Виктор Муженко, начальник Генштаба - Главнокомандующий ВСУ
Мы воочию видели обстрелы украинских позиций из запрещенного оружия
22.08.2016 13:09 629

На днях с легкой руки волонтеров в прессе появились сообщения о том, что начальник Генерального штаба - Главнокомандующий ВС Украины генерал армии Виктор Муженко попал под обстрел во время поездки на передовую в зоне АТО.

О том, что Виктор Муженко делал на Донбассе, с какими угрозами столкнулся и к каким выводам пришел, сам НГШ рассказал корреспонденту Укринформа сразу после завершения командировки.

-Виктор Николаевич, какой была главная цель вашей поездки в войска в зоне АТО?

-Это одна из рабочих поездок, во время которой мы должны были выяснить вопрос (уже непосредственно в воинских частях) относительно положения дел, обстановки, морально-психологического состояния личного состава, разобраться в ситуации, которая складывается в целом в зоне АТО, и непосредственно на каждом из участков. Мы посмотрели, где есть проблемы для того, чтобы провести анализ и принять соответствующие решения по устранению недостатков, которые имели место.

Второе - это то, что касается выполнения задач нашими подразделениями, воинскими частями и военнослужащими по удержанию линии разграничения. Один из вопросов - это выполнение Минских договоренностей. Здесь мы имели возможность собственными глазами увидеть и собственными ушами услышать, что действительно Минские договоренности нарушаются противником, что ведется огонь по нашим позициям со стрелкового оружия, но и с использованием тяжелого вооружения, в том числе и с того, которое прямо запрещено Минскими договоренностями, из того, которое должно быть отведено и находиться в определенных местах хранения.

Мы имели случаи, и наблюдали обстрелы позиций наших войск и артиллерией, и танками, которые тоже повлекли, к сожалению, потери среди личного состава.

-Относительно обстрелов. Сразу несколько медиа распространили информацию о том, что во время этой поездки вы попали под обстрел со стороны противника. Насколько это соответствует действительности?

-Я не могу сказать, что я лично подвергался каким-то обстрелам. Таких обстрелов, во время которых мы, так сказать, переползали или искали укрытие, не было. Но действительно, рядом происходили обстрелы наших подразделений, которые выполняют соответствующие задачи на линии разграничения. Еще раз скажу, мы имели возможность собственными ушами и собственными глазами убедиться, что действительно есть факты нарушения Минских договоренностей, которых придерживаются подразделения Вооруженных Сил Украины, которые открывают огонь только в ответ.

-Среди командиров подразделений, которые находятся в зоне АТО, существует определенная обеспокоенность нехваткой офицеров младшего и среднего звена. Каким образом Генеральный штаб решает такую проблему? Возможно, существуют курсы ускоренной подготовки таких офицеров, или другие идеи?

-Действительно, одна из проблем, которые на сегодня существуют - некомплект офицеров младшего звена, в первую очередь, на должностях командиров взводов. Этот вопрос решается, правда, не так быстро, как нам бы хотелось. Мы уже начали целый ряд краткосрочных курсов, где отбираем военнослужащих, которые по своим морально-деловым качествам при наличии необходимого образования, - а необходимое для этого именно высшее образование, - имели возможность пройти этот краткосрочный курс и быть аттестованными для получение первого офицерского звания «младший лейтенант». Кроме того, для офицеров, которые являются специалистами по вопросам обеспечения или других специалистов, например, инженерного или технического персонала, еще будет курс, где они в течение месяца получат именно профессиональную подготовку по своей специальности.

То есть, три месяца будет идти общевойсковая подготовка, и это является обязательным условием. Опыт ведения в течение двух лет боевых действий показал, что каждый офицер должен владеть тактикой ведения боя, иметь первичные навыки владения оружием, боеприпасами, управлении личным составом.

-Возможно ли использование для этой цели офицеров запаса, которых в Украине достаточно?

-Мы уже используем офицеров запаса. В ходе 4-й волны мобилизации было несколько десятков тысяч военнослужащих именно такой категории. Часть из них уже уволилась. Часть заключила контракты. Мы сейчас продолжаем заключать такие контракты. И когда речь идет о контрактной службе, мы говорим не только про солдат и сержантов, но и офицеров. Из общего количества контрактников - в этом году их уже 45 тысяч мы отобрали, - примерно каждый седьмой является офицером.

Обязательным условием для такого призыва офицера является отправка его на курсы переквалификации, чтобы он восстановил свои навыки, приобрел навыки, особенно те, которые ему нужны во время непосредственного выполнения служебных обязанностей.

-Понятно, что контрактники позитивно восприняли увеличение денежного довольствия. Но многих из них волнует вопрос - будут ли сохранены надбавки за участие в АТО и службу в боевых подразделениях на линии разграничения...

-Действительно, мы имеем положительный эффект от повышения денежного довольствия. Одним из путей совершенствования финансовой мотивации было введение для сержантов надбавок в размере от 800 до 1200 гривен, в зависимости от выслуги и должности. В ходе общения с личным составом мы получили положительные отзывы относительно этого решения.

Относительно надбавок за службу в боевых подразделениях на линии - они действительно существуют. Это 1300 гривен для всех военнослужащих, которые находятся в зоне антитеррористической операции и выполняют задания, и 4200 - в три раза больше, - это получают те военнослужащие, которые выполняют задачи непосредственно на передовой, на так называемой «нулевой линии», или линии разграничения.

Мы на сегодняшний день предусматриваем проведение реструктуризации денежного обеспечения. Потому что люди должны быть мотивированы, и не только морально, но и материально. В ходе такой реструктуризации мы должны определить соответствующие коэффициенты и тарифные разряды не только для различных категорий военнослужащих, но и для специалистов разного класса. Солдата подразделений обеспечения, с баз хранения техники нельзя оценивать так же, как военнослужащего боевого подразделения, который непосредственно выполняет боевые задания и рискует собственной жизнью и здоровьем.

Такой вариант предусматривается, и мы планируем к концу года выйти с такими предложениями, чтобы в следующем году уже ввести соответствующие надбавки, чтобы это соответствовало принципу социальной справедливости.

-Вы лично вручили награды военнослужащим «нулевкам». Кого именно вы награждали и за что?

- Мы наградили далеко не всех, кто действительно достоин этого. Впечатления исключительно положительные. Личный состав мотивирован, он уверен в себе, он демонстрирует профессиональные знания и профессиональные навыки, высокий патриотизм. Люди знают, за что воюют - за свою землю, за свое право, за своих детей. Они борются за свою жизнь, свое будущее, такое, каким они его видят, такое, о котором они мечтают. Это впечатляет. Это вселяет не только надежду, но и уверенность в том, что наши военнослужащие способны выполнить любые задачи, которые перед ними могут стоять. Именно эти люди, отважные, преданные, с опытом участия в боевых действиях, и есть наш самый мощный и эффективный резерв.

Михаил Дмитрук, Краматорск-Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-