Прогноз для Донбасса: буря с перспективой «смерчей»

Прогноз для Донбасса: буря с перспективой «смерчей»

1155
Ukrinform
Вызывающее поведение со стороны российского агрессора - еще одно подтверждение: российским «партнерам» нельзя доверять, никогда и ни в чем

Это уже определенный ритуал, хотя и печальная тенденция. Только участники Минских переговоров договариваются о прекращении огня, сразу, без пауз, на Донбассе начинается новая волна агрессии и обстрелов боевиками позиций Вооруженных Сил Украины.

В четверг, 3 марта, сепаратисты впервые за долгое время открыто применили «Грады». Интересно, что именно в этот день вечером была запланирована встреча «нормандской четверки», для которой вой реактивных систем залпового огня, наверное, должен был бы стать звуковым сопровождением политических решений.

Такое вызывающее поведение со стороны российского агрессора еще раз доказывает - российским «партнерам» нельзя доверять, никогда и ни в чем. Все мантры немецкого министра Штайнмайера о «примат» и модальности «выборов» - это попытка, в лучшем случае, закрыть глаза на очевидное и под благопристойным предлогом убежать от дел на Донбассе, а в худшем - дипломатическим путем подыграть российскому агрессору, попутно сбрасывая с собственных плеч всякую ответственность за развитие событий в зоне конфликта.

Агрессору дипломаты подыграть, безусловно, могут. Но ответственность вряд ли от них куда-то денется. Слишком глубоко «въелся» Донбасс как в мировую безопасность, так и в общую европейскую стабильность, за которую господин Штайнмайер и Ко должны болеть куда как сильнее российских «партнеров». Но с них, западных дипломатов, и стенется.

В начале этого года украинские и зарубежные аналитические центры в контексте российско-украинского конфликта, прогнозировали, преимущественно, сохранение перманентного напряжения: постоянных обстрелов, вооруженных столкновений, попыток выдавливания друг друга из «серой зоны» и захвата в ней населенных пунктов и объектов инфраструктуры. Но такое противостояние, по мнению аналитиков, не должно привести к широкомасштабным военным действиям России против Украины с привлечением всего контингента войск и спектра вооружений.

Не исключено, что на формирование именно таких оценок и прогнозов повлияло введение в конце 2015 года так называемого «режима тишины». Так-так, 22 декабря 2015 года Трехсторонняя контактная группа по урегулированию ситуации на Донбассе договорилась (в который раз!) о введении безоговорочного режима тишины в зоне антитеррористической операции (АТО), начиная с 00:00 в ночь с 22-го на 23 декабря 2015 года.

В течение недель, прошедших после этого, количество обстрелов со стороны боевиков и их провокаций против ВСУ вообще стала рекордной. Снова начала расти печальная статистика смертей в зоне столкновения, причем - с обеих сторон. Можно лишь предполагать, какого нового импульса российская агрессия на Востоке Украины приобретет после Парижской встречи «нормандской четверки», неукраинские участники которой, судя по всему, имеют устойчивое намерение выкрутить руки Украине и принудить ее согласовать легитимацию террористических группировок ЛДНР.

Однако о политическом урегулировании пока не говорится. Зато на Востоке накапливаются признаки растущей опасности вокруг российско-украинского конфликта. Только слепой не видит, что в этом случае речь идет не только о прямой угрозе для Украины, но и о явной опасности для всего европейского континента, который и без того лихорадит в результате событий в Сирии и проблем с беженцами.

На сегодня ни для кого уже не секрет, что договоренности в рамках Минского переговорного процесса не выполняются ни Россией, ни так называемыми ЛНР/ДНР. Поэтому существует целый ряд прямых и косвенных признаков, зафиксированных как украинской разведкой, так и наблюдателями ОБСЕ.

Они, наблюдатели, уже устали фиксировать эпизоды, когда тяжелая техника и вооружение российско-террористических сил на Донбассе днем демонстративно «отводились» от линии соприкосновения, а ночью тайно возвращались в зону боевых действий и там размещались и маскировались.

