президент бежит марафон, и в ноябре будет половина дистанции. Именно на половине срока решается, идешь ли ты на второй срок. И чтобы выходить на второй срок, нужно второе дыхание, нужно уже сейчас закладывать фундамент.

В буфете на кофе мы встретились с народным депутатом Народного фронта Татьяной Черновол. Она остается и формальной, и реальной сторонницей премьера.

-  Таня, ну вы готовы, что премьера снимут?

- Его отставку считаю невероятно неблагоприятным шагом, который чреват откатом назад, - отвечала она, - у нас есть более страшные вещи, люди Енакиевского в бизнесе, люди Коломойского, схемы. Зачем сейчас это нужно? Ведь все равно задаются векторы развития, проходят изменения, как этого можно не замечать! 

Татьяна достает планшет и показывает то, чем она занята в свободное время, свои картины, на которых ее дети и любимые места в Крыму. К нам за столик, кстати, подсаживается Рефат Чубаров, который пьет свой чай и говорит с кем-то по телефону по крымско-татарски. Я расспрашиваю Таню, что стало с ее дачей, которую она с семьей когда-то строила на полуострове, небольшой домик, пару соток, в котором все было сделано руками ее отца и покойного мужа. Таня говорит, что скучает не за той халупкой, а за счастьем, которое там было.  

Вдруг Рефат Чубаров, казалось абсолютно не слушавший нас, отрывается от телефона и говорит:

- Таня, мы все вернем.

А я соображаю, что это день, когда Кремль начал полномасштабное наступление на Меджлис. «Мы все вернем»,  - сказал Чубаров. Пусть бы слово стало материальным.

После буфета я обнаруживаю в кулуарах Сергея Каплина и вспоминаю шутку о качестве депутатского материала.

- Сергей, - озабоченно спрашиваю я Каплина, - Там ваши сотники обманывают людей, недоплачивают им за митинги протеста.

- Я об этом ничего не знаю, - строго отвечает Каплин.

- Но вы признаете, что платите за митинги?

- Нет, конечно, - не моргнув, говорит он.         

Рыская по кулуарам, узнаю, как проходило заседание фракции БПП, которое состоялось накануне в зале заседаний Администрации Президента. Члены БПП говорят, что Яценюк выглядел неубедительно. Члены Народного фронта напротив, убеждали, что он демонстрировал свое превосходство. И вообще, единицы, появившиеся в кулуарах, как бы не выглядели тревожными и неуверенными. Фракция монолитна, а премьер-министр еще поборется.

На правах анонимности один из членов Народного фронта сообщил: «Часть западных дипломатов поддерживает отставку премьера, часть считает, что она не нужна абсолютно. Фракция монолитна, и Арсений чувствует себя уверенно. Он не стал даже менять своей уверенной манеры на встрече с фракцией, только спросил: а кто вместо меня договориться о транше с МВФ?»

Утреннее заседание прошло под знаком нехватки голосов для важных безвизовых законов, а перед тем, как голосовать закон о принятии электронных деклараций, вообще ушли на перерыв. Закон про электронные декларации был принят в удобном для чиновников виде, и устанавливает удобные для чиновников сроки для подачи декларации.

В ожидании вечернего заседания журналисты не расходятся из парламента. Даже в воздухе чувствуется напряжение.

- А что Михаил, - спрашиваю я козака Гаврилюка, - будет ваша фракция голосовать за важные законы, даже если сменится премьер?

- Будет, почему нет, - отвечает Михаил, - Надо всех министров посмотреть, изучить, цифры, кто, что сделал, а потом решать.

Этот же вопрос я задала еще одному народнофронтовцу - Андрею Левусу, он тоже подтвердил, что не будет саботировать важные законы в случае отставки премьера.

Наконец, началось вечернее заседание парламента. В принципе, весь ход этого действа вы можете почитать в стенограмме. После спича Арсения Яценюка последовало выступление глав парламентских комитетов (оценки их зависели от партийной принадлежности), потом выступления с мест. Основные месседжи критики: украинцы давно дали свой ответ правительству, выполнение программы они чувствуют по своему нищему карману, правительству не доверяют, с такой поддержкой общества Кабмин не должен работать. Их обвинили в непоследовательности, неспособности заботиться о фермерах, малом бизнесе, в том, что не снимают с должностей коррупционеров. Еще обвинили, что они не видят проблемы простого украинца.

Богомолец (комитет охраны здоровья) по традиции ругала Минздрав. Южанина (финансовый комитет) ругала Минфин и фискальную службу.

Но похвалы тоже были. Егор Соболев (комитет предотвращения коррупции) хвалил министра юстиции Павла Петренко, за открытые реестры собственности. Анна Гопко (международный комитет) хвалила Климкина за плодотворное сотрудничество с парламентским международным комитетом. Николай Княжицкий (комитет культуры и духовности) хвалил Минкульт за присоединение к программе «Креативная Европа». Лилия Гриневич (комитет по образованию) хвалилась удачным сотрудничеством с Министерством образования.

