Российская «мягкая сила» для Украины

Российская «мягкая сила» для Украины

Блоги
1824
Ukrinform
Кремль имеет большой опит ее использования

Российская информационная агрессия против Украины, наряду с агрессией военными методами, готовилась заблаговременно.

К окончанию 2013 г. российские мероприятия «soft power» («мягкой силы»)проявили себя в различных сферах деятельности Украины. С помощью продолжительной активности российских медиа, спецслужб, специалистов МИДа и российской разведки в Украине была подготовлена почва для создания политической, информационной и экономической дестабилизации с очевидной целью втягивания Украины в орбиту России.

На протяжении 20 лет Кремль насаждал российский бизнес в Украине, лоббировал «нужных» политиков в предвыборных кампаниях и их политической карьере, а потом с их же помощью выстраивал политическую и управленческую архитектуру внутри нашего государства. Акцент «мягкой силы» был сделан на ключевых позициях украинского государства.

Перед началом военной агрессии Кремлю удалось достичь некоторых результатов в «soft power»:

·         фигуры президента и правительства Украины относились к агентам Кремля. Большинство из них поддерживало позицию России по агрессии в Украину. Благодаря тщательно подобранному составу «украинской верхушки», Кремлю удалось получить рычаги влияния на развитие политической ситуации в Украине;

·         консолидация пророссийски настроенных политических сил (парламентское большинство) в Верховной Раде Украины и создание условий для перманентного парламентского кризиса. На тот момент украинский парламент был фактически обездвижен и не мог принимать актуальные политические решения;

·         вовлечение местных властей – мэров городов и губернаторов русскоязычных областей Украины к формированию в их регионах положительного образа «русского мира». Помимо этого, распространялись необходимые месседжи и отслеживалась социально-политические настроения в этих регионах. Именно на местные власти делалась ставка Кремля, распространяя информацию о якобы желании «юго-восточных» областей Украины создать собственную автономию пророссийского типа;

·         силовой блок – армия, милиция, спецслужбы возглавлялись лицами, лояльными к пророссийски настроенному президенту Украины. Поэтому, есть все основания полагать, что деятельность субъектов украинского силового блока планировалась и корректировалась исходя из интересов Москвы;

·         медийное пространство Украины представляло собой систему негосударственных СМИ со значительной долей в ней «пророссийского сектора». Он был сформирован за два года до агрессии путем принуждения собственников СМИ к продаже своих активов подконтрольным Кремлю украинским олигархам. В итоге, основные рычаги влияния на украинские СМИ были сосредоточены в руках ближайших к Януковичу лиц. Кроме того, в информационном потоке Украины свободно функционировали российские каналы с распространяемой там кремлевской пропагандой;

·         научное сообщество Украины привлекалось к сотрудничеству с российскими коллегами в рамках научных обменов, совместных проектов по истории, социологии, культуре. Это позволяло распространять пророссийскую идеологию среди молодых ученых и студентов. В части влияния на украинское научное сознание был сформирован круг авторитетных украинских и российских ученых для участия в различных мероприятиях, в том числе, в качестве экспертов – на телевидении, парламентских слушаниях, региональных совещаниях и т.д.;

·         Русская православная церковь Московского патриархата в Украине подавалась, как «провластная конфессия». Более того, ее функционированию в Украине создавались приоритеты, наряду с другими присутствующими религиозном поле церквями;

·         создание рычагов зависимости украинской экономики от России. Эта модель формировалась Москвой десятилетиями путем кооперации украинских производств в российскую экономику, инвестированием проектов, манипулированием ценовыми показателями на энергорынке и приданием рублю статуса приоритетной валюты в Украине;

·         опора Кремля на украинский бизнес – задача осталась нереализованной. Предполагалось, что украинский бизнес будет проявлять интерес в присоединении Украины к Таможенному союзу (ТС). В реализации планов Москвы помешала повальная коррупция «Семьи» и захват объектов бизнеса провластными структурами. Планировалось проводить работу с менеджерами и собственниками крупных предприятий Украины через специально созданную для лоббирования идеи присоединения к ТС Ассоциацию «Поставщики Таможенного союза». Им предлагались различного рода преференции – от информационной поддержки украинских бизнесменов до лоббирования интересов в органах государственной власти России;

·         сеть пророссийских общественных организаций, поддерживающие цели Кремля. На момент агрессии их насчитывалось более сотни по всей Украине. Основной задачей такой сети было формирование мощной пророссийской политической силы, способной выдвинуть своих лидеров и навязать украинскому руководству идеи Кремля. Путем предоставления гуманитарных грантов из российских фондов помощи в эту работу вовлекалась молодежь, казачество, историко-культурные объединения.

Уточним, что подобные мероприятия российского «soft power» накапливались с момента обретения Украиной независимости после распада Советского Союза. Как видим, к началу российской агрессии (февраль 2014 г.) Москва обладала достаточно мощным пророссийским информационным, экономическим и политическим потенциалом внутри Украины.

