Валентина Теличенко, заместитель генерального прокурора Украины
«Корпорация судей и прокуроров построена на страхе судей»
10.06.2016 07:50 676

Валентина Теличенко - многолетний защитник Мирославы Гонгадзе и преследуемых членов оппозиции периода Януковича. Заместитель генерального прокурора Украины Юрия Луценко. Валентина Теличенко не является темной лошадкой, она вместе с журналистами сидела на судебных процессах во времена Януковича, щедро давала комментарии, порой отвечала на острые вопросы. «Деньги Кучмы? Тогда почему я живу в гостинке, а Мирослава всерьез обеспокоена вопросом образования для девочек...» «Возвращение к делу не выявит никаких новых обстоятельств, а первичные носители майор мне так и не дал»...

Публичность сама по себе вызывает симпатии у журналистов, но готова ли адвокат оппозиции стать двигателем реформы государственного обвинения? Об этом мы говорим с Валентиной Теличенко.

- Валентина, мы поздравляем вас с назначением. Как вы из адвоката превратились в сторону обвинения. Как вам эта новая ипостась?

- Спасибо за поздравления. Понимаю, что приступила к чрезвычайно сложному. Критиковать всегда легче, чем сделать. Вот я много лет комментировала работу прокуратуры, а теперь должна сделать что-то конкретное, чтобы меньше было поводов критиковать. Моя ответственность - реформа прокуратуры. Украинская прокуратура должна стать прокуратурой европейских стандартов. Для этого необходимо избавиться от тех, кто ее скомпрометировал, наполнить новыми кадрами. Нужны такие сотрудники, чей профессиональный уровень позволит выполнять поставленные задачи, а совесть или страх удержат их от произвола и незаконных действий. Смена кадрового состава - обязательная предпосылка реформы прокуратуры. Это амбициозно, но более простого варианта у нас нет.

А что касается моего личного преобразования - я адвокатом никогда не была, хоть и работала в командах защиты подозреваемых. Также мне довелось не раз быть со стороны обвинения в судебном процессе, поскольку я представляла потерпевших. В Генеральной прокуратуре я отвечаю за реформу, а не за государственное обвинение, поэтому непосредственно в судебные процессы я не попаду в ближайшее время, хотя, считаю работу в судебном процессе чрезвычайно интересной.

- Какие три главных первоочередных шага на пути реформы ГПУ?

В реформе ГПУ медлить некогда, но и суета будет лишней

- Мы только начали работать. Сначала следует суммировать наработки, которые уже существуют, выявить круг специалистов, чье мнение обязательно следует учесть при планировании и проведении реформы, а уже потом будет план дальнейших действий непосредственно по реформе. Медлить некогда, но и суета будет лишней.

- Наше издание когда-то сделало материал о главных препятствиях в реформировании Генпрокуратуры. Мы опросили известных столичных юристов, которые назвали 5 барьеров, которые кажутся непреодолимыми: связь с властью, отсутствие заказа на реформу, постоянное самовоспроизведение судебно-прокурорского среды (назначаются дети «скромных служащих», прокуратура молодеет, а количество машин премиум-класса не уменьшается); безнаказанность прокуроров, и круговая порука с судьями. Если согласны, как вы предполагаете преодолеть эту корпорацию?

- Судебный процесс - всегда соревнование. В уголовном процессе это соревнование прокурора/обвинителя и защитника. Так должно быть. На самом же деле, судебный процесс не всегда является соревнованием, и судья не всегда является честным арбитром.

Прокуроров следует проверять, но не только в случае проигрыша в суде

Корпорация судей и прокуроров построена на страхе судей. Судьи не хотят себе проблем, они знают свои грехи и надеются, что правоохранители на эти грехи закроют глаза, поэтому и выносят решение в угоду прокурору, а не по закону. Чтобы разрушить эту корпорацию, следует работать с двух сторон - очистить судейские ряды, ведь тогда меньше будет судей, находящихся под домокловым мечом, и снять мотивацию прокуроров давить на суд. Сегодня за оправдательный приговор или отказ в удовлетворении ходатайства следственным судьей прокурор имеет серьезные проблемы. Так не должно быть. Прокуроров следует проверять, но не только в случае проигрыша в суде. Мы планируем создание Генеральной инспекции, которая именно этим и будет заниматься.

- Наши эксперты убеждены, что обновление ГПУ возможно, если вы будете набирать молодежь (бедную), сразу давать квартиру и нормальную зарплату, дешевую машину и поставите условия: 20 лет этот человек должен отслужить в ГПУ. Как вам такой путь?

Наш успех зависит от того, поймаем ли мы правильно баланс

- А еще бы такая молодежь приходила сразу с необходимым опытом и была прививка от коррупции. К сожалению, молодежь еще должна приобретать свой опыт, а прививки от коррупции и продажности до сих пор никто не создал. Наш успех зависит от того, поймаем ли мы правильно баланс. Да, нам нужен приток новых качественных кадров в системе прокуратуры. Но нужно заботиться и о надлежащем профессиональном уровне. У нас нет времени делать ошибки и экспериментировать с молодежью, мы должны обеспечить работу команды следователь-прокурор, чтобы преступность нами не овладела. Сегодня следственные органы в нашем государстве или на этапе становления, либо в процессе реформы, именно поэтому прокуратура еще пару лет будет исполнять следствие в делах.

- Возможна ли реформа, если вы не будете отслеживать расходы всех прокуроров?

