Игорь Яковенко, российский журналист, аналитик
Медиафрения как основа путинизма
08.09.2016 09:00 8345

- Примерно 17 лет назад. Тогда началось конструирование принципиально нового медийного поля, не похожего на привычную классическую пропаганду, начался переход на совершенно другое устройство работы информационных войск. Новое медийное поле сложилось не сразу, сначала произошла зачистка прежнего информационного поля. Так обычно происходит: когда большевики пришли к власти, ленинский декрет о печати ликвидировал всю буржуазную печать, просто смел, как мусор - и на абсолютно ровном месте была создана новая журналистика, перо приравняли к штыку и так далее. И вот точно таким же образом поступил путинский режим, возникший, собственно говоря, из медиа, из телевизора.

Это единственный режим, который держится на медиалжи, - в этом его принципиальное отличие от всех других режимов, существующих на планете - тоталитарных, диктаторских, каких угодно.

Были и есть режимы страшные. Не думаю, что режим Роберта Мугабе или Северной Кореи лучше режима Путина. Скорее всего, хуже - с точки зрения насилия. Но по уровню изощренной, изобретательной, всепроникающей, причем агрессивной лжи ничего похожего на планете нет.

- Это называется - пропаганда.

- Нет, пропаганда подразумевает идеологию, которую надо внедрять в головы людей. Эта идеология может быть исламистской, фашистской, нацистской, коммунистической, любой. Но в случае с путинизмом никакой идеологии нет. Медиафрения не несет никакой идеологии. Она преследует совершенно другие цели - разрушает всякие связи в сознании, нормы логики, науки, морали.

Возьмем, к примеру, марксизм. Да, можно говорить про вульгарный марксизм, гипертрофированный, устаревший, но, тем не менее, это серьезный научный, методологический, целостный фундамент. Если возникнет вопрос - а что представляет из себя ваша идеология - можно ответить: вот вам 60 томов энциклопедии, вот вам тома Маркса, Энгельса, Ленина - читайте, все написано, изложено. То же самое можно сказать о фашизме, нацизме. Даже у Муаммара Каддафи была своя программная «Зеленая книга». Что касается путинизма - нет такой идеологии. Нельзя сказать, где путинский «Майн кампф» или «Империализм и эмпириокритицизм», где изложена идеология путинизма. Нигде. Нет ее. Нет текста, набора аксиом, догм. Это, с одной стороны, безусловно, странно - никто не может сказать, что именно Россия строит. А с другой стороны, в этом сила путинизма. Марксизм, нацизм, фашизм можно опровергать, и это делается успешно. Можно подвергать теологической критике исламизм, и это также успешно делается. Но опровергнуть то, чего нет, невозможно.

У путинизма одна идея - сохранить власть. Другой ценности нет. Власть - безатрибутивная, самостоятельная, висящая в воздухе - является самоценностью. Поэтому путинизм, словно пылесос, втягивает в себя все - и православных коммунистов Зюганова (тот еще оксюморон), и сторонников квазилиберальной идеи типа Кудрина.

- И как долго может продержаться «пылесос» без идеологической базы?

- Долго! Ведь отсутствие базы - фактор укрепляющий, для режима позитивный. С чем спорить? Невозможно же бросаться с ножом на желе или газ. Нет предмета для опровержения. Это плохо для страны, поскольку никто не понимает, куда идем, но для режима ситуация выгодна.

Поэтому у Путина в советниках по экономике одновременно могут быть и архаический Глазьев, и Кудрин - человек прямо противоположных взглядов, по крайней мере, в экономических вопросах. И это совершенно спокойно воспринимается. А поскольку Путин в плане экономическом, равно как идеологическом, абсолютно девственен, поскольку его интересует только власть, и больше ничего - пылесос втягивает самые разные силы, там все находят себя: и Проханов, и православные сталинисты, и системные либералы. Все нормально уживаются в этой пустоте, всем комфортно.

В РОССИИ ЖУРНАЛИСТИКА ВЫДАВЛЕНА ИЗ СМИ

- Отсутствие задекларированной идеологии. Тотальная ложь. Что еще можно назвать признаком медиафрении?

- Есть целый ряд признаков, долго перечислять. Назову парочку. Во-первых, технология создания реальности. Если классические сталинские, геббельсовские СМИ лгали, то современные российские даже не лгут - они просто придумывают какие-то сюжеты и события: распятые мальчики, изнасилованные девочки.

- Тут несколько слоев. В целом ситуация такова, что журналистика из российских средств массовой информации выдавлена - в блоггерство, интернет, за границу. Россия сейчас не место для журналистики, это очевидно. Те, кто не уезжают, либо становятся журналистами без посредников, работают сами по себе - как я, например. Если действительно хотеть остаться журналистом и не испытывать давления, цензуры, - это вообще единственный вариант. Вот я, мой компьютер, мой блог, мои читатели - и все. Другой вариант - те средства массовой информации, которые вы перечислили. Они подразделяются на два типа.

«Эхо Москвы», «Дождь» и РБК собирают рекламу, они имеют какую-то экономику, пусть маленькую, слабую, кривую, но экономику. «Новая газета», «Нью Таймс» издаются за счет спонсоров.

Кстати, самое время обозначить еще один признак медиафрении - отсутствие рынка средств массовой информации. В России такого рынка нет. Просто не может быть рынка там, где 90 процентов медиаполя занято государственными или аффилированными с государством СМИ. Как можно конкурировать с «Российской газетой», которой дают из бюджетных средств несколько миллиардов рублей? Эта сумма сопоставима с тем, сколько получают все российские газеты, вместе взятые, от рекламы! Вот масштаб проблемы. Конкурировать невозможно.

- Узбеков у нас много. Но для узбекского варианта все-таки не хватит. Принципиальная особенность России - ее непредсказуемость. Например, кто может назвать человека, который серьезно, документально предсказал бы в 1989 году распад Советского Союза? Я таких не знаю. Да, насчет того, что Прибалтика отвалится, было понятно, но относительно всего остального не было прогнозов. Демократы, которые пришли тогда во власть, - региональная депутатская группа - они же были уверены, что долго будут оставаться в оппозиции, бороться с партийной номенклатурой. Но нарыв лопнул стремительно - и Союз развалился.

И в 2011-2012 годах - а я тогда был среди организаторов, активных участников протестного движения - никто не ждал, что придет так много народа на первый митинг на Болотную площадь. Никто даже предположить не мог, что так случится! Однако случилось.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-