Власть и ислам: кто главнее в Турции

Власть и ислам: кто главнее в Турции

1007
Ukrinform
Эрдоган хочет такой же власти, как у Путина, и именно поэтому главный его враг – «исламист» Гюлен

После попытки военного переворота в Турции, среди потока других, имеем такие оценки и такие факты из этой страны:

Эрдоган, вопреки заветам «отца современной турецкой нации» Кемаля Ататюрка, стремится сделать Турцию исламским государством, используя для этого как повод попытку военного переворота.

Эрдоган утверждает, что главным организатором этой попытки является Мухаммед Фетхуллах Гюлен и буквально уничтожает его общественную и учебную сети в стране. Эрдоган настойчиво требует от США экстрадиции Гюлена.

Гюлен – популярный исламский проповедник, многолетний признанный лидер исламистского движения в Турции, из-за чего вынужден был эмигрировать в США, он не является сторонником идеи Ататюрка об обязательности светского характера турецкого государства, а совсем наоборот.

Эрдоган стремится к власти, но к какой? Ведь он и так президент страны, а его партия полностью контролирует парламент и формирует правительство.

Очевидно, что все это вместе как-то плохо вяжется между собой. Какая логика в том, что у Эрдогана – сторонника исламистского, а не светского государства в Турции, первейший враг - Гюлен, который тоже этого хочет? Почему он не его союзник, хотя бы временный, пока не подавлена окончательно турецкая армия, которая отстаивает светское турецкое государство?

Ататюрк изменил государство, но не страну

Почти сто лет прошло, как Кемаль Ататюрк силой отлучил ислам от турецкого государства, решив, что ради блага Турции ее государство должно быть светским. Чтобы удержать принципиальную дистанцию государства и религии он дал армии конституционное право вмешиваться в действия турецких политиков, если те пытаются сократить или вовсе ликвидировать эту дистанцию.

Сегодня в Турции имеем результат столетней политики по заветам Ататюрка: сравнительно небольшая «светская» часть турецкого общества, сосредоточенная в крупнейших городах, которая ориентирована на ценности – политические и социальные - западной демократии, и безбрежное море традиционной турецкой «провинции», мировоззрение которой определяется, как и сто – двести – тысячу лет назад, религиозными ценностями ислама. В Турции это постоянный и глубокий конфликт – между «западниками» и «исламистами» - во всех сферах жизни общества, что вам уверенно подтвердит любая украинская домохозяйка, которая пускала слезу, смотря турецкие «мыльные» телесериалы.

Но в политической борьбе ( и в демократическом обществе – тоже) свои законы: было бы просто невероятным, если бы в такой традиционной исламской стране, как Турция, политики не стремились бы использовать религию как инструмент в политической борьбе за власть, причем инструмент сверхмощный, практически безотказный. Даже больше: именно безусловное господство исламского мировоззрения среди турков создает непреодолимое для местных политиков желание утвердить такой тип организации власти, который бы обеспечивал для них непрерывность их пребывания при власти. Как это существует практически в каждой исламской стране.

Исламизация государства – инструмент, а не цель

Чтобы понять, почему два «исламиста» - Эрдоган и Гюлен – стали заклятыми врагами, надо правильно расставить приоритеты турецкой политики, а именно: исламизация государства является не конечной «идеологической» целью, а лишь инструментом захвата и, главное, удержания власти.

Для Эрдогана (а еще ранее – для многих турецких политиков; вспомним хотя бы основателя «политического ислама» Неджметтина Эрбакана, который оказал огромное политическое влияние на взгляды Эрдогана) ислам - это способ легитимизации и одновременно технология гарантированного пребывания при власти. Ислам в стране, где, условно, 99% избирателей является его ревностными сторонниками, дает гарантию, что избиратели, которые находятся в полной идеологической зависимости от религиозных начальников, будут голосовать за того, на кого эти религиозные авторитеты укажут. Ислам убедит людей, что западные демократические формы контроля за деятельностью избранного народом президента-лидера не нужны и даже вредны.

Эрдогану не нужна настоящая демократия в том смысле, что ему не нужен контроль за его деятельностью, потому что этот контроль и является ограничением власти, даже пусть тебя изберут президентом все 100% избирателей. Максимальная (абсолютная) власть есть только тогда, когда эту власть невозможно проконтролировать и привлечь к ответственности. Это такая власть, которая в принципе не достигается, если в стране есть политическая система западного демократического образца.