Вместе с тем, Россия не смогла воспользоваться своими достижениями «soft power».

Первая причина в том, что общественно-политическая ситуация в Украине начáла 2014 г. не позволила России применить свои двадцатилетние наработки, поскольку весь предыдущий (2013) год Кремль вел активную антиукраинскую пропаганду. На фоне российско-украинского антагонизма было бы глупо говорить о достижениях России.

Вторая причина, со стороны Москвы многое было сделано неделикатно инепрофессионально. К примеру, продолжительная российская «мягкая кампания» завершилась в Крыму «жестким методом» – высадкой на полуостров российского спецназа без опознавательных знаков. После резкого перехода к «жесткой силе» – появления подразделений «зеленых человечков» и боевых кораблей, Кремль решил смягчить «удар» кратковременной и мощной информационной кампанией. В результате этого, информационно-пропагандистским ресурсам России удалось сформировать необходимое мнение у аудитории перед «крымским референдумом». Но, в итоге, Москва смогла распространить свою идеологию лишь в Крыму, а на большей части Украины она потеряла доверие. Прежние двадцатилетние наработки по Украине больше ничего не стоили. Более того, за аннексию полуострова Россию осудил весь мир.

В восточном регионе Украины российская «мягкая сила» также была неэффективной. В январе-феврале значительная часть народа Донбасса не поддерживала российскую идеологию, что выправлялось буквально на ходу. Мнение на митингах, которые в то время собирались Донецке, Харькове и Луганске, корректировалось российскими военспецами и политтехнологами из Москвы при поддержке вооруженных казаков и тех же «зеленых человечков» с характерным московским диалектом. Количество несогласных элементов уменьшалось «жестким» прессом. Все это происходило на фоне усиленной работы информационной машины Кремля.

Если кратко подвести итоги работы российской «мягкой силы» в Украине в 2014 г., то получим результаты «обратного эффекта»:

1. После крымских событий 2014 г. доверие к российским центрам сотрудничества, политическим лидерам России, российским СМИ в Украине и мире резко снизилось.

2. Украинская аудитория сплотилась вокруг идеи национального патриотизма и открыто считает Россию врагом Украины.

3. Мнение россиян в отношении Украины стало критичнее примерно в 2,5 раза.

4. У людей возникли социальные барьеры в общении между родственниками с обеих сторон.

5. Между странами практически прекращены культурные отношения (гастроли, концерты, выставки), туризм, научный и студенческий обмен.

6. В Украине возникло недоверие к деятельности РПЦ.

В результате, Кремль сегодня предпринимает новые попытки исправить ситуацию в информационном противоборстве.

Во-первых, Москва делает ставку на разочаровании украинского общества в нынешнем руководстве Украины и приведению к власти пророссийских элементов. По их мнению, в результате экономических трудностей, нерешенных и обостряющихся социальных проблем, войны на востоке, а также медленного и нерешительного продвижения реформ руководство Украины стремительно теряет доверие у населения. Именно поэтому, российская риторика все больше моделирует ситуацию о досрочных парламентских и президентских выборах в Украине.

Во-вторых, Россия началá информационную кампанию по популяризации российско-украинских культурно-исторических, этнических и религиозных ценностей. Особые акценты делаются на едином историческом прошлом, общем этносе, православии, культуре, традиции и другом.

Речь идет о новом этапе информационной кампании под условным названием «навязывание мира» Украине.

Он подразумевает создания нового информационного фона «Россия – миротворец» путем ухода от ранее сформированного нарратива «Россия – агрессор».

При этом, как стало известно от информированных источников, в самое ближайшее время следует ожидать появления новых российских «soft-проектов», которые будут разделены по направлениям: культурная и образовательная программы, туризм, экономическая программа, программа информатизации и другие.

Главная задача «навязывания мира» – создание информационно-психологических предпосылок для формирования новой идеологии «примирения России и Украины».

Приоритетом для «мягкой силы» России по-прежнему останется сохранение и развитие русскоязычного пространства вдоль границ Российской Федерации на основе «принятия» аудиторией Украины факта общности многовековой истории, общего настоящего и будущего, основанного на экономической, политической и культурной взаимозависимости двух государств.

Далее, продвижение «высокой культуры» и «высокого искусства» в качестве своеобразной визитной карточки России в Украине.

Вместе с тем, следует прогнозировать расширение проектов, которые дадут возможность получить высшее образование студентам из Украины в ведущих вузах России. Получат развитие конфессиональные проекты, в первую очередь РПЦ как мощного пропагандистского ресурса.

 ***

Таким образом, Россия имеет большой опыт использования  мероприятий «мягкой силы». Предполагается, что в ближайшее время Кремль приступит к проведению мероприятий в культурном, образовательном, туристическом, экономическом и др. направлениях.

Результатом комплекса российского «soft power» будет создание нового информационного фона «Россия – миротворец» путем ухода от ранее сформированного нарратива «Россия – агрессор».

Вячеслав Гусаров

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-