Развертывание вооруженной полицейской миссии ОБСЕ на Донбассе: перспективы и риски

Развертывание вооруженной полицейской миссии ОБСЕ на Донбассе: перспективы и риски

Аналитика
Укринформ
«Согласие» РФ на расширение безопасностной миссии ОБСЕ на Донбассе заставит Киев пойти на прямые контакты с лидерами «ЛНР-ДНР» и играть по правилам Кремля.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) остается одним из ключевых региональных международных игроков, активно вовлеченных в урегулирование российско-украинского конфликта. Несмотря на глубокие кризисные явления в общей системе современной европейской безопасности, которые напрямую влияют на эффективность деятельности ОБСЕ, эта международная организация продолжает выполнять роль своеобразной платформы для диалога между всеми задействованными игроками сферы безопасности. Основным и своего рода уникальным инструментом, который определяет высокий уровень востребованности ОБСЕ в современных кризисных условиях, являются ее полевые операции, две из которых в настоящее время развернуты и функционируют на территории Украины - это Координатор проектов ОБСЕ, и Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ (СММ).

Упомянутые полевые присутствия имеют разные мандаты, определяющие их основную миссию, а также существенно отличаются по бюджетным показателям и численности привлеченного персонала. Впрочем, количественные показатели не обязательно перерастают в качество результатов деятельности на местах, и последние не соответствуют ожиданиям и чаяниям Украины. Предположительно, основной причиной такого положения дел является отсутствие общего стратегического видения роли полевых операций ОБСЕ в урегулировании существующего конфликта и превалирование тактических соображений, которые иногда препятствуют достижению желаемых результатов на длительную перспективу.

Ключевым вопросом здесь является понимание особенностей деятельности ОБСЕ как региональной безопасности межправительственной международной организации, что отражает общую волю всех 57-ми правительств стран-участниц, в т.ч. и Украины. Эта общая воля диктуется различными стратегическими интересами, и чем больше разница между этими интересами, тем труднее получить желаемый результат, особенно на фоне превалирования тактических подходов. Чрезвычайно чувствительным в этом контексте является вопрос деятельности полевых операций, мандат каждой из которых, как правило, согласуется на консенсусной основе каждые полгода. Это касается деятельности двух упомянутых полевых операций ОБСЕ, развернутых в Украине, а также любых будущих, включая предложенную Киевом новую вооруженную полицейскую миссию ОБСЕ на Донбассе. Не вдаваясь в подробности мандата и особенности деятельности СММ, попробуем оценить основные перспективы и риски развертывания на Донбассе упомянутой новой вооруженной полицейской миссии ОБСЕ.

Можно отметить определенные расхождения в трактовке основной цели такого полевого присутствия и модальностей его развертывания в Киева и ОБСЕ. Так, ведущие страны-участницы ОБСЕ, в том числе США, пока официально не рассматривают возможность замены в ближайшее время СММ, мандат которой согласован до 31 марта 2017 года, на новое полевое присутствие в Украине. Наоборот, высказываются пожелания об усилении мониторингового потенциала СММ, в том числе с целью определения и конкретизации нарушителей договоренностей по прекращению огня. Что касается идеи вооруженной миссии на Донбассе, то она рассматривается Вашингтоном в качестве усиленного международного присутствия ОБСЕ в виде сил безопасности. Цель таких сил безопасности заключается в обеспечении проведения свободных выборов в неподконтрольных Киеву районах Донецкой и Луганской областей. Учитывая обязательное требование по проведению этих выборов по стандартам ОБСЕ и возможное привлечение с этой целью миссии наблюдения за выборами под эгидой Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), эти силы безопасности также должны активно привлекаться для создания безопасных условий деятельности миссии БДИПЧ.

Официальная реакция Москвы на украинскую инициативу пока отсутствует, зато глава т.наз. «ДНР» уже заявил о готовности расстреливать любых вооруженных представителей ОБСЕ, которые могут появиться на этой неподконтрольной Киеву территории. Учитывая специфику управления самопровозглашенными сепаратистскими образованиями на востоке Украины, вряд ли подобные комментарии могут появляться без их согласования с позицией Кремля. А последние агрессивные действия подконтрольных России боевиков по отношению даже к невооруженным наблюдателям СММ в зоне конфликта не вызывают сомнений относительно воплощения угроз.

