Сергей Головатый, народный депутат шести созывов, член Конституционной комиссии
Реформа судебной власти - первый этап. Далее - треугольник Президент-Правительство-ВР
12.06.2016 09:00 619

Он один из отцов Конституции, которые принимали участие в ее принятии 20 лет назад. Головатый был членом всех конституционных комиссий, кроме той, что действовала при Януковиче. Поэтому о Конституции, о недавних и предстоящих изменениях мы говорим именно с ним.

- Сергей Петрович, вас можно поздравить с судебной реформой?

- Меня – нет. Страну можно поздравить. Ценность реформы до конца не понимает даже профессиональная среда. Это фундаментальная реформа, на проведение которой уйдет не один год. Это европейские стандарты, но они, практически, неизвестны еще не то что политикам, а, даже, юридической общественности.

- Вы верите, что предложенные изменения приведут к очищению судейского корпуса?

- Этот механизм - максимум того, что можно сделать для обновления судейского корпуса в законный способ. И не просто обновление, а для качественного обновления - с профессиональной точки зрения, с точки зрения добродетели, морали, всего прочего. Главное, чтобы все происходило теперь в соответствии с определенной законом процедуры. Основания для такого обновления заложены в Конституции, и поэтому не может быть оснований для обжалования.

- Мы получим огромное количество безработных судей...

Это же очевидно: если имущество записано не на судью, то на его жену, других родственников

- Они не потеряют работу, а просто не смогут быть судьями. Так вводится совершенно новая система - конкурсная. Для того, чтобы пройти конкурс нужно подтвердить или проиллюстрировать уровень квалификации, а у многих из них ее нет. Они были назначены президентом в предыдущий период, и тогда их квалификацию никто не проверял. Также, претенденты на должность судьи должны подать справку о родственных связях. А там широкий круг родственников, и надо указать работают ли они. Прокуратура, милиция, следствие, суды... То есть, юридическая система требует проверять, где есть эти связи.

Будет специальная комиссия, которая будет изучать образ жизни, который человек ведет. Обязательно должна быть декларация, даже не декларация, а объяснения относительно легальности доходов, собственности, всех состояний, которые есть в семье. Это же очевидно: если это записано не на судью, то на его жену. Если не на жену, то на невестку или детей, других родственников. Это абсолютно новая система, и поэтому многие уже сейчас чувствуют, что они не пройдут, не пойдут на этот конкурс.

- А кто будет проверять проверяющих?

- Для этого специальный орган образуется. Это квалификационная комиссия. При квалификационной комиссии создается общественный совет. То есть, действующих лиц уже на стадии подбора кадров будет больше, чем раньше, где только президент и, скажем, депутат, который проталкивает «своего».

- Сергей Петрович, вспоминаем. 1996 год. Вечер 27 июня. Парламент...

Ельцин продавил Конституцию - автократическую, плохую. По ней сейчас Россия живет, и Путин правит

- Конституция принималась в сложных политических условиях противостояния между Президентом Кучмой и Верховной Радой, которую возглавлял Мороз. Противостояние могло закончиться даже по российскому сценарию. Вспомним, в 1993 году Ельцин просто танками расстрелял «красный» российский парламент. Его уже мало кто помнит - начальный период развития посттоталитарного общества. Необходимо делать реформы, отходить от советской системы, но в парламентах - что в России, что в Украине - коммунисты и социалисты. Ельцин вышел очень просто и кроваво из этой ситуации. А затем - вынес Конституцию на референдум. То есть, использовав народ в якобы демократический способ, продавил Конституцию - автократическую, плохую. Это и Конституция, по которой сейчас Россия живет, и Путин правит. Она не дает возможности демократического развития. Чтобы в Украине не произошло принятие Конституции референдумом, то в 1995 году между этаким «красным» парламентом и Кучмой был подписан Конституционный договор, правила сроком на один год, пока не будет принята новая Конституция. Кучма по тому  договору перебирал тогда на себя все полномочия исполнительной власти. Он фактически возглавлял исполнительную власть, назначал министров, которые в течение одного года могли совмещать должности, быть депутатами, назначал глав местных администраций и т.д. За год был разработан проект Конституции, который должен принять парламент. Но этот проект уже не устраивал Кучму. Он хотел иметь Конституцию, близкую к тому, которая была тогда у Ельцина, а сейчас Путин, Назарбаев или Лукашенко. В июне 1996-го он вынес на референдум свой проект, это была практически та же модель - для России, для Беларуси, для Казахстана, для Украины: сильный Президент и слабый двухпалатный парламент, где одну палату назначает сам Президент. Конечно, мы не могли на это согласиться, пойти российским путем, манипулировав мнением народа. Что, народ разбирается в конституциях, простите? Этот процесс - философия, политология, сложные юридические формулы, это должны делать эксперты. И поэтому следует всегда противостоять попытке диктаторов использовать народ в своих целях. В связи с тем, что Кучма вынес на референдум свою Конституцию, парламент решил принять Конституцию сам, как это предусматривалось Конституцией, действовавшей 1978 года. И поэтому произошло событие, известное в истории, как «конституционная ночь», 27-го с 10 утра началось заседание, и парламент решил не расходиться, пока не примет новую Конституцию, но демократическим способом.

