Золотые пояса власти. Как побороть казнокрадство одним указом

Золотые пояса власти. Как побороть казнокрадство одним указом

808
Ukrinform
Тоннели с сокровищами «от героев Украины» - всего лишь современные модификации золотых поясов из времен Речи Посполитой 

В ХVII - XVIII веке в Речи Посполитой развернулась настоящая "гражданская война" в шляхетской среде. 

Оружием были не сабли и мушкеты, а ... пояса. Аксессуар, позаимствованный у турков, вошел в моду и за короткое время стал статусной вещью, символом принадлежности к элите. Без расшитого «персидского» пояса шляхтич не мог показаться в приличном обществе. Чем более крутым он себя считал, тем длиннее и шире он обязан был носить пояс. Самые продвинутые обматывались шелковой лентой длинной 4,5  и шириной в 0,5 метра. Богатая знать могла себе позволить пояса, расшитые с двух сторон (без изнанки), а магнаты - четырехсторонние, они складывались вдвое и на каждой половинке был свой узор. 

Учуяв рост спроса на пояса, великий гетман Литовский Михаил Казимир Радзивилл поставил их пошив на поток, создав мануфактуру-«персиярню» в Несвиже, а потом и Слуцке. От последнего и пошло название поясов - «слуцкие». Гонка за статусностью привела к тому, что шелковые поначалу пояса стали расшивать, а потом и ткать из золотой нити. На цельнозолотые, «литые» пояса шло до 800 граммов золота. А сами они, бывало, весили до 5 килограммов. Средний пояс оценивался в годовой доход офицера, а за «литые» отдавали двух элитных скакунов, а порой и имение.

Но, как говорят те же поляки, что занадто, то не здраво. Бесконечно длиные  пояса, увенчанные бахромой, волочились за хозяином по полу, путались под ногами и были очень, как бы сейчас сказали, нефункциональны. А постоянно растущая дороговизна новых моделей доводила небогатую шляхту до сумасшествия. Ведь не носить пояса шляхтич просто не мог, а носить было не по карману. 

Смотритель и экскурсовод Радзивиловского замка в белорусском Несвиже как-то поведал то, о чем неохотно рассказывает официальная история, восхищаясь искусностью раритетов. Соревнование модников стало боком вылазить польскому обществу. Дамы отказывали кавалерам с «плебейскими» поясами, из-за насмешек над потертостями аксессуара (бедные шляхтичи часто покупали дешевый сэконд-хенд у заезжих турок) убивали на дуэлях. Разорялись семьи, закладывались имения, молодые щеголи, не сумевшие выдержать конкуренции, сводили счеты с жизнью. Но самое неприятное для двора было в том, что государственные чиновники, чтобы наскрести деньги на золотую обновку, нещадно разоряли казну. Проповеди и репрессии эффекта не имели. В почти безвыходной ситуации король пошел на смелый шаг. Своим указом он отменил офицерские мундиры, состоящие из кунтуша и слуцкого пояса и заменил их катанкой (от венгерского katona -солдат). Расточительная мода, лишившись статусности, сошла на нет. 

Неизвестно, было ли побеждено после этого казнокрадство. Но история, поведанная в Несвиже, помогает понять, что является движителем коррупции в Украине. Ведь тоннели с сокровищами «от героев Украины», прокурорские алмазы, избиркомовские виллы, «а ля Белый дом», машины, яхты, часы с бриллиантами - всего лишь современные модификации золотых персидских поясов из времен Речи Посполитой. Разве не так?

Зачем это все? Ведь яхта - не ладья Харона, в могилу не заберешь...

Американские социологи Джозеф Хиз и Эндрю Поттер как-то озадачились вопросом: а что нужно человеку для счастья, когда он одет, обут, здоров и дети пристроены? Оказалось: нужен статус, место на определенном этаже социальной пирамиды. Люди, обитающие на этом этаже, составляют некую идентичность - со своей квазикультурой, cвоим стилем жизни, кругом интересов и тем для общения. 

Бриллианты в сейфе для этой идентичности - такая же святая вещь, как портрет Шевченко для настоящего украинца.

Социолог и экономист Торстен Веблен писал: «Когда элементарные потребности удовлетворены, товары начинают цениться за их «престижные» свойства. Главными считаются не столько их полезность, сколько способность сигнализировать об уровне успешности владельца». В этом и состоит весь эффект «золотых поясов».

В разное время они выглядели по-разному. У нас в стране сначала были штаны «Адидас», золотые фиксы и цепура на шее в два пальца толщиной. Потом- иномарка (любая), потом не любая, а еще - малиновые пиджаки, валютные дивы, проигрыш большой суммы в казино, дворцы на Окружной, похожие не средневековые замки и мечети... А теперь - это разнообразные межигорья, упакованные антиквариатом - у нас, в Лондоне, на берегу Босфора...