Это кажется невероятным, но так оно и есть: в Турции, какой ее хочет построить и, скорее всего таки построит Эрдоган, ислам будет играть точно такую же роль, как в России – общая смесь православия, имперской идеи, идеи славянского единства, величия победы во Второй мировой войне. Это выглядит смешно, но даже такие примитивные идеи, как «Европа – это гомосексуалисты» или «Запад всегда стремился уничтожить Россию», в конечном итоге работают на консервацию действующей власти в России. Цель выдвижения, поддержки и «раскрутки» всех этих идей сводится к оправданию (легитимации), почему действующая власть должна существовать вечно. Ибо она, в частности, защищает от гомосексуализма и чтит память о наших погибших героях. Соответственно, противников действующей власти («либерастов», как их зовут в России) надо уничтожать (или, по крайней мере, не пускать к власти), ибо они, соответственно, пропагандируют гомосексуализм и не чтят память о наших погибших героях.

Как Сталин и Троцкий

На первый взгляд, Эрдоган и Гюлен – это, так сказать, разного поля ягоды. Один – практический политик, президент, второй – исламский проповедник, религиозный философ, который никогда не заявлял о намерениях бороться за высшую государственную должность. Какие же они конкуренты по схеме «Сталин – Троцкий»? Действительно, вряд ли Гюлен, которому уже 75 лет и который имеет серьезную хроническую болезнь, который уже 17 лет живет и лечится в США, видит себя президентом Турции. Однако Гюлен не просто философ и проповедник толерантной к другим религиям трактовки ислама, отрицающий терроризм, выступающий за сближение Турции с Европой, и тому подобное (читай Википедию). Он не только проповедует и пишет книги, он создал мощную разветвленную сеть исламских школ и университетов по всему миру, прежде всего, конечно, в самой Турции. Именно ее сейчас крушит Эрдоган, то есть пусть вас не удивляют массовые увольнения учителей. Создание такой сети – вполне практическое дело, требующее значительных практических организационных усилий и, кстати, огромных денег. Эта сеть очень четко ориентирована именно на идеи Гюлена, там нет идеологического плюрализма, и она в конечном итоге формирует – через воспитание соответствующих кадров - определяющее влияние идей Гюлена и его личности на турецкий ислам. То есть, Гюлен самом деле занимается вполне практической политикой, и главное не в том, хочет или не хочет ли он сам стать главой турецкого государства, а в том, что им может стать только тот, кто на кого он - духовный лидер турецких мусульман - укажет. Вот хоть бы племянник Гюлена, которого Эрдоган арестовал несколько дней назад.

Они враги прежде всего потому, что являются де факто конкурентами за власть: пусть один из них не представляет себя президентом, но почему бы ему не видеть себя «турецким имамом Хомейни»? У обоих – один и тот же инструмент достижения власти - ислам, как когда-то в России Сталин и Троцкий – два претендента на одно место лидера – использовали новую «религию» - коммунистическую. И Эрдоган, и Гюлен претендуют возглавить (точнее – управлять, хотя бы и за чьей-то спиной) новую Турцию, где, вопреки заветам Ататюрка, ислам будет совмещен с государственным механизмом, где ислам станет надежным фундаментом организации и функционирования власти, прежде всего – правил доступа к ней и ее удержания.

Безусловную власть в исламской Турции получит лишь тот, кто получит поддержку религиозных лидеров. Тут вариантов два: либо Эрдоган (или другой президент) будет контролировать этих лидеров, как Путин контролирует патриарха Кирилла и всю Русскую православную церковь, или религиозный лидер будет контролировать президента страны, как в Иране. Чей контроль – того и реальная, а не формальная, власть. Гюлена Эрдоган не может контролировать, поэтому он его и уничтожает. При идеологическом господстве Гюлена в турецком исламе Эрдоган может в лучшем для себя случае быть лишь его марионеткой.

«Светская» Турция пала

О том, что Эрдоган решительно и грубо расправляется с Гюленом и его организацией, свидетельствует, кстати, что турецкая армия уже не рассматривается им как главное препятствие к «исламизации» власти и к абсолютизации собственной личной власти. Если Эрдоган правильно оценивает ситуацию, то, получается, Турция Кемаля Ататюрка уже закончилась.

В воскресенье, в Стамбуле наконец вывела людей на демонстрацию турецкая политическая партия, оппозиционная к партии Эрдогана, которая отстаивает идеи Ататюрка. Однако митинг получился совсем невнятный, лозунги были, так сказать, «половинчатые», без осуждения действий Эрдогана, а содержали лишь общие слова о защите демократии и против переворотов. Этим воспользовались сторонники Эрдогана, присоединившись к такому митингу, чем окончательно нивелировали замысел оппозиционеров. Митинг показал, насколько растерянной является сейчас «светская» часть турецкого общества. Надежды, что она сможет помешать планам Эрдогана установить, используя ислам, несменяемость и бесконтрольность власти в Турции, практически нет.

Юрий Сандул


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-