Как снимали неприкосновенность с Онищенко

Как снимали неприкосновенность с Онищенко

380
Ukrinform
Это дело назвали "сигнальным". Тестовым - для антикоррупционных структур или дающим сигнал коррупционерам?

«Тебя можно поздравить? - я подошла к пресс-пойнту Верховной Рады, где должна была давать брифинг народный депутат Украины Татьяна Чорновол, - Онищенко - это твой «клиент».

Десять минут назад парламент проголосовал за привлечение Александра Онищенко к уголовной ответственности, а также за его задержание и арест.

О газовых схемах Онищенко Татьяна много в течение двух лет писала, говорила на брифингах, делала относительно упомянутого газовика-коневода депутатские запросы. Собственно во многих ее публикациях «герой» представал как «преемник», наследник газовой схемы, выстроенной "семьей" Януковича-Ставицкого.

- Можно, - улыбнулась Татьяна. - Совсем недавно я начала штурмовать ГФС, чтобы понять, заплатил ли Онищенко хоть что-то из тех двух миллиардов гривен, которые он задолжал государству. Вижу: ничего не заплатил. Такая была расстроенная. Казалось, чем больше пишешь, тем меньше его это волнует. И тут через два дня узнаю о представлении НАБу и о рассмотрении в парламенте. Сегодня я на таком подъеме. Это была самая коррупционная схема после времен Майдана, и поэтому голосование - это реальная победа. У него было широкое прикрытие, Онищенко не был скрягой, он широко разбрасывался средствами. Подъезжаю с заявлениями к ГФС, мою машину блокируют джипы, смотрю: Онищенко выезжает. Так же много раз пересекалась. Да и сейчас целые фракции подкармливал. Для Шевченко купил должность в правительстве, законы лоббировал».

Это продолжалось два с половиной часа. Но я бы не сказала, что они медленно тянулись. Это был действительно необычный день. Необычный потому, что газовые олигархи имеют свойство подвергаться обструкции только публично. Мы привыкли, что газовая коррупция всегда имеет свою неприкосновенность. И тут за газового дельца в Украине за период Независимости серьезно взялись во второй раз после Павла Лазаренко. Разговоры о коррупции перешли в русло реальных уголовных дел.

В правительственной ложе сидели антикоррупционный прокурор Назар Холодницкий, директор Национального Антикоррупционного бюро Артем Сытник и генпрокурор Юрий Луценко. Перед заседанием в кулуарах на вопрос, где сам герой представления, антикоррупционный прокурор ответил:

- По последней информации он (Онищенко - ред.) не в Украине, и не в Вене. Знаете, можно говорить много, но я скажу - в Вену через Минск не летают", - сказал Холодницкий.

Сначала была серия традиционных выступлений глав фракций, где одни просили всех расслабиться («досрочных выборов» не будет), другие - Оппоблок - жалели народ и просили провести досрочные выборы, чтобы помочь ему.

После этой обязательной программы поставили на рассмотрение вопрос о снятии неприкосновенности с народного депутата Украины Александра Онищенко. Это могло иметь два формата: по одному постановлением можно было просто снять неприкосновенность, в результате чего уголовное дело приобрело бы шанс долгоиграющей на годы пластинки без гарантий приговора, два остальных постановления предусматривали полный «all inclusive», голосование за снятие неприкосновенности, задержание и арест. Накануне вечером еще один депутат-антикоррупционер Сергей Лещенко предполагал, что голоса для снятия неприкосновенности найдутся, но не будет голосов для задержания и ареста. Это голосовалось тремя различными постановлениями.

Но, по его же данным, Онищенко вчера вечером отменил рейс на Киев и остался то ли в Вене, то в Москве. Поэтому шоу проходило без «героя». Впрочем, фактически, Онищенко имел своих представителей или лучше сказать? «защитников своих депутатских прав», правда хорошо закамуфлированных.

Сначала выступил генпрокурор Луценко.

- Это дело против общественной безопасности и государственной собственности. Онищенко организовал иерархическую преступную группу, которая, создав три ООО, перепродавала газ госкомпании "Укргазвидобувння" по завышенным ценам. А перед этим операторы совместной деятельности, подконтрольные Онищенко, занизили цену газа на 1,6 млрд грн. Это не первое и не последнее представление на привлечение к уголовной ответственности народного депутата Украины, - говорил генпрокурор.

Далее Луценко сделал такое предупреждающее заявление: «Все те, кто не проголосует снятие, задержание и арест, находятся на «кормлении у газового олигарха»...

Далее выступали представители фракций. Кто-то хотел заработать денег или хотел отработать уже заплаченное.

Люди с мандатами жаловались, что снятие происходит с нарушением Регламента (позже Луценко сделал реаккорд, сказав: вы (и я с вами) нарушали Регламент миллион раз, а вспомнили об этом только, когда надо возбудить дело против олигарха. Вы мне напоминаете пожилую даму, которая пошла работать в бордель, зато хочет, чтобы с ней обращались, как с Наташей Ростовой.

Например, меня не удивила сдержанная позиция нардепа Сергея Соболева. Мол, Клюева выпустили, не задержали, а тут спешат. Вспомним, что сама лидер фракции Юлия Тимошенко трактовала снятие неприкосновенности, как отжимание бизнеса у страдальца.

Кто-то доказывал свое право на выживание и себя как нового политика.

Мы слышали словесные стычки между Сергеем Лещенко и Сергеем Соболевым. Где первый (справедливо) обвинял Тимошенко, что она в эфирах дискредитирует НАБу, а второй, персонально обращаясь к Лещенко, раздраженно говорил: мы будем-будем голосовать.

Кто-то хотел откусить от этого события свой кусок публичности и другого рода пиар-эффекты. Например, от фракции Ляшко звучала фраза, что Онищенко - частый гость в Администрации Президента. Впрочем, если это и правда, это означает перелом в политике первого лица, означает, что Порошенко начал сажать тех, кто был его гостями. Но, безусловно, это событие является историческим: нардепы очень боялись попасть в круг «подкармливаемых» Онищенко, многие из них голосовали под страхом обвинения.

Это дело кто-то назвал сигнальным. Не знаю, что имелось в виду: тестовое (для самих антикоррупционных структур, получится или нет), дающее сигнал коррупционерам. Впрочем, оно и является тем и другим.

В кулуарах парламента главными героями были Назар Холодницкий (выглядел сдержанным и довольным) и Юрий Луценко. Последний говорил о том, что если Онищенко не появится в Украине, его ждет заочный суд и конфискация.

Елена Мигачева, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-