Сия контр-культура всегда воевала с истинно национальной, народной культурой, потому что народное - в среде статусных вещей всегда считалась моветоном, деревенщиной.

Хиз и Поттер определили некие закономерности и особенности современной статусной жизни.

1.Статусная иерархия в прежние времена была основана на классовой принадлежности, а ныне - на «крутизне». Приобретая крутую тачку, чиновник, политик или бизнесмен, покупает не предмет потребления, он покупает собственную конкурентность. Статус - это одно из позиционных благ, которое может помочь решить немало проблем, но которое, как и принадлежность к классу или касте, дефицитно по своей природе.

2.Статус порождает доверие. Большинство из нас предпочтут доверить свое здоровье врачу, у которого есть BMW. Как минимум, мы такому заплатим больше, хотя как специалист он может быть и хуже. Магия статуса обезоруживает и самых умных людей. 

3.Статус нельзя завоевать раз и навсегда. Если коллеги нашего знакомого врача купят такие же BMW, то его преимущество испарится. Мало того, мы можем засомневаться: а не остановился ли он «в своем росте»? И чтобы вернутся к прежнему статусу, ему нужно будет купить тачку покруче. Это как у Алисы в Зазеркалье: как бы быстро ты не бежал, все равно остаешься на месте, но и остановиться нельзя - тебя сразу унесет назад.

4. Костюмы Адидас, малиновые пиджаки и золотые цепи стали признаком плохого тона не потому, что их владельцы бросили пацанские привычки и стали интеллигентнее. Просто ряды коррупционеров и бандитов выросли настолько, и цепи стало носить так много конкурентов, что это перестало быть престижным. Выделиться можно было лишь, покупая то, что не по карману рядовому бандиту.

5. С рациональной точки зрения затраты на покупку крутых вещей бесполезны, ибо когда все сделали свой вклад, то оказываются вновь на стартовой линии. Относительная победа может наступить лишь, если ты спихнешь кого-то или всех вниз. 

6.Причем, главная угроза исходит не от тех, кто богат. Проблема в тех, кто недостаточно зажиточен. Социальный статус, пишут Хиз и Поттер, подвержен действию убывающей предельной полезности - чем ниже статус, тем больше вы готовы платить, чтобы повысить его. Богачи реже рискуют во имя повышения статуса - им есть, что терять.

7.Доходы среднестатистического чиновника почти полностью уходят на так называемую «конкурентную надбавку» (возможность купить статусную вещь или провести время в дорогом ресторане, среди завсегдатаев которого были замечены олигархи). Он вынужден дорого платить за то, чтобы не допустить на свое место других, более изголодавшихся по власти. И поступает так не потому, что хочет добиться преимущества, а чтобы не быть сброшенным со своего этажа.

8. По мере того, как общество богатеет, погоня за статусом все больше становится похожей на гонку вооружений. Это, пишут Хиз и Поттер, все равно, что включить музыку погромче в своей квартире, дабы заглушить динамики у соседей. Вначале это даст эффект: вы перестанете их слышать. Но вот сосед увеличил громкость, и вам приходится все больше нагружать свои уши децибелами, чтобы не почувствовать себя побежденным. Ни зарплат, какими бы они не были высокими, ни приработков уже не хватает - помочь не упасть могут только откаты, взятки, распилы. 

9. Потеря статуса - страшная вещь. Для какого-нибудь «успешного» судьи вернуться к жизни на одну зарплату, все равно как для нас, грешных, опуститься до бомжа. Прожить можно (многие бомжи добровольно выбрали такой образ жизни), но теряется привычный круг знакомств, сужается география, ухудшается качество жизни. Человеку с амбициями легче пойти на преступление, ограбить кого-нибудь, хапнуть взятку и продолжить жизнь «добропорядочного человека», чем выпасть из привычного круга. Многие готовы рискнуть ради этого и свободой, и жизнью.

10. Аморально ли это? С нашей точки зрения - народа, плебеев - да! Но каждый, укравший миллион или миллиард у государства, чувствует себя избранным, таким себе Нео в матрице общественной морали. И ему плевать на то, что мы все о них думаем. «Крутая персона- это тот, кто намеренно противопоставляет себя обществу»,- пишет социолог Дэвид Брукс. «Люди находящиеся на вершине социальной иерархии, открыто презирают все, что нравится людям, стоящим ниже»,- вторит его коллега Пьер Бордье.

Можно ли побороть коррупцию с помощью НАБУ, НАПК, «Рады доброчесности», всевозможных общественных «чесноков», если статус крутизны в обществе все так же силен, а внешние формы его проявления и после Майдана остаются в том же треугольнике: недвижимость -роскошь - драгоценности? Одно время, правда, к статусным вещам добавились «проффесорские» звания и знаки «Героя Украины», но массовая скупка их привела к полному обесцениванию и тех и других.

