Николай Шевцов, начальник Вооружения ВСУ, генерал-майор
В армии нет оружия, которое «плохо лежит»
11.08.2016 15:08 1708

-  Главное - это не количество оружия, а система контроля за его хранением. Она должна быть абсолютно надежной, независимо от того, идет ли речь о хранении одного автомата или о вооружении пехотной дивизии. Мы последовательно укрепляем такую ​​систему.

У нас достаточно высокий уровень взаимодействия с Военной службой правопорядка, с военной прокуратурой, со Службой безопасности и с Национальной полицией.  Существует много общих приказов, регламентирующих порядок совместных действий. Если, например, представители ВСП нашли какое-то оружие, сразу идет доклад, мы через свои службы такое оружие сразу идентифицируем по номерам. Такое взаимодействие установлено ​​со всеми силовыми структурами.

Это касается не только оружия, но и обращения с боеприпасами. Разработаны и действуют методические рекомендации по сохранению боеприпасов в полевых условиях. Мы все учимся, и не все у нас было прописано, потому что Украина никогда до этого не воевала. Приходится совершенствовать существующие нормативные документы.

На сегодняшний день мы можем уверенно говорить, что потери боеприпасов сведены к минимуму. Учет и обеспечение войск боеприпасами у нас строго систематизированы.

Но ни для кого не секрет, что сейчас общество перенасыщено оружием. Откуда она берется?

-  Там, где действуют украинские законы и работают правоохранительные органы, налажен контроль за возможной «утечкой» оружия. Но есть еще и оккупированные территории Донбасса, которые вне какого бы то ни было контроля насыщаются оружием с территории Российской Федерации. Эти территории действительно являются своеобразной «черной дырой», источником постоянной опасности относительно «расползания» стрелкового оружия как по стране, так и за ее пределами. Украинские военные в зоне АТО не только сдерживают оккупантов, но также ставят заслон для такого «переползания» оружия из зоны конфликта в другие регионы Украины.

Недавно на полигоне Широкий Лан разорвался миномет, погиб человек, многие военнослужащие получили ранения. Этот инцидент «обрастает» бесконечными слухами, в частности, говорят, что взорвалась «старая» мина ... Могли бы вы внести ясность, почему произошла эта трагедия?

-  На полигоне Широкий Лан произошло несчастье. Очень жаль людей, которые пострадали, хочу еще раз выразить соболезнования их семьям.

О причинах этой трагедии пока преждевременно делать окончательные выводы. Продолжается следствие, к которому подключены органы военной прокуратуры. Проверяются все возможные причины трагедии, как техническое состояние материальной части, так и человеческий фактор. Стоит дождаться результатов этой работы.

Что касается «старых» боеприпасов (что не означает - непригодных), такие боеприпасы действительно используются в Вооруженных Силах Украины. Но не думаю, что такие боеприпасы могли стать причиной для упомянутого инцидента. Существует система контроля, которая позволяет определять пригодность боеприпаса. Есть специалисты и должностные лица, которые прямо отвечают за то, чтобы учебные стрельбы проводились только штатными и пригодными боеприпасами, с соблюдением всех мер безопасности и правил проведения стрельб и учений.

Относительно использования боеприпасов, которые хранятся на складах, существует специальный приказ Министра обороны, который и предусматривает систему их проверок и исследований. Боеприпас, который использовался в этом случае, отвечал требованиям безопасности. Скорее всего, опять сработал «человеческий фактор». Но я не хотел бы опережать события или комментировать этот случай, пока идет расследование.

- Этот миномет документально был допущен к применению. Были проведены ведомственные испытания. На сегодня продолжаются государственные испытания по принятию этого миномета на вооружение. В рамках испытаний этот миномет успешно настрелял уже более 1000 выстрелов, и продолжает стрелять.

Это признак, что причина взрыва, который произошел на полигоне, скорее всего, была не в миномете.  По моему личному мнению, в этом случае сработало притупленное чувство самосохранения военнослужащих.

Нам, войскам, нужен этот миномет, и мы начали его государственные испытания именно с целью проверки его надежности и выявления возможных конструктивных недостатков. Это полностью украинский миномет, который имеет право на жизнь, и который будет в Вооруженных Силах. Он уже есть.

По итогам испытаний мы проводим необходимые исследования, вносим конструктивные изменения, разработаны и уже отправлены в войска конкретные рекомендации по эксплуатации миномета и по его безопасному ресурсу.

