Не конституционно: и. о. президента Узбекистана стал премьер Мирзиеев

Не конституционно: и. о. президента Узбекистана стал премьер Мирзиеев

Аналитика
4535
Ukrinform
Согласно конституции, полномочия президента на три месяца переходили к главе Сената Нигматиллу Юлдашева. Но он взял странный «самоотвод»...

Узбекистан в течение 13 суток жил без президента? Немного не так. Пока Ислам Каримов находился на смертном одре, его кресло, на самом деле, покрывалось пылью. Но после того, как о смерти Каримова было заявлено официально, полномочия президента, согласно ст. 96 Конституции Узбекистана, автоматически перешли к главе парламента Нигматиллу Юлдашеву. Но то конституция, а то власть – высшая ценность в государствах, подобных Узбекистану. То, почему так тянули с «засветкой» и. о. президента, имеет лишь одно неоспоримое объяснение: пока страна пребывала в тревожном ожидании – поначалу, а потом – в официальном трауре, клановые элиты то ли дрались в кулуарах, то ли, в более легком варианте, вели переговоры, пытаясь достичь консенсуса: кто станет преемником и каковыми будут правила игры в дальнейшем?

Сегодня, 8 сентября, на состоявшемся совместном заседании Законодательной палаты и Сената Олий Мажлиса временные полномочия главы государства сроком на три месяца возложены на премьер-министра Шавката Мирзиеева. Нигматилла Юлдашев будто бы взял «самоотвод», возможность которого в Конституции не прописана ни одной запятой. При желании, это можно квалифицировать как государственный переворот. Однако, насколько известно, на Востоке подобные желания не возникают.

Почему он это сделал?

Еще утром в Фонде борьбы с коррупцией в Узбекистане (ФБКУ) заявили, что во время сегодняшней совместной встречи Законодательной палаты и Сената исполняющим обязанности президента республики могут назначить не Юлдашева, а кого-то другого.

ФБКУ: «Однако имеются основания предполагать, что он (Юлдашев. – Ред.) сделает самоотвод по состоянию здоровья, или в связи с отсутствием достаточного опыта в управлении государством, или по каким-либо другим причинам. И этот пост, скорее всего, займет другой человек».

Почему же так произошло? Разве Мирзиеев не мог потерпеть три месяца, чтобы без никаких «ненужных» вопросов сесть на трон? Ведь, как мы видим, Юлдашев человек управляемый. Можно предположить, что на Востоке даже на три месяца выпускать власть из своих рук опасно. А в распоряжении врио, как мы хорошо знаем, и административный ресурс, и «первая» кнопка. Что еще нужно удачливому джигиту, чтобы без проблем преодолеть «полосу» выборов.

И еще одно обстоятельство. То, что народ проголосовал бы в любом случае «как надо» сомнений нет. Но вся эта история, возможно, указывает на то, что во время возни за кулисами, договоренностей между кланами о «разделе пирога» достичь не удалось. Итак, неизвестно, какими еще будут эти три месяца до выборов президента Узбекистана...

Самаркандец правит, ташкентец считает деньги, а ферганец – молится

Во многих постсоветских странах, и Узбекистан здесь не является исключением, существует, так называемая «клановая демократия». Но в каждой из них есть свои правила и установки: кланы привели Путина к власти в России, кланы удерживают у власти в Казахстане Назарбаева, донецким кланом был навязан Украине Янукович.

В Узбекистане – свои особенности. Согласно им, основными участниками консенсуса при выборе преемника президента должны стать региональные кланы, которых в республике насчитывается восемь: Ташкентский, Самаркандский, Каракалпакский, Хорезмский, Бухарский, Кашкадарьинский, Сурхандарьинский. Соответственно, первые два – наиболее влиятельные, поскольку достаточно широко представлены в структуре узбекской исполнительной власти и силовых органов. Так, Самаркандский клан имеет влияние на Службу национальной безопасности (Рустам Иноятов), а Ташкентский контролирует МВД (министр Адхам Ахмедбаев). Кроме кланов, в процессе принимают участие члены семьи покойного.

Когда-то в тройку лидеров входил и мощный Ферганский клан, но его влияние было жестоко и последовательно уничтожено Каримовым за антиправительственные выступления 2005 года в Андижане и других узбекских городах, когда армия открыла огонь по безоружным людям.

Другие кланы: Бухарский, Хорезмский, Кашкадарьинский, Сурхандарьинский и Каракалпакский имеют несколько более слабые позиции в центральной власти. Следовательно, на уровне Ташкента, они вынуждены, в расчете на будущие преференции, подставлять плечо «ташкентцам» и «самаркандцам». Однако на уровне периферии и в органах местного самоуправления вышеупомянутые кланы пользуются немалым влиянием.

Еще одной особенностью узбекской модели клановости является иерархия, которой придерживаются строго и без возражений. Например, человек с андижанского клана понимает, что пост первого вице-премьера – это его карьерный предел. Иначе будут нарушены привилегии самаркандцев и ташкентцев.