Российско-террористические силы продолжают скрытые переброски и накопления вооружения и военной техники. Только за февраль э.г. в зону конфликта переправлено несколько десятков РСЗО «Град» и «Ураган», а также более 200 тыс. тонн боеприпасов. Эти силы сосредотачиваются на ключевых оперативно-тактических направлениях, в т.ч. в районах Мариуполь, Дебальцево, Моспино и других вблизи линии разграничения сторон.

В течение февраля, будто издеваясь над объявленной в Минске «тишиной», российско-террористические группировки продолжали перманентные провокационные обстрелы позиций украинских войск, в том числе с применением тяжелого вооружения (количество обстрелов иногда достигало более 100 за сутки), а также осуществляли диверсионно-разведывательные рейдовые действия в зоне АТО, часто с тяжелыми для себя потерями.

Резонно возникает вопрос: зачем все это делается российско-террористическими силами и именно в военной сфере?

Наверное, давно пришло время все разложить по полкам. Эксперты «Борисфен Интел» имеют собственное суждение относительно направленности природы и цели действий со стороны российско-террористических сил.

Первое - это сохранение фактора постоянного военно-политического давления на украинскую сторону, особенно накануне переговоров или форумов по вопросам урегулирования российско-украинского конфликта;

Второе - это классическая разведка боем, выявление сильных и слабых сторон в системе обороны украинских войск. Понятно, что эти данные будут учтены российским агрессором при планировании будущих наступательных действий (операций) на соответствующих оперативно-тактических направлениях;

Третье - это поддержание состояния постоянного напряжения непосредственно на линии соприкосновения сторон с целью постоянного физического и психологического истощения украинских силовиков и провоцирования их на огневые действия в ответ с последующим обвинением украинской стороны перед представителями специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ;

Четвертое и главное. Агрессор ведет скритну подготовку к возможным широкомасштабными наступательными боевыми действиями русско-террористических сил и Вооруженных сил России против Украины, заблаговременно согласованных по времени, по направлениям, объектам и привлеченными силами и средствами.

Эти выводы находят подтверждение в действиях российской стороны по переформирования 12-го командования резерва Южного ВО (в рамках мероприятий по реорганизации и совершенствовании системы управления российскими оккупационными войсками на Востоке Украины) в Центр территориальных войск Южного ВО ВС РФ с непосредственным подчинением ему 1 АК (второе название - корпус «народного ополчения ДНР», штаб - г. Донецк) и 2 АК (второе название - корпус «народной милиции ЛНР», штаб - гн. Луганск).

На сегодняшний день «ходят слухи» и о начале формирования нового (резервного; по другим источникам - специального назначения) - 3 АК со штабом в г. Ростов-на-Дону (по другим источникам - в г. Новочеркасск).

Особенностью мобилизационных планов этих трех армейских корпусов Центра территориальных войск Южного ВО является то, что все их соединения и части укомплектовываются преимущественно этническими украинцами - как добровольцами, так и мобилизованными из Крыма, Донбасса, Кубани и других приграничных с Украиной областей России.

При этом, декларируя готовность к выполнению положений Минских договоренностей, командование российских оккупационных войск активизирует меры по наращиванию боеспособности соединений и частей 1 и 2 АК Центра территориальных войск Южного ВО.

Направленность и содержательность последних мероприятий боевой подготовки, во время которых отрабатывались задачи наступательного/контрнаступального характера, объективно свидетельствуют, что противник не отказался от планов по расширению контролируемых территорий на Донбассе и использует «режим тишины» фактически для подготовки к восстановлению силового противостояния, в т.ч. широкомасштабного характера.

Последние новости относительно указанных выше армейских корпусов, а именно - указ от 12 февраля ц.с. «головы ДНР» Захарченко о переформировании 9-го отдельного мотострелкового полка 1-го АК в 9-й особый мотострелковый полк морской пехоты (м. Новоазовск), а также усилении его подразделениями из состава 810-й отдельной бригады морской пехоты Береговых войск Черноморского флота РФ могут свидетельствовать как о легализации пребывания российских морских пехотинцев на Востоке Украины и высокую вероятность активизации диверсионно-разведывательных действий в Приморском направлении, так и сокрытие планов по подготовке к проведению морской десантной операции в этом же направлении.