- Успешной будет только та реформа, которая будет состоять из двух направлений - очищение кадрового состава и совершенствование структуры, приведение ее в соответствие с европейскими стандартами. Очищение кадрового состава и предусматривает проверку прокуроров на соответствие их расходов доходам. Именно этим и занимается подразделение, которым с недавних пор руководит Петр Шкутяк. Он побывал на войне, поэтому, я считаю, что он не пойдет на компромисс с совестью, но каждый, кто не сможет объяснить происхождение своих имений и автопарка, каждого, кто выигрывал в лотерею или получал миллионы в подарок, будет уволен из рядов прокуратуры.

- Высказывались мнения, что ваше назначение объясняется желанием дораскрыть дело Георгия Гонгадзе. Прокомментируйте это.

- Это совсем не связанные вещи. Я в ГПУ не имею никакого отношения к следственному управлению и жду результатов его работы по делу Гонгадзе так же, как и вы, как семья Георгия, как рядовой гражданин в нашем государстве.

- Луценко пообещал быть гособвинителем в деле Майдана. Готовы ли вы в каких-то делах выступать в суде как обвинитель?

- Если будут дела по убийствам во время Майдана с состоятельным результатом расследования, быть государственным обвинителем в таких делах - за честь любому прокурору.

- Натупит ли реально ситуация, когда сам генпрокурор будет требовать оправдательного приговора?

- Это была бы абсурдная ситуация. Прокурор может поддерживать обвинение или отказаться от обвинения. Такова его роль. Роль адвоката - защищать, в том числе требовать оправдательного приговора. Иначе быть не может по определениям, которые дает уголовный процессуальный кодекс.

- Пока что складывается впечатление холодной войны между ГПУ и НАБУ. Вы верите в то, что ГПУ станет нормальным цепью в антикоррупционной «инфраструктуре»? Вы верите, что ваши отношения с создаваемым ГБР станут рабочими и гармоничными, что ГПУ передаст все дела? (Сейчас вас обвиняют в торможении процесса).

- Это не вопрос веры, а наша задача. Повторюсь. Нашей задачей, и моим в том числе, есть задача организовать командную работу правоохранителей с целью эффективного расследования преступлений и привлечения к ответственности преступников. При этом, деятельность правоохранителей должна быть эффективной и без нарушений закона, но точно в соответствии с его предписаниями. Все, кто будут тянуть одеяло на себя, манипулировать вместо того, чтобы работать, долго на должностях не продержатся. И не стоит прикрывать профессиональную несостоятельность обвинениями в адрес партнеров.

- В ГПУ, после того как для коррупции создали отдельным прокуратуру, отдельное бюро, остались такие резонансные направления. 1). Преступления против Майдана. 2). Так называемые «преступления радикалов»... Второе очень важно, поскольку вызывает массовый миф о том, что власть сажает патриотов. В судах сейчас очень много судов над радикалами и патриотами, которые проходят на территории неокупованих частей Донбасса. Но вам не кажется, что не лучше было бы, если бы на территорию Донбасса приезжали прокуроры с Франковщины, Тернопольщины. Не был бы правильным экстерриториальный принцип прокуратуры? Например, в Крыму, кажется, новая оккупационная власть почти полностью обновила прокурорский состав.

- Всегда так было, что лицо, привлеченное к уголовной ответственности, защищает себя, утверждает, что все подозрения надуманны и безосновательны, а правоохранители необъективны. Это нормально. Решить такое противостояние подозреваемого и правоохранителей может только суд. За незаконное хранение оружия, при наличии подозрения в совершении преступления против личности, при наличии подозрения в совершении какого-либо преступления к уголовной ответственности следует привлекать независимо от того, кем является подозреваемый - сыном олигарха или политика, патриотом или анархистом, добровольцем, скинхедом или участником боевых действий в зоне АТО. Закон один для всех - эту истину следует помнить. Если государственное обвинение не предоставит суду  достаточных доказательств виновности подозреваемого, то суд его оправдает. Таковы правила уголовного процесса. Также надо быть готовым, что не всегда можно доказать вину подозреваемого, даже если следователь и прокурор уверены в его виновности. Мы сегодня считаем процент оправдательных приговоров и сетуем, что он очень низкий и в то же время общество упрекает за привлечение к ответственности, даже не зная всех доказательств, которые имеют правоохранители. Это неправильно. Следует прекратить назначать виноватых или оправдывать не судом, а общественным мнением. Да, суды у нас еще не имеют доверия, но и законной альтернативы они также не имеют. Суды должны учитывать и аргументы обвинения, и аргументы защиты. Если речь идет о радикальных действиях во время Майдана, то именно суду решать, есть ли им оправдание, а не прокурору.

- Потребует ли новое пореформленное Гособвинение публичных навыков? Реально ли будет увидеть после гипотетической реформы прокурора, который выступает ну как в голливудских фильмах? ГПУ часто обвиняют, что нет состязательности процесса, все договорено заранее. Как переделать суд и прокурора не в партнеров по процессу, а в оппонентов?

- Мастерство работы в судебном заседании предполагает и ораторское мастерство. Уже сейчас есть судебные процессы, в которых и прокурор-обвинитель, и защитник выступают “как в голливуде”. Да, блестящих обвинителей осталось в прокуратуре мало, потому и зарплаты маленькие, и кадры последние лет 10 подбирали по принципу лояльности к руководителю, а не по профессионализму. Я убеждена, что ситуация изменится, и надеюсь, что этого не слишком долго придется ждать.

Беседу вела Лана Самохвалова

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-