Между кланами существует функциональное разделение. Так, Фергана – это ислам (много религиозных авторитетов – ферганцы по происхождению, а сам регион весьма консервативен), Самарканд – монополия на высшую власть (родина покойного президента), Ташкент – торговля и финансы (столица, где сконцентрированы основные финансовые потоки). По этому поводу даже существует традиционная узбекская поговорка: «самаркандец правит, ташкентец считает деньги, ферганец молится».

Покойный президент Каримов и действующий премьер-министр Шавкат Мирзиеев происходят из самаркандского клана – правящие позиции, а вице-премьер Рустам Азимов происходит из ташкентского – занимает должность главного финансиста Узбекистана.

Укринформ попытался оценить шансы двух ключевых фигур  –Мирзиеева и Азимова, которых считают основными кандидатами на президентский престол.

Шавакат Мирзиеев – протеже семьи и окружения покойного Каримова

58-летний премьер-министр Шавкат Мирзиеев – влиятельная политическая персона. Он сосредоточил в своих руках значительную часть реальных властных полномочий. Поэтому, является наиболее вероятным будущим президентом Узбекистана. Известно, что на своей должности он находится с 2003 года и, по сути, является правопреемником политики Каримова, а также близким другом семьи. Кроме того, Мирзиеев имеет тесные связи с силовиками, в том числе с главой Службы национальной безопасности Рустамом Иноятовым – самым могущественным после Каримова политиком в Узбекистане. Стоит отметить, что это – очень важный момент, ведь поддержка военного сектора необходима любому претенденту на пост президента. Так было и в Кыргызстане, и в Туркменистане, где силовики помогли прийти к власти Алмазбеку Атамбаеву и Гурбангулы Бердымухамедову соответственно.

Также в кандидатуре Мирзиеева заинтересованы и Пекин, и Москва, рассчитывая, что продолжение политики покойного Каримова, гарантирующей сохранение стабильной ситуации в стране. Внутреннегосударственные потрясения никому не нужны.

Среди сторонников Мирзиеева – советник президента Умар Исмаилов, председатель Верховного суда Буритош Мустафаев, бывший глава президентской администрации Зелимхан Хайдаров, а также все бухаро-самаркандцы.

Рустам Азимов – представитель ташкентской группировки

В 57-летнем вице-премьере Рустаме Азимове видят главного оппонента Шавката Мирзиеева. Он тесно связан с элитными группами ташкентского клана. Однако, формально, не будучи представителем президентского клана, длительное время взаимодействовал с самаркандцами.

Азимова не просто так называют главным финансистом Узбекистана, ведь, проработав долгое время на должностях председателя Национального банка внешнеэкономической деятельности и министра финансов, он очень хорошо разбирается в современной экономике и финансовой сфере.

В Узбекистане Рустама Азимова, который закончил магистратуру в Оксфорде, позиционируют как прозападного политика, обладающего солидными связями с банками Запада и Азии. Также его называют наиболее приемлемым для США кандидатом в президенты Узбекистана.

Кроме этого, Азимов пользуется поддержкой второго по влиятельности  клана – ташкентского, в который входит министр внутренних дел Адхам Ахмедбаев.

Азимов происходит из ташкентского клана, который «считает деньги», поэтому, согласно жесткой клановой иерархии, он, как минимум, останется на позиции главного финансиста страны, а, как максимум – займет пост премьер-министра. Однако ничто в этом мире не вечно. История хорошо помнит, как большинство строгих иерархий больно «падали», не оставив после себя следа. То же самое может случиться с узбекскими кланами. Следовательно, Азимова еще рано вычеркивать из списка потенциальных кандидатов на президентский трон. К тому же он, как и его конкурент, заручился определенной поддержкой силовиков, то есть, не бессилен относительно Мирзиеева...

Никогда не говори «никогда»

Сразу после официального сообщения о смерти Каримова в Интернете появилась новость, которую массово растиражировали СМИ – «вице-премьера Азимова взяли под арест». Позже ее назвали фейком, но даже слух о его аресте можно трактовать как эпизод борьбы за власть. Существует только один шанс сохранить стабильность в стране: или оставить в силе существующий договор о распределении полномочий и возможностей между кланами, или, в тот или другой способ, согласовать новый.

То что Шавакат Мирзиеев занялся организацией похорон президента Каримова, конечно, указывает на традиции похорон советских лидеров, когда глава траурной комиссии и становился следующим главой государства. Посмотрим, сработает ли этот «ритуальный» признак в этот раз.

Ситуация в Узбекистане может измениться со дня на день. Поэтому выводы делать еще рано. Узбекистан ожидают президентские выборы, которые, согласно требованиям основного закона страны, должны быть проведены в течение ближайших 3 месяцев.

Мирослав Лискович, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-