Ну а потом выступил Луценко, сказал, что министры забыли о запахе шин, категорически раскритиковал премьера и внес постановление о недоверии Кабмину.

Если бы я давала приз за самое поэтичное выступление, то его бы взял Олег Березюк. Он разложил работу премьера на саги, например, сага «Укрнефть» или сага «децентрализация», а потом закольцевал все это Тарасом Шевченко: "Ходімо далі, - писав Шевченко, - доленько моя! Мій друже вбогий, але нелукавий!"

Особое умиление в этой истории вызывал «Оппозиционный блок». Перед заседанием они заботливо разложили в ложе прессы тексты со своим  отчетом о работе правительства. Очень старались, описали проблемы коалиции, институциональные конфликты, но главное, поставили в вину правительству неурегулированность ситуации на Донбассе. Как вам? Авторы донецкой войны крайне недовольны, что нынешняя власть все не отрегулировала там. Вобщем-то, Оппоблок спит и видит досрочные выборы. Это чувствовалось во всем, в оценках, в беготне с подобными вопросами подведомственных журналистов и в выступлении одного из тех, кого называют отцом украинской коррупции - Юрия Бойко. Он, как вы понимаете, тоже Кабмином не доволен и хочет досрочные выборы.

Владимир Литвин тоже ругал правительство и даже вмонтировал в выступление похабный анекдот. Сидящие рядом иностранные журналисты поняли шутку и переспросили, академик ли этот человек.

И после всех этих напряженных выступлений, с места и у трибуны, после невероятной, иногда уничижительной критики вопрос о доверии поставили на голосование. Отставка правительства была провалена, до осени премьер-министр получил иммунитет. Теперь этот вопрос можно ставить только на следующей сессии.

Народ выбежал в кулуары. Даже стажерки понимали полное несоответствие созданного эмоционального общественного напряга и результата. Все событие оказалось показательным выступлением по выпусканию пара. И враги правительства, и друзья правительства понимали, что так нельзя. После такой жесткой критики или надо оправлять премьера в отставку, или не устраивать такой прессинг.

- Видите, пошумели, обстановку разрядили, пар выпустили и все, - говорил внефракционный Сергей Мищенко.

- А как же они вместе работать будут после всего, что было сказано в адрес Кабмина? - задумчиво спрашиваю я.

- Я вас умоляю, первый раз что ли, - махнул он рукой.

За недоверие из коалициантов голосовали лишь Самопомощь, часть БПП, радикалы.

Мустафа Найем тут же заявил, что за недоверие не проголосовали люди олигархов, что ставит под сомнение деолигархизацию экономики. Позднее в Фейсбуке появилось его сообщение, что подобный сценарий прорабатывался заранее, и что количество голосов за отставку Арсения Яценюка тщательно калибровалось соответствующими звонками из Администрации Президента и окружения премьер-министра.

Юлия Тимошенко через полчаса в эфире заявила, что, по слухам, поддержку правительства «покупали», якобы нардепам платили.

За «Самопомощь» в кулуары вышла отдуваться первый вице-спикер Оксана Сыроед.

- Это спектакль, который подрывает доверие людей к любой власти. Я жалею, что участником этого стал Президент, так как инициатива, с которой он сегодня выступил, зная, что не будет достаточно голосов от его фракции... это было сделано для того, наверное, чтобы переложить ответственность на парламент, - сказала она. - Эта история - огромное унижение для парламента, и для премьер-министра. Я поняла, что постановление не проголосуют, когда президент обратился к Яценюку с просьбой уйти в отставку. Если бы он ее хотел, он бы обратился с этим к парламенту. Нам всем надо думать, как работать дальше.

Я вышла из парламента. Что-то было не так. Такие штуки, как «прокатить премьера», пообещать поддержку и кинуть случались в украинской политике. Сейчас прошло все наоборот. Общество было накручено ожиданиями отставки. Может быть, эта тема не звучала бы так остро, но ее долго подогревали. В результате отставка не состоялось. Но обвинять в этом непроголосовавший парламент будет очень трудно. Нелояльные каналы будут крутить версии «сговора», молодые депутаты же из БПП будут тыкать пальцами в своих непроголосовавших товарищей. Наша жизнь стала в разы прозрачнее. Поэтому, есть вопрос: работают ли такие многоходовки, какой бы павловский их ни придумал?

Впрочем, у правительства появился реальный шанс, сцепив зубы и преодолевая все интриги, доказать, что реформы в его исполнении возможны, эффективны и выведут страну из кризиса.

Максим Бурбак, который последние недели выступает спикером Народного фронта, после излучал уверенность: «Ни в коем случае коалиция не развалится, потому что это совместная ответственность четырех наших фракций, будем дорабатывать коалиционное соглашение, сядем и будем говорить и вносить свои предложения на рассмотрение правительства. Будущее Украины в наших руках. Если мы ответственные парламентарии, а не легкомысленные популисты».

...Наша политика остается такой, какой она есть.

По пути, возле парламента, стояли еврооптимисты. Они громко спорили. И показалось, точили зубы.

Лана Самохвалова, Киев 

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-