Среди новых образцов оружия, которые поступают в войска, называют противотанковый комплекс «Стугна». Может ли он полноценно заменить зарубежные образцы, например, «Джевелин», поставки которого в Украину запрещены, как и любого другого «летального» оружия?

 - «Джевелин» - это противотанковое средство более высокого класса. Как говорится, «выстрелил и забыл». «Стугну» надо сопровождать до поражения цели. В этом главное отличие между ними.

Но «Стугна» - это эффективное оружие, которое позволяет вести противотанковую борьбу. Наша промышленность способна производить достаточное количество таких комплексов и ракет к ним, чтобы решить, в частности, те задачи, которые могут возникать в зоне конфликта. Другое дело - что у нас должно быть достаточное финансирование, чтобы закупить это вооружение. На сегодняшний день именно это направление финансирования является одним из самых приоритетных.

В этом году мы намерены закупить тренажеры комплекса «Стугна», что также позволит сэкономить деньги. Потому что тренировать военнослужащих на реальных комплексах очень дорого.

- Какие еще образцы новой техники получат Вооруженные Силы?

На 3-х танках БМ “Булат” под Дебальцевом танкисты уничтожили 8 вражеских танков Т-72Б3 и не потеряли ни одного своего

- Такие образцы уже поступают в войска. Нужно отдать должное отечественной промышленности - мы получаем новые бронетранспортеры, другую технику и вооружение, которые эффективно используются в зоне АТО. Это касается и уже упомянутых наименований, а также радиолокационных систем, тепловизоров,  другой специальной техники и вооружения.

Отечественные бронетранспортеры БТР-3 и БТР-4 достаточно эффективно себя показали при отражении вражеского наступления в районе Марьинки. Известен факт, когда танкисты 1 отдельной танковой бригады на 3-х танках БМ "Булат" в ходе Дебальцевской операции под Логвиново приняли бой с превосходящими силами на новейших российских танках Т-72Б3, остановили врага, уничтожили 8 вражеских танков и не потеряли ни одного своего.

Некоторые из украинских бронированных машин имеют достаточно экзотический вид ....

 - То, что вы называете «экзотическим видом» - это все в прошлом. Ну, почти все. Когда «брони» действительно не хватало, тогда «усиливали» все - от джипов до грузовиков. Сейчас на ключевых направлениях мы не испытываем недостатка в штатной технике. Понятно, что она совершенствуется с учетом боевого применения. И здесь надо отдать должное солдатской смекалке - промышленность получает абсолютно адекватные советы от людей, которые применяют эту технику на практике.

Конкретный пример: танкисти 17 отдельной танковой бригады совместно с волонтерами оборудовали дополнительной динамической защитой и противокумулятивными решетчатыми экранами танки Т-64Б1, что позволило эффективно применять их в зоне проведения АТО. Такой "экзотический вид" этой техники послужил причиной для заявлений со стороны российско-террористических войск, что против них воюют "танки неизвестной конструкции", или даже "Абрамсы" с "Леопардами".

Можно ли говорить, что главным поставщиком техники и вооружения для Вооруженных Сил Украины  остается отечественная промышленность?

-  Можно и так сказать. Главный массив технических средств производится в Украине, и почти полностью - в сфере вооружения. Летального оружия нам не поставляют, как вы знаете. Но существует, безусловно, международная кооперация.

У нас хорошо зарекомендовали себя британские «Саксони» - они очень практичны для транспортировки, например, раненых, или американские «Хаммеры», качества которых высоко оценивают украинские военнослужащие. Понятно, что для обслуживания этой и другой техники привлекаются возможности военно-технического сотрудничества со странами-партнерами, в частности, со странами-членами НАТО.

Как проводится обслуживание этой техники?

-  Учитывая систему сервисных центров, которые существуют в Украине, особых проблем с обслуживанием и ремонтом этих машин нет. Есть вопрос времени поставки запасных частей, доставки их в Украину. Если у нас есть деньги, с сервисным обслуживанием проблем не возникает.

- У нас не было другого выхода, трудно говорить о подобной кооперации, когда Украина сталкивается с открытой агрессией. Любое военно-техническое сотрудничество с Россией, как со страной-агрессором, запрещено законодательством. Но наш ВПК достаточно развит, поэтому они чувствуют себя хуже, чем мы.

На сегодняшний день вооружение и военная техника, которые производятся в Украине, более чем на 90% состоят из отечественных узлов и агрегатов. Исключение составляют высокотехнологичные компоненты, которые приходится импортировать, но точно не из России.