Усиленного внимания должно заслуживать и последнее заявление В. Путина по отношению задач, которые, по его словам, практически возлагаются на авиационное группировки ППС ВС РФ в Сирии, а именно - тренировки летно-подъемного состава боевых самолетов по действиям в экстремальных условиях в современной войне.

Даже предварительный анализ этого заявления требует ответов на целый ряд очевидных вопросов. Тренировки - для чего? Для действий - где и против кого конкретно? В современной войне - в каком регионе и в каком направлении? При этом мы должны учитывать, что к этому времени российские оккупанты практически еще не применяли боевую авиацию (кроме разведывательной и армейской) в украинском направлении.

Также не следует забывать и того, что российская сторона уже дважды применяла крылатые ракеты Х-101 с самолетов стратегической авиации Ту-22М3 и «Калибр» с надводных и подводных лодок России с акватории Каспийского и Средиземного морей, прежде всего, с демонстрационно-провокационными целями, а по сути - провела тестирование их боевого применения на большом расстоянии. То есть, Россия практически отработала и такой способ нанесения ракетно-воздушных ударов по территории противника.

Еще одним тревожным признаком возможной подготовки российско-террористических сил для ведения наступательных боевых действий в ближайшее время стала последняя информация относительно принудительного освобождения койко-мест в прифронтовых местных больницах, а также начало мобилизации медицинских работников, что на днях началось в ДНР/ЛНР.

Что касается группировки российских оккупационных войск в Крыму, то, по разным источникам, оно составляет от 23-х до 25-ти тысяч военнослужащих (в составе наземного, воздушного и морского компонентов) и имеет постоянную тенденцию к его увеличению за счет дополнительного разворачивания носителей ядерного оружия, береговых ракетных комплексов большой дальности, сил ПВО и надводного и подводного корабельного состава.

Показательным является также тот факт, что в последнее время, буквально в течение нескольких последних месяцев, российское военное командование значительно усилило группировку войск вдоль Крымского перешейка за счет переброски в этот район подразделений из состава бронетанковых, воздушно-десантных войск и сил специального назначения, мотивируя это тем, что Североатлантический альянс усиливает свое присутствие в Восточной Европе. В ходе активных мероприятий боевой подготовки этих подразделений отрабатываются их боевое слаживание, а также задачи наступательного и контрнаступального характера.

То есть, с большой долей вероятности можно утверждать: в настоящее время на Донбассе есть все признаки того, что Россия готовится к активным военным действиям, а с потеплением их вероятность еще больше будет расти.

При этом на сегодня на линии разграничения сторон на разных расстояниях от нее накоплено такое количество оружия, которое способно уничтожить колоссальный военный потенциал, причем - с обеих сторон.

Это печальный вывод, в первую очередь - для Украины. Ведь Россия уже давно не считает потери среди своих солдат. Она скрывает эти данные от собственных граждан, которым предписано считать военные потери военной тайной, даже если речь идет о собственных отцах и сыновьях, а счет жертв идет на тысячи. Для них, сбитых с толку, ничего не изменится, даже когда счет пойдет на десятки тысяч погибших. Не изменится ничего.

Для Украины возникает логичный вопрос: как минимизировать собственные потери и защититься от агрессии. Поиск ответа порождает следующее - когда и где конкретно может начаться наступление русско-террористических (оккупационных) сил? Верный ответ - когда угодно и где угодно.

Нас, экспертов «Борисфен Интел», интересует более «приземленная» конкретика.

Путин никогда не пойдет на прекращение боевых действий на Донбассе и выведения из него российско-террористических формирований, ведь это будет означать не только крах его «гибридной политики», но, собственно, его личную политическую (если не физическую гибель. Поэтому, без сомнения, российский руководитель будет играть на обострение. Неплохо было бы, чтобы этот тезис услышали участники парижских переговоров (кроме представителей России, которые как раз этот тезис пытаются всячески скрывать от «партнеров» по переговорам).

По нашей оценке, существуют несколько вариантов развития событий, которые будут зависеть от конкретных обстоятельств.

