Дело Карпюка-Клыха: новые

Дело Карпюка-Клыха: новые "адвокаты по назначению" и психотропные таблетки

Аналитика
Укринформ
Скандальный процесс Николая Карпюка и Станислава Клыха как начинался с вопиющих нарушений, так и заканчивается.

Дело близится к завершению. Прения назначены на 4 мая. Потом - последнее слово и вердикт присяжных. В начале процесса много месяцев не было известно место содержания обвиняемых, к ним не пускали консулов, адвокатов, подвергали пыткам. Теперь же - традиционные отказы в экспертизах, приобщении доказательств, сомнительные назначения новых адвокатов и непонятные фармакологические игры вокруг Клыха. 

С тем большим уважением нужно относиться и прислушиваться ко всем, кто в этой ситуации противостоит такому правосудию.

Марина Дубровина, защитник Станислава Клыха

- Прежде всего, расскажите, пожалуйста, о главной текущей новости в деле Карпюка-Клыха - назначении судьей Вахитом Исмаиловым новых адвокатов.

- Для нас с Доккой стало большой неожиданностью, когда судья объявил, что кроме нас, адвокатов по соглашению, у наших подзащитных будут еще адвокаты по назначению...

- Постойте, то есть вас с Доккой Ицлаевым от процесса не устраняют, как можно было подумать по некоторым новостям?

- Нет. Судья в очередной раз заявил, что мы ведем себя неправильно. И поэтому он дополнительно назначает еще двух адвокатов. Для нас, повторюсь, это было абсолютно неожиданно. Мы этих людей не знали, видели впервые. И у наших подзащитных никто согласия на их назначение тоже не спрашивал. Однако, что касается адвоката, назначенного Карпюку, там, насколько я знаю, ситуация уже неоднозначная. Возможно, он откажется от этого назначения. Об этом лучше спрашивайте у Докки. А вот адвокат, дополнительно назначенный моему подзащитному Станиславу Клыху, как мне показалось, к такому поступку не готов. Но - посмотрим, как будет. 

- Стадия представления доказательств завершилась. Что вы можете сказать о ваших свидетелях?

- С нашими свидетелями все нормально. Они приезжали, давали ответы на все вопросы. И, на мой взгляд, со своими свидетельствами выглядели убедительно.

- А что плохо?

- Плохо со свидетельствами невиновности наших подзащитных, полученными из Украины. Там были показания множества людей, подтверждающих алиби Клыха и Карпюка - что они никак не могли участвовать в Чеченской войне 1994-1995 годов. У Стаса, учившегося тогда в университете - это одногруппники, преподаватели. У Карпюка - знакомые, однокашники. Это материалы был пересланы в Верховный суд Чечни, адвокатам и в Следственный комитет. Однако суд отказался приобщить к материалам дела такой большой массив информации. Причем местный Верховный суд отослал эти документы назад, даже не разбирая их. Просто отправили обратно, отговариваясь тем, что не запрашивали их. А Следственный комитет на запрос адвокатов предоставил лишь 8 листов из 132. Понятно, что это совершенно мизерная часть. В приобщении этих материалов к делу нам было отказано. Но мы к этому уже привыкли. Много проще перечислить те несколько ходатайств, которые у нас приняли.

- В прошлый раз мы с вами говорили о психологическом срыве Станислава Клыха и о каких-то загадочных «таблетках против простуды», которые давали только ему, но не другим заключенным. Что с этим вопросом?

- Я получила ответ из Следственного изолятора, что последний раз Стас получал эти таблетки 12 января 2016 года. Однако на рассмотрении апелляционной жалобы 17 марта он бурно себя вел, буйствовал. Тогда в зале присутствовала его мама Тамара Ивановна. Она подошла к нему поближе, чтобы по-матерински успокоить. И Стас выбросил из клетки черный пакетик, на который не обратили особого внимания. А Тамара Ивановна его подобрала и, как она позже сказала, в этом пакете были таблетки, которыми тогда подкармливали Стаса. Так что на сегодняшний день эта история для меня остается загадочной. Мне официально заявлено, что таблеток с 12 января Стасу не дают. А в реальности - вот такая история. Что в такой ситуации остается думать? Не исключено, что какие-то таблетки могли идти мимо санчасти 

- А какова ситуация по поводу экспертиз?

- Ну, я уже рассказывала, что проведенная медицинская экспертиза подробно описала шрамы и повреждения на теле у Станислава и Николая. Но для нас ключевой вопрос - о происхождении этих шрамов. А эксперты, делавшие экспертизу тут, в Грозном, написали нам, что они методики определения причины повреждений не знают. Тогда мы с Доккой Ицлаевым подали совместное ходатайство о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы в экспертном учреждении, которое нам порекомендовали в Комитете по предотвращению пыток (там обладают нужной методикой). Но суд нам отказал в этом. 

Аналогично я подала ходатайство о проведении дополнительной стационарной психиатрической экспертизы Станиславу Клыху. По этому поводу я обращалась к признанному специалисту, президенту Независимой психиатрической ассоциации России Юрию Сергеевичу Савенко (он давно еще защищал диссидентов от карательной психиатрии) и тот дал согласие. Но и в этом суд нам отказал. А ведь Стас продолжает вести себя достаточно резко. И, на мой взгляд, подобная экспертиза ему просто необходима. 

- Понятно, что еще рано об этом говорить, поскольку впереди прения, вердикт присяжных, много инстанций. Но все же - планируете ли вы работать с ЕСПЧ в связи данным процессом?