А что, если дать всем потенциальным коррупционерам высокие оклады? 

Судя по всему, это приведет к обратному эффекту. Скажите, например, что будут покупать судьи Верховного Суда на установленную им последним законом зарплату в 300 тысяч гривен? На жизнь, пропитание , медицину и образование (в родной стране) у украинца со средним доходом уходит намного меньше. И на черный день судьям тоже откладывать не приходится - им уготовано пожизненное обеспечение. Значит, все эти деньги пойдут на осчастливливание судей «золотыми поясами»? 

Должны ли граждане Украины оплачивать из своего кармана крутизну наших чиновников?

И потом, повышение зарплат судьям возымеет эффект, если прокуроры, следователи и прочие чиновники будут получать на порядок меньше. Но обиженным, чтобы не отставать в статусности, придется поднапрачься в коррупции. А когда государство зарплаты уравняет, то, как предсказывают Хиз и Поттер, судьи возьмутся искать средства для возвращения потерянного преимущества - в тех же коррупционных схемах. Замкнутый круг?

Пока в нашем обществе существует элитная контркультура бриллиантовых прокуроров, судей-засевателей, «героев» с подземными бункерами и любителей кортежей - никого мы не победим и не убедим. 

Они будут надевать раз в году, по принуждению, вышиванки, но расшитые жемчугом и золотом, они буду ездить на велосипедах, но с аккумуляторами «Теслы», они даже рискнут спуститься в метро и носить вещи, внешне похожие на те, которые народ покупает в сэконд-хенде. Но каждый раз, пишут Хиз и Поттер, они будут показывать всем, что делают это шутя, понарошку, чтобы никто, не дай Бог, не подумал, что они снизошли до непритязательных вкусов народа...

Есть, наверное, лишь один путь к успеху. Тот самый, на который пошел король Польши, борясь со слуцкими поясами. 

Это - полный запрет на публичное использование статусных вещей. Речь не о том, законно или незаконно добыты деньги на все эти яхты, виллы и украшения, не в том - задекларированы они или нет. Принципиально не важно, носят ли эти «золотые пояса» чиновники, политики или просто бизнесмены, купили ли их госслужащие в бытность предпринимателями или после того, как оставили свои должности. 

Речь должна идти об одном: в приличном обществе должно считаться позорным ездить на лимузине за сто тысяч, носить часы с бриллиантами, проводить отпуска на тихоокеанских островах и жить на дорогой вилле. Причем, речь не о запрете на владение, а о запретете на пользование (чтобы не было соблазна бесконечно гостить в загороднем доме «у друзей» и добираться в Париж на лайнере, предоставленном товарищем по партии).

Те, кто во власти, должны поумерить свою крутизну. Добровольно. 

А если нет, то обществом они должны быть насильно лишены возможности конкурировать в роскоши. И кто знает, может быть тогда обитатели «верхних этажей» и те, кто туда стремится, начнут соревноваться в интеллекте, порядочности, в знании иностранных языков? Или в том, кто больше денег от проданных лондонских дач инвестирует в оборону или отечественный хай-тек?

Конечно, все это можно расценивать как ограничение свободы самовыражения, как отступление от либеральных принципов. Но как быть, если свобода самовыражения прямо связана со свободой обворовывать страну? Да и разве не ограничивают свободу самые разные дресс-коды, запрещающие человеку ходить голым по улицам? Вот пусть будет у нас такой моральный код в обществе. В конце-концов шляхта наша уже не козыряет золотыми фиксами и малиновыми пиджаками, и ничего, как-то пережила. 

В своей книге «Бунт на продажу» Хиз и Поттер рассказывают о том, как в свое время в школах Америки отменили школьную форму. Вопреки ожиданиям, свобода в выборе одежды не привела к более полному проявлению индивидуальности. Наоборот, она размежевала школьников на враждующие группировки, поскольку дети зажиточных родителей стали носить брендовые обновки, недоступные их сверстникам, и те почувствовали себя униженными. «Там где форму отменили, учеба стала отнюдь не на первом месте в списке приоритетов, - пишут социологи.- А там, где ее позже вернули, конкуренция перешла в сферу интеллекта и творчества».

Все мы по- своему школьники - в бесконечной школе жизни. И пора уже учиться у тех, чья демократия на сотни лет старше. Не просто так ведь Ангела Меркель удивляет мир скромностью своего загородного домика. Не просто так Обама живет в доме, где обитали все предыдущие президенты. Не просто так многие министры, а то и короли добираются на работу, сидя за рулем собственного авто эконом-класса, или на метро, или пешком. Освобождение разума от мыслей о «золотом поясе» сохраняет много энергии и средств. Для того, чтобы подумать о будущем своей страны и о многом другом - хорошем  и полезном.

Евгений Якунов, Валентина Сямро


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-