Электронное декларирование доходов и расходов: кто с кем должен договариваться?

Электронное декларирование доходов и расходов: кто с кем должен договариваться?

734
Ukrinform
Украинская власть согласна с Европой, с украинцами, похоже - нет

Еще 16 февраля 238 депутатов Верховной Рады приняли закон, который в СМИ для краткости именуют законом об электронном декларировании. Речь идет об изменениях в законе Украины о противодействии коррупции в части, касающейся работы электронной системы предоставления и обнародования деклараций лицами, уполномоченными выполненять функций в государстве или в органах местного самоуправления. Эти изменения принимались с голоса - с трибуны их произносил депутат фракции БПП «Солидарность» Вадим Денисенко. Общественное мнение настолько критически оценило качество принятого закона, что, скорее, говорит о нем как о законе, который эту коррупцию поощряет.

Что это за изменения? Чего хотят 238 депутатов, и, очевидно, не только они?

Они хотят, во-первых, амнистии для себя, то есть, чтобы никто и, по возможности, никогда не смог отобрать у них то добро, что у них уже есть. Во-вторых, хотят сохранить для себя и в будущем возможность незаконно обогащаться под те же гарантии сохранения этого богатства. Вот поэтому и проголосовали и за поднятие в разы размеров доходов и расходов, которые подлежат декларированию, и за сокращение до минимума перечня собственных родственников, чьи доходы необходимо обнародовать, и за отмену уголовной ответственности за ложную информацию в декларациях. Ну, и еще несколько более мелких, но не лишних (для них, конечно), позиций.

Понятно, что это позиция не просто двух с лишним сотен украинских депутатов-политиков. Это - позиция мощной - и по численности, и по деньгами, и, главное, по влиянию на принятие государственных решений - прослойки государственных чиновников всех уровней. Впрочем, прослойкой их называть уже даже неточно. Это уже давно полноценный класс общества, классовый интерес которого часто оказывается определяющим, когда решаются важнейшие вопросы государственной политики. Этот класс служит надежной поддержкой высшей политической власти в стране, поскольку сам является неотъемлемой частью структуры политической власти в Украине. А потому Президент и правительство вынуждены как минимум учитывать его интересы, а иногда - и полностью им подчиняться. 238 голосов - большинство от конституционного состава высшего законодательного органа государства - это и есть в данном конкретном случае отражением реального политического веса этого класса-прослойки.

Нет смысла расписывать, почему большинство народных депутатов не хотят реального декларирования собственных доходов и расходов. Все и так понятно. Интересным может быть только вопрос: почему депутаты не боятся потерять поддержку Запада, что, учитывая нынешнее состояние украинской экономики и в условиях открытого противостояния с Россией может иметь катастрофические последствия и для Украины, и для украинской элиты? Почему не боятся реакции гражданского общества? Почему, наконец, не боятся украинцев, которые обязательно вспомнят и оценят «заслуги» нынешних депутатов в преодолении коррупции если не на новом Майдане, то, по крайней мере, на ближайших выборах?

Общий ответ: боятся, конечно, но, как говорится, «не могут поступиться принципами». Как в народной пословице: глаза боятся, а руки делают. Нежелание терять то, что добыто за последний год-два или за последние два десятилетия, настолько естественно для нашего чиновничества, что перевешивает все страхи перед Западом, МВФ и собственным обществом. Другими словами, страх потери имущества сильнее страха наказания за методы получения этого имущества.

Хотя, по большому счету, можно говорить и так: не боятся они Запада. Что он им может сделать? Запад может наказать Украину, отказав ей в материальной или дипломатической поддержке, но как Запад может наказать нашу нынешнюю крадущую элиту? Можно предположить, что наша высшая властная верхушка готова ради кредитов и общей благосклонности Запада, что, безусловно, укрепляет их власть, ввести декларирование доходов и расходов в той редакции, которую требует Запад и даже украинское общество. Но есть еще очень многочисленная когорта госчиновников (депутатов) среднего уровня, это те, у кого есть добра не на сотни миллионов долларов, а просто на несколько миллионов. Они не зависимы от Запада практически ни в чем, до них персональные санкции Запада никогда не дойдут. Они не борются сейчас за получение или сохранение политической власти для себя лично. Они - чиновники, которые будут ими при любой власти, если только не изменится сама нынешняя олигархическая система власти. Сегодня очевидно, что высшее политическое руководство страны - Президент, премьер-министр - не контролирует этот слой элиты, как не всегда контролирует даже собственные парламентские фракции, не говоря уже про чиновничество в целом. Иными словами, в парламенте достаточно депутатов, которые при голосовании готовы игнорировать позицию Президента или премьера, если речь идет об их личных доходах.