27 июня Кучма, как Президент, дал команду премьер-министру Павлу Лазаренко сорвать заседание парламента, сорвать кворум. Для выполнения этого Лазаренко проводит выездное заседание Кабинета министров. Многие министры были одновременно депутатами, в том числе и я. Я был министром юстиции. Поэтому все поехали в Черкассы на совещание с обсуждения вопросов производства спирта в Украине. А для меня, как министра юстиции, члена Конституционной комиссии и народного депутата, приоритет был Конституция. Я не послушался, не поехал и поэтому принимал участие в заседаниях Верховной Рады. Я тогда так сказал: «Пусть я сегодня буду последний день министром юстиции, но я вас всех призываю - депутатов и руховцев, и демократов, и социалистов, и коммунистов, и других все-таки сегодня принять Конституцию».

- Когда вы в ту ночь почувствовали, что переиграли Кучму?

- Когда мы вышли на компромисс по ключевым вопросам. Первый - язык. Тот состав Рады не хотел определять украинский язык единственным государственным. Шла борьба за русский язык, как официальный. Наша группа предложила две формулы. В первой формуле речь шла о государственном языке украинском, но дальше говорилось о том, что Украина гарантирует свободное развитие и использование, защиту всех языков в Украине. И далее уточнялось - россиян, белорусов, поляков, словаков, венгров, румын, молдаван, крымских татар, а также других языков национальных меньшинств. И вторая формула - моя. Та, которая говорит, что государственный язык украинский, но в Украине гарантируется свободное развитие, использование и применение русского, других языков национальных меньшинств. Мороз поставил на рейтинговое голосование оба варианта. Так, за первую формулу проголосовали 137, а за вторую формулу 323. И тогда, он, Мороз, говорит - этот вариант ставится на результативное голосование. За — 328. То есть, что произошло? Люди отреагировали как собака Павлова на красную лампочку, на то, что есть слово «русский». А то, что юридически там стоит запятая и написано «другим языкам национальных меньшинств» они не постигли. Это были мои профессиональные хитрости.

С точки зрения исторической справедливости, на Крымскую автономию имеют право крымские татары

Вторая проблема, которая не давала выйти в целом на 300 голосов - это статус Крыма. Но коммунисты и крымчане и юго-Восток были против символов - трезубца, гимна «Ще не вмерла Україна», но были за статус Крыма как автономной республики. И вот эту рабочую группу по согласованию компромисса поручили Евгению Марчуку, тогда депутату. Они и нашли этот компромисс относительно Крыма и государственных символов. Кстати, я был категорически против того, чтобы в Конституции было записано Крымская автономная республика. Моя формула - Крымская автономия. Без слова республика, потому что республика - это государство. Нельзя было делать государство в государстве. Что было с республиками, мы знаем с советских времен, и на то время мы уже видели конфликт в Нагорном Карабахе, в Южной Осетии, в Приднестровье. Это все сталинские или коммунистические республики. И нам эта республика крымская вылезла боком - аннексией. Как бы там не было, ибо Украина есть унитарное государство, и она должна иметь только Крымскую автономию. И с точки зрения исторической справедливости, на эту автономию имеют право крымские татары. У русских есть государство, и здесь они меньшинство, а у крымских татар - это их Богом данная земля. Они - коренной народ этой земли, и только они юридически и исторически имеют право на автономию. Поэтому в будущем так же должны эту ошибку исправлять. Итак, когда были найдены эти компромиссные формулы относительно статуса государственного языка, относительно статуса Крыма и в отношении государственной символики, вот тогда уже было видно, что это перелом. Но самое главное, что процесс принятия Конституции шел, я бы сказал, скрупулезным соблюдением регламента. Все, каждая-каждая-каждая поправка голосовалась. 300 голосов есть - пошли дальше. И поэтому, собственно, это заняло почти 24 часа.