Что касается вооружения и военной техники советского производства, в которой около 70% узлов и агрегатов не производилось в Украине. Предприятия Государственного концерна "Укроборонпром" в последнее время достигли большого прогресса в импортозамещении, освоили производство «чувствительных» составляющих - элементов вооружения, электрооборудования, аккумуляторных батарей, шин, гусеничных лент и других запчастей.

В информационном поле с «легкой» руки волонтеров гуляет информация, что техникой и вооружением хуже обеспечены именно боевые части, которые находятся на линии фронта. Насколько такие сообщения соответствуют действительности?

- Это не является правдой. Могу ответственно сказать, что, наоборот, лучшие образцы вооружения и военной техники в первую очередь направляются на передовую, в боевые части.

Но люди жалуются, в частности, на нехватку средств для медицинской эвакуации. Что за история с отказом от закупки 150-и УАЗов, которые должны были использоваться для этих целей?

- Действительно, в 2016 году мы планировали закупить 145 санитарных автомобилей повышенной проходимости УАЗ. Все это происходило с украинскими субъектами,  по открытой процедуре закупки по специальному фонду и конфиската. Сумма, на которую должны были закупаться эти автомобили - 48,2 млн. грн., 332,4 тысячи на единицу. Хочу подчеркнуть, все это происходило законно, соответствующее объявление о проведении этой процедуры было опубликовано в Вестнике государственных закупок.

Такое решение в апреле текущего года было обжаловано в Антимонопольном Комитете со стороны ООО "ДИАТЕХ-УКРАИНА" под предлогом того, что по указанным в технической документации требованиями было возможно закупить только санитарный автомобиль российского производства типа УАЗ-39621. Соответственно, этих автомобилей Вооруженные Силы не получили.

В соответствии с приказом Министерства обороны Украины от 29.09.2015 № 259 "О вопросах выполнения Указа Президента Украины от 16.09.2015 № 549/215" о запрете закупки товаров производства Российской Федерации, Советом национальной безопасности и обороны Украины была поставлена ​​задача по срочной разработке отечественного санитарного автомобиля, которое осуществляется корпорацией "Богдан".

Испытания указанного санитарного автомобиля начнутся уже в августе. При условии положительных результатов этих испытаний по государственному оборонному заказу планируется до конца текущего года закупить 60-65 ед. санитарных «Богдан-Карго». При этом была найдена возможность заменить специальный фонд на общий на сумму в 50 млн. грн.

В боевых частях есть некоторое количество техники, поступившей от волонтеров, в частности, легковых автомашин. Каким образом осуществляется учет и эксплуатация этой техники, учитывая, что она находится вне штатной структуры?

- Учет автомобильной техники, в частности, легковых автомобилей, осуществляется на основе ежегодных донесений, предоставляемых военными частями для центральной службы обеспечения. Эксплуатация нештатной техники запрещена требованиями действующих нормативных документов.

- Вопрос обеспечения войск автомобильной техникой остается болезненным. При том, что в целом процент обеспечения вооружением и военной техникой у нас доходит до 90 процентов, автомобильная техника остается проблемой, и тому есть свое пояснение.

На момент начала агрессии закупка автомобильной техники Вооруженными Силами Украины вообще не осуществлялась, вместо этого, проводилась максимальная ее распродажа. Все считали, что техника, которая простояла 20 лет на хранении, для Вооруженных Сил не пригодна. В момент, когда пришлось комплектовать боевые подразделения, и возникла эта проблема, которая актуальна и сегодня.

Ее остроту удалось снизить благодаря таким украинским предприятиям как АвтоКрАЗ и Богдан-Моторс, которые обеспечили нам поставки автомобилей КрАЗ и МАЗ. Эта техника закупается, постоянно идет работы по ее модернизации.

Мы не исключаем также закупки по импорту, систематически проводим межведомственные испытания техники зарубежного производства. Но цена таких образцов, как правило, значительно превышает стоимость техники, которую мы можем закупить в Украине.

Еще один путь - создание, точнее, восстановления базы стационарного ремонта автомобильной техники. В центре учета избыточного имущества Минобороны хранятся более 10 000 базовых автомобилей, которые имеют пробег до 1000 километров, - и это реальность. Благодаря ремонтной базе мы надеемся в течение 2-3 лет сократить потребность войск в автомобильной технике хотя бы наполовину.

Спасибо.

Михаил Дмитрук, Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-