Отечественный Facebook, как выразитель мнения наиболее политически активной части украинского общества, вполне ожидаемо разразился проклятиями в адрес депутатов, поддержавших такой вариант «борьбы» с коррупцией, на что они, впрочем, как говорится, и ухом не повели. Однако против закона в версии от 16 февраля немедленно высказался, и довольно резко, посол ЕС в Украине Томбинский, политический вес которого (поскольку он представляет, собственно, всю Европу, от финансовой и дипломатической поддержки которой зависит сегодня существование и украинского государства, а значит и нынешней украинской властной элиты) явно перевешивает всех наших фейсбушников вместе взятых. Посол ЕС прямо назвал закон «не соответствующим антикоррупционным обязательствам, принятым украинским руководством» и «вызывающим разочарование».

Дальше, как мы знаем, было еще куда больше. Еврокомиссия решила разделить рассмотрение предоставления безвизового режима Украине и Грузии, то есть - сначала - для Грузии, а для Украины - позже. На практике это означает, что на сегодня Европа отказывает нам в безвизовом режиме в ответ на нежелание нашего парламента принять действенное антикоррупционное законодательство. И хотя закон о электронном декларировании далеко не единственная причина недовольства Запада политикой Киева, и нет официальных утверждений европейцев, что это связано с упомянутым законом, а некоторые наши депутаты (к примеру, Владимир Арьев и Ирина Геращенко) уверяют, что причина отсрочки совсем иная (позиция Нидерландов, которая хочет дождаться итогов своего референдума по ассоциации ЕС и Украины), и вообще перспективы получения Украиной безвизового режима с ЕС в 2016 году отнюдь не потеряны (так оно и есть), украинское общество уже вынесло свой приговор украинской власти: доигрались!

Высшая украинская власть, которой в данном случае волей-неволей пришлось взять на себя представительство интересов сторонников закона, дала задний ход и заговорила о необходимости поиска «компромиссного варианта».

В Брюсселе, этом «логове» европейских бюрократов, представители украинских бюрократов - главы крупнейших фракций Верховной Рады Юрий - БПП «Солидарность» и «Народный фронт» - Луценко и Максим Бурбак - заявили 1 марта, что «согласованная с европейской стороной редакция закона об электронном декларировании будет принята на ближайшей пленарной неделе Верховной Рады». Принятый Верховной Радой закон об электронном декларировании, который вызвал такой единодушный и решительный отпор Европы, Юрий Луценко назвал «не достигшим оптимального качества». Какая изысканная характеристика! Вот не достиг, пока украинские депутаты занимались им самостоятельно, но теперь, после согласований с европейцами, то есть - с их помощью (или под их давлением), Луценко убежден, что «этот закон будет и реалистичным, и европейским глубиной его использования». Максим Бурбак также «уверен, что на следующей пленарной неделе мы выйдем на единую позицию» и обещает, что «мы готовы его поддержать».

В процессе упомянутого «согласования» сторонники закона об электронном декларировании в версии от 16 февраля имеют неплохие шансы защитить для себя главное, потому что, кроме инстинкта сохранения украденного проявляют и вполне трезвый расчет. С Европой можно договориться об амнистии и даже о разрешении и дальше, пусть в меньших масштабах, воровать, потому что украдено все это, в конце концов, не у Европы. И есть что предложить Европе для такого «компромисса» - коммерческие преференции при получении прибыли от экономической деятельности в Украине (от приватизации, долгосрочных и выгодных контрактов и к собственности на самые дорогие украинские активы). С украинским обществом о таком не договоришься, по крайней мере - намного-намного тяжелее. Общество требует справедливости, а Европа согласна ограничиться экономической и политической целесообразностью. Другими словами, украинское общество не согласно полностью забыть прошлые грехи своих вождей и согласиться на общую и безусловную амнистию, Европа - вполне может. Поэтому с украинской стороны это никакое не согласование, это торг за то, чтобы оставить в законе об электронном декларировании как можно больше возможностей скрыть от украинского общества приобретенное имущество. Какие официальные аргументы для этого могут быть применены, можно составить мнение по словам замминистра иностранных дел Украины Елены Зеркаль.

Безусловно, договариваться нужно во всем, в том числе и в такой «скользкой» сфере, как узаконивание того имущества, которое уже по факту принадлежит бывшим и нынешним украинским чиновникам. Однако вопрос: кто с кем должен договариваться?

Как видим, сейчас договариваются украинская власть и Запад. С украинским обществом «согласовывать» это вопрос власти, похоже, не считают таким уж необходимым. Иначе не было бы нужды принимать 16 февраля закон об электронном декларировании с голоса. Именно это - то, что украинские депутаты торгуются (договариваются) не с украинским обществом, а с чиновниками Евросоюза - и есть, пожалуй, самое досадное обстоятельство всей этой ситуации. Депутаты игнорируют возмущение украинского гражданского общества, не без оснований полагая, что оно почти бессильно перед ними. Поскольку большинство граждан Украины (в данном случае правильнее будет сказать - большинство избирателей Украины) даже понятия не имеют, что это такое - закон об электронном декларировании. Поэтому ситуация лишний раз показывает, что, несмотря на стремительное - по сравнению с прошлыми годами - развитие гражданского общества, оно у нас все еще не настолько сильное, чтобы преодолеть политическую элиту. Надо работать.

Юрий Сандул, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-