Богдан Червак, глава Организации украинских националистов
«Батальон ОУН» создавался для защиты Украины на Донбассе, а не для войны в Киеве
02.03.2016 10:49 841

Кстати, в этот день, 20 февраля, оуновцы, которые сегодня служат в Вооруженных Силах Украины, лечатся в госпиталях или находятся в отпусках, собрались в Николаеве Львовской области, чтобы почтить память боевого собрата Василия Киндратского. Он героически погиб в мае прошлого года в Водном. 20 февраля в Николаеве открывали мемориальную доску его памяти. Наши бойцы были очень возмущены тем, что в это время в Киеве кто-то использует ОУН как прикрытие политических провокаций. Я вынужден был сделать заявление, что мы к ним не причастны.

- Давайте уточним, что такое «батальон ОУН», бойцами которого называли себя часть тех людей, кто выходит 20 февраля на Площадь Независимости?

- В самом начале военных действий на Донбассе ОУН приступила к созданию добровольческих подразделений, цель которых была одна - воевать. За короткое время нам удалось собрать отряд добровольцев, который мы назвали «батальон ОУН». В него вошли как члены нашей организации, так и те патриоты, кто просто откликнулся на наш призыв. Таких, кстати, было большинство. Командиром батальона стал Николай Коханивский. Батальон ОУН воевал в Песках, держал там оборону, то есть принимал реальное участие в войне с российскими войсками и их наемниками. Когда наша армия окрепла, когда начался процесс вхождения добровольческих подразделений в состав Вооруженных Сил или Национальной гвардии, большинство бойцов батальона вызвались в ряды ВСУ, в частности - в 81 десантно-штурмовую бригаду. Они подписали индивидуальные контракты на службу в Вооруженных Силах. Руководство ОУН, конечно, не возражало против этого, даже поощряло, потому что мы считали и считаем, что Россию победит только сильная и патриотичная Украинская армия, идеологический костяк которой должны составить добровольцы.

- Возможно, для многих будет новостью узнать, что сегодняшняя ОУН - это общественная организация, а не политическая партия. У нас нет чего-то подобного к военному отделу, который должен был бы формировать, контролировать и управлять военными подразделениями, как об этом могут подумать те, кто у кого представление об ОУН основываются только на нашей истории первой половины прошлого века. Только недавно мы возобновили деятельность Украинской военной организации (УВО), которую возглавляет бывший заместитель командира батальона ОУН и известный поэт Борис Гуменюк. Сейчас УВО занимается нашими членами, которые воюют в составе Вооруженных Сил Украины, правами ветеранов АТО, координирует деятельность волонтерских групп, но это, разумеется, не руководство боевыми действиями. Поэтому я и говорил, что у нас нет ни людей, ни возможностей. Повторю: сегодня мы - общественная организация, в которой уставом предусмотрено и коллективное, и индивидуальное членство.

-Тогда, извините, кто может составить впечатление о современной ОУН как типичной украинской политической или общественной организации, у которой есть, образно скажем, печать, офис в столице, полдесятка людей центрального руководства и некая, может, сотня-полторы активистов по всей Украине. И все. Таких организаций у нас сейчас - тьма-тьмущая.

- В 1992 году в Украину вернулся последний президент Украинской Народной Республики в экзиле и председатель ОУН Николай Плавьюк. Он тогда сделал, как по мне, очень правильное решение в том смысле, что он зарегистрировал ОУН как общественную организацию, а не политическую партию. Потому что нельзя ограничивать украинское патриотическое движение, украинский национализм лишь рамками какой-то одной партии. Национализм, по нашему мнению, - это надпартийная идеология. И до сих пор ОУН имеет статус общественной организации, и она не является конкурентом ни одной политической партии. Партия создается исключительно для одной цели - прийти к власти. Другой цели у нее не существует. Мы же ставим шире задачи: утвердить Украину как национальное государство, и для этого все формы, методы и пути, которые ведут к этой цели - приемлемы и важны. А насчет офисов - то у нас в каждой области действуют областные ячейки, только сегодня в Симферополе, Донецке и Луганске, разумеется, есть серьезные трудности.

- Я очень часто встречаюсь с украинскими офицерами, спрашиваю их: что нужно, чтобы выиграть войну с Россией? Еще ни один мне не сказал: нужна атомная бомба, нужны военные стандарты НАТО, нужно хорошее оружие... Но все говорят, что нужна прежде всего высокое национальное сознание каждого солдата, каждого офицера и каждого генерала. И тогда оружие, стандарты - все приложится. Но когда этого главного не будет - ничего не будет. И еще один очень важный, на мой взгляд, момент. Так Бог дал, что российскую проблему и руссийский вопрос должно решить наше поколение. Мы не имеем морального права передавать эту проблему своим детям и внукам, это наш крест. А такой соблазн есть, понимаете, вот такое искушение: мол, давайте эту ситуацию - ни мира, ни войны - будем продолжать как можно дольше, а тогда оно как-то решится. А кто его тогда будет решать? Мой сын, ваш сын, внуки наши будут решать. Не надо этого делать. Раз уж эта ситуация предстала перед нашим поколением, то нам ее и решать. Это трудно, это очень сложно, но мы не должны избегать этой участи.

Юрий Сандул, Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-