- Вы, говорят, ввели в наш обиход, в отношении Конституции, определение «общественный договор». А сейчас вы готовы его перезаключать?

- (смеется) Это не я. Монтескье, Руссо - это их теория, которую я популяризирую, доказываю, что Конституция - это и есть общественный договор. И не так, как сейчас некоторые безграмотные политологи говорят, что общественный договор - это договор между людьми и государством. Нет, это договор людей между собой, как государство должно быть организовано, какие у государства есть права и обязанности, какова его структура, какие органы власти с четким определением полномочий. Следовательно, у государства один главный долг - утверждать, защищать и обеспечивать права и свободы человека. Для этого создается государство.

Договор заключается один раз, и он был заключен в 1996 году. Но он содержал очень много недостатков уже на то время. Его принимали депутаты того исторического периода, того интеллектуального уровня, той политической линии, с политическими предпочтениями, опять же коммунисты, социалисты и бывшая советская номенклатура. Они не могли действовать наперекор себе, и там много есть того, что мы называем недостатками или несоответствием европейским стандартам. 20 лет было достаточно, чтобы убедиться, что дальше тупик.

- И дальше?

В действующей Конституции есть очень много вещей, которые не позволяют эффективно работать государственному механизму

- Дальше мы изменяем ее. Первый этап прошел - судебная власть. Теперь это по-новому все выписано и максимально приближено к европейским стандартам. Далее надо разобраться с треугольником - Президент, Правительство, Верховная Рада. В действующей Конституции есть очень много вещей, которые не позволяют эффективно работать в государственном механизме. Прошло 20 лет. У нас уже опыт. Мы уже увидели, как каждый институт работает: Верховная Рада, Президент, Правительство, Уполномоченный по правам человека, прокуратура, ну, все. Мы видим, где есть проблема. И эти проблемы вытекают из конституционных недостатков. Вот мы видим это на примере судебной власти. Доверия нет, судьи не профессиональные, не обученные, обученных адвокатов нет, обученных прокуроров нет... Это очень долго рассказывать. Надо смотреть, как запустить новую систему. Потому это и называется реформой, а не модернизацией, усовершенствованием, улучшением. Это коренное изменение системы.

- Вы меня извините, но я считаю, что и президентская система хорошая, когда президент соответствующий, и парламентская хороша, если спикер нормальный, и президентско-парламентская неплохая, когда политики дружат с головой...

Государственные администрации - это посттоталитарный остаток, вместо обкомов и райкомов партии

-- Применительно к президентско-парламентскому строю. У нас есть дуализм в исполнительной власти. У нас в Правительстве часть министров - президентская квота, часть - парламентская, такого не может быть. Если у нас должна быть проведена децентрализация, то нужно ликвидировать государственные администрации. Они — это посттоталитарный остаток, вместо обкомов и райкомов партии - администрации, этого не должно быть. Практически во всех структурах всех трех ветвей власти - Парламент, Правительство и Глава государства - есть над чем работать. И в части децентрализации есть недостатки, их надо устранять, и в отношении прав человека - очень много проблем и теоретических, и практических, потому что раздел «права человека» несовершенен. Но он писался, опять же, на то время. За 20 лет уже изменились знания о правах человека и практика, мы должны внедрять практику Европейского суда по правам человека, но наши конституционные положения не позволяют этого делать, потому что они выписаны еще до того, как мы присоединились к Европейской Конвенции.

Шаг за шагом надо обновлять наш общественный договор, датированный 1996 годом, и приводить его к европейским стандартам

То есть, я считаю, шаг за шагом надо обновлять наш общественный договор, датированный 1996 годом, и приводить его - раздел за разделом к европейским стандартам. Вот уже один закон приняли о статусе судей и судоустройстве, а еще нужны совершенно новые законы об адвокатуре, о прокуратуре, о Высшем совете юстиции, Конституционном Суде, это все должны быть новые системные законы, ибо эти все институты коренным образом меняются.

- У вас есть ощущение, что наш паровоз мчится в очень светлое будущее - новое административное деление, новые топонимы без советских названий, новая Конституция?

- Он не мчится в светлое будущее, он очень медленно пока движется, как тот еще паровоз, на котором Ленин ездил, и 90 процентов КПД идет в пар или в свисток, а не в скорость движения. Но движется.

Лана Самохвалова, Киев

Фото: Анастасия Сироткина, Михаил Маркив / Укринформ

Фото: Анастасия Сироткина, Михаил Маркив / Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-