- Все необходимые документы и жалобы в ЕСПЧ будут поданы, в первую очередь, нашими украинскими коллегами. Поскольку Европейский суд по правам человека этим делом уже занимается. Вы же не забывайте о том, что и Колю, и Стаса искали долго, чуть ли не год, никто не знал, где они находятся. И еще тогда необходимые заявления в ЕСПЧ были поданы из Украины. 

- Удержание Карпюка и Клыха, недопуск к ним адвокатов, консулов - это ведь уже грубейшее нарушение?

- Конечно. Ведь есть и строго прописана определенная процедура задержания, оповещения и т.д. Но в этом случае наши подзащитные на какое-то время были лишены буквально всех прав. Ведь их даже не было в информационных базах ФСИНа. Мне, например, удалось прорваться к Станиславу совершенно случайно. 

- Последнее. Есть еще сугубо грамматическая путаница с написанием фамилии вашего подзащитного. Вы можете все же объяснить, как правильно - Клых или Клих.

- Да, действительно, здесь есть разночтение. Дело в том, что у самого Станислава в паспорте записано по-украински «Клих», то есть по-русски «Клых». Однако его родители по паспорту «Кліх» (по-русски «Клих»). То есть при выписывании ему паспорта произошла ошибка, которая приводит теперь к такой путанице.

Тамара Клих, мать Станислава Клыха

После общения с адвокатом Дубровиной у меня был долгий доверительный разговор с мамой Станислава Клыха - Тамарой Ивановной. Большое интервью с ней мы договорились сделать позже. А пока нужно сообщить, какие именно таблетки были в черном пакете, брошенном Стасом и подобранном ею. 

Это так называемые «успокоительные» - релаксозан, персен, сонмил; средства седативного-снотворного-антигистаминного эффектов (сонмил), седативного-транквилизирующого-спазмолитического эффекта (релаксозан и персен). То есть все же психотропные препараты, оказывающие влияние на сознание, но никак не противопростудные.

Обратим внимание и на такое совпадение по датам. Согласно недавнему официальному ответу из СИЗО, Клых, якобы, последний раз получал таблетки 12 января 2016 года. А теперь давайте припомним слова Марины Дубровиной, сказанные ею в прошлом интервью: «...такое плохое состояние у Станислава - после Нового года. Просто человек со «стеклянными глазами». До того он нормально общался с нами: со мной, с Доккой, с консулом. Однако он был уже совсем другим, когда пришел на заседание 13-14 января, просто, будто, не видел никого. Сплошной крик, ор, бессвязная речь».    

Интересно все же, какие именно таблетки и в каком количестве получал Станислав Клых 12 января 2016 года?

Елена Карпюк, жена Николая Карпюка

- Расскажите, пожалуйста, какие есть важные новости от вашего мужа?

- У него улучшилось настроение. Он теперь получает письма со всего мира...

- Очевидно, это через организацию «Росузник»?

- Думаю, да... Письма отовсюду. Знаю, например, что и из Канады есть. И он очень хорошо чувствует эту поддержку. Она дает ему силы. Коля отвечает этим людям по мере возможностей. И он говорит, что теперь ничего не боится.

- Мы уже говорили о том, что на суд в Грозный ездили братья вашего мужа. После этого были еще поездки каких-то родственников?

- Да. Ездила давать показания жена брата и ее дочь, наша племянница.

- Какие у них остались впечатления?

- Им разрешили свидание с Колей. Они пообщались. Сказали, что вид у него нормальный. Просил передать, что доволен работой наших консулов. Говорит, они делают все возможное и даже больше.

- А насколько вы довольны работой адвокатов?

- Ну, с Доккой Ицлаевым мы в постоянном контакте. Поговорили и с Ильей Новиковым - он обещал приехать на прения. Они будут 4 мая.

Докка Ицлаев, адвокат Николая Карпюка

- Проясните, пожалуйста, ситуацию с назначением судьей дополнительных адвокатов.

- У меня сегодня был разговор с адвокатом, назначенным судьей Николаю Карпюку. Ознакомившись с ситуацией поподробнее, он сказал, что откажется от этого назначения.

- По какой причине - потому что это противоречит закону или адвокатской этике?

- Это противоречит и закону, и адвокатской этике. Это плохая практика. У нас прописано, что если в дело встает дублирующий адвокат, адвокат по назначению без согласия адвоката по соглашению, то это может привести к различным санкциям. Вплоть до лишения статуса адвоката.

- Жена Карпюка сказала, что на его состояние духа положительно повлияла переписка с разными людьми.

- Я только сегодня виделся с Николаем. Письма он действительно получает. Но, к сожалению, в данный момент, сам ответить на них не может. Потому что там нет каких-то бланков, необходимых для этого.

- Прения назначены на 4 мая. И вскоре после этого - последнее слово. Готовится Карпюк к нему, не собирается ли отказаться от него?

- Да, Николай собирается выступать. И мы с ними дважды обсуждали эту тему.

- А как готовятся к своим выступлениям в прениях адвокаты? Вы как-то будете делить между собой различные темы?

- Нас только двое защитников. Это не такая ситуация, как на процессе Савченко, где постоянно работало три адвоката. Им логично было разделить выступления по тематике, что они и сделали. А мы с Мариной Дубровиной будем просто говорить о наших с ней двоих подзащитных, каждый - о своем. Хотя... может быть, какие-то акценты, нюансы мы с ней все же согласуем, обговорим и поделим.

Олег Кудрин

 Фото: Oleg Mezentsev/facebook, Анастасия Москвичева/radiosvoboda.org (RFE/RL), Анастасия Станко, uacrisis.org

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-