Первый вариант. Россия начнет ограниченные наступательные действия с целью установления контроля российско-террористическими силами над всей территорией Донецкой и Луганской областей. Этот вариант наиболее возможен к началу запланированных лидерами ДНР/ЛНР местных выборов на контролируемых ими территориях этих областей.

Второй вариант - нанесение оперативно-тактических ударов российско-террористическими силами в Мариупольском и Донецком направлениях, проведение морской десантной операции в этом же направлении, при поддержке оккупационных сил с Крымского полуострова. Стрелы этих вероятных ударов будут сходиться в районе города Новая Каховка, который является основным транспортно-технологическим узлом сосредоточения и распределения воды, газа и электроэнергии для Крыма.

При благоприятных условиях, агрессор может попытаться развить успех с вводом оперативных резервов и продолжить наступление в направлении Николаев-Одесса с дальнейшим выходом на Приднестровье. Этот, второй вариант, является наиболее возможным весной или в начале лета, как раз накануне завершения срока действия «донецкого пакета» санкций против России (31 июля 2016 года);

Третий вариант - полномасштабные боевые действия (полномасштабная война) - сочетание второго варианта с нанесением ударов российских войск а Харьковском, Сумском и Черниговском направлениях с применением всего спектра вооружений сухопутных, морских и воздушных сил, а также ракетно-воздушных ударов на определенную глубину.

Этот вариант наиболее возможен в случае военно-политического поражения России в Сирии (неизбежного!), потери единства позиций западных стран по отношению к России и Украины, а также резкого обострения внутриполитических и социально-экономических проблем в самой Украине.

То есть, вариант развертывания полномасштабных боевых действий (полномасштабной войны России против Украины не снимается с повестки дня. По большому счету - на сегодня Россия фактически уже серьезно «увязла» в гражданской войне в Сирии, и все ее надрывы сотрудничать «на равных» с США и Европой, и тем самым восстановить свой статус «великой державы» не имеют никакого эффекта. К тому же, на сегодня Россия имеет еще и целый спектр опасных вызовов и угроз своей национальной безопасности как в Евразии, так и в Европе.

Таким образом, мы приходим к неутешительному выводу.

В.Путин не намерен менять свою «гибридную политику» по отношению к Украине или же к действиям на Донбассе. Более того, путинская политика постоянного, всестороннего и целенаправленного давления на Украину будет только усиливаться именно для того, чтобы помешать процессам европейской и евроатлантической интеграции нашей страны.

Военное противостояние и насилие вдоль линии разграничения сторон на Донбассе, которая отделяет занятые российско-террористическими силами районы, безусловно, будет, как и раньше, значительно затруднять поиск политического решения. При этом потенциал для эскалации в зоне АТО сохраняется и ощутимо растет.

Следовательно, Россия не отказывалась и не откажется от планов захвата Юга Украины или восточных ее областей, а также от амбициозного и циничного намерения овладения полным контролем - политическим, военным, экономическим, административным - над всей Украиной.

Из Парижа, а возможно, и из других европейских столиц, будут звучать призывы в адрес Украины к политическому урегулированию и прекращению огня, к выборам и к стабилизации. Но эти усилия вряд ли приведут к миру. Разве что в очередной раз западные политические актеры столкнутся с коварством российского агрессора, и, как обычно бывает, Украина заплатит за их ошибки кровью своих сыновей-героев.

Правда, как всегда, очень проста. Сохранение украинского Государства - это не проблема Западного мира. Это вопрос нашего единства, решимости и политической воли, чтобы быть способными на отпор наглому врагу.

Не надо иллюзий. Агрессора остановит только Украина и ее Вооруженные Силы. Они, собственно, все мы, должны быть настолько сильными, чтобы враг остановился. А он остановит наступление лишь тогда, когда захлебнется собственными потерями и кровью.

Перспектива страшная. Но другой пока что нет. Украина опять в который раз на грани.

Юрий Радковец, вице-президент Независимого аналитического центра геополитических исследований «Борисфен Интел», кандидат военных наук, генерал-лейтенант запаса.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-