Вместе с тем существует значительная вероятность, что Москва, пытаясь избежать обвинений в невыполнении Минских договоренностей, поддержит идею развертывания безопасности миссии ОБСЕ для обеспечения проведения выборов на Донбассе, хотя и не в том смысле, как это предлагает Киев. Такое согласие Кремля должно быть детально проанализировано с целью избежания появления новых осложнений.

Москва постоянно настаивает на налаживании прямых контактов между Киевом и руководством самопровозглашенных сепаратистских образований на Донбассе. Согласие российской стороны на развертывание политики и миссии ОБСЕ для обеспечения проведения выборов на этой территории как раз и может стать поводом заставить Киев пойти на такие контакты, то есть фактически начать играть по правилам Кремля. Угрозы самопровозглашенного лидера «ДНР» Захарченко могут быть частью этого сценария, ведь Москва предлагает Киеву договариваться о полицейской миссии ОБСЕ именно с представителями сепаратистских «республик». И международное сообщество, в т.ч. и партнеры по «нормандскому формату» могут согласиться с такими требованиями.

Москва демонстрирует готовность сделать «уступку» Киеву, который будет готовиться к получению формального контроля над отдельными регионами Луганской и Донецкой областей, решая все «технические вопросы» по организации выборов и дальнейшей передачи власти самостоятельно, без посредничества Кремля. В таком случае прямые контакты станут необходимыми и фактически они будут означать легитимацию самопровозглашенной власти на оккупированных территориях. При этом, реально решения за «сепаратистов» будут приниматься в Кремле, который формально не будет нести никакой ответственности за их выполнение.

Другой аспект, который также требует детального учета, это давние планы Москвы по привлечению потенциала Совместного центра контроля и координации (СЦКК) к обеспечению безопасности процессов в регионе конфликта. Кремль так просто от своих планов, даже давних, не отказывается, тем более, что СЦКК в его нынешнем виде стал исключительно инструментом российского военного присутствия на Донбассе. Москва может воспользоваться идеей развертывания безопасности миссии ОБСЕ как поводом для существенного наращивания потенциала СЦКК.

Учитывая непредсказуемость результатов выборов и возможное затягивание во времени процесса передачи власти нынешним самопровозглашенными лидерами новоизбранным представителям, политика миссия ОБСЕ может стать одним из видов длительной международного присутствия на Донбассе. И если Кремлю удастся инкорпорировать СЦКК в деятельность такой политики и миссии, последствия могут быть совершенно отличными от тех, на которые надеются в Киеве. Кстати, представители вооруженных сепаратистских формирований уже сейчас активно привлекаются к сотрудничеству с СЦКК.

И это только основные, наиболее видимые риски, с которыми, возможно, придется столкнуться в процессе дальнейшего продвижения идеи развертывания политики полицейской миссии ОБСЕ на Донбассе. На этом фоне стоит не забывать об имеющемся опыте деятельности уже развернутых в Украине полевых миссий Организации, потенциал которых может и должен активнее использоваться для защиты национальных интересов и адаптироваться к насущным потребностям урегулирования ситуации на востоке Украины и в анексованому Крыму. Не стоит надеяться, что замена одного вида международного присутствия ОБСЕ на другой обязательно принесет желаемый результат. Ключевым здесь остается вопрос не достаточного вооружения и технического оснащения, а в наличия четкой и продуманной стратегии относительно будущего неподконтрольных регионов и роли в этой стратегии международных игроков, прежде всего, ОБСЕ.

Александр Титарчук, военный советник делегации Украины в ОБСЕ в 2002-06 гг., ныне - представитель Института внешней политики Дипломатической академии Украины в Аналитической сети OSCE Network, соучредитель East European Security Research Initiative Foundation

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-