Путин, «Чуєш сурми заграли? Час розплати настав!»

Путин, «Чуєш сурми заграли? Час розплати настав!»

Аналитика
1870
Ukrinform
Международная следственная группа: установка «Бук», из которой был сбит «Боинг» над Донбассом – российская, она из России была ввезена, и туда же – возвращена

Сегодня позиции России в мире в целом, а также в российско-украинской войне в частности, резко ухудшились. Международная группа по расследованию катастрофы малайзийского Boeing-777 рейса MH-17 17 июля 2014 года над Донбассом на пресс-конференции в Амстердаме объявила результат своей деятельности. Кремль практически открыто назван убийцей 298 мирных людей. Это – страшное военное преступление, сколько бы некоторые официальные лица на Западе не старались обходить такие определения, и за него придется – раньше или позже – ответить.

Главное, что сказала международная следственная группа:

1. Пассажирский самолет был сбит зенитно-ракетным комплексом «Бук»;

2. Точка запуска ракеты – шесть километров от города Снежное, возле поселка Первомайск; это территория, контролируемая в тот момент пророссийскими сепаратистами;

3. Опровергнута русская версия, что «Бук» стрелял из села Зарощенское (территория, контролируемая в тот момент Украиной);

4. «Бук» был доставлен из России;

5. После выстрела «Бук» сразу был возвращен в Россию.

Относительно конкретных виновников (то есть, образно говоря, «кто нажал кнопку») – следствие очертило группу подозреваемых в примерно 100 человек, причастных к транспортировке «Бука», его сопровождению и пуску ракеты. Конкретизировать действия этих людей (кто свидетель, а кто – подозреваемый или обвиняемый, кто кому что приказывал) следственная группа пока не может, поскольку Россия, активно отрицающая свою вину, разумеется, отказывается сотрудничать в этой сфере.

В состав Международной следственной группы вошли представители Нидерландов, Малайзии, Австралии, Украины и Бельгии.

Каковы последствия?

Следовательно, России фактически предъявлено обвинение в убийстве 298 людей. Что дальше?

  1. Украина получила мощное доказательство прямой российской агрессии, которое косвенно, через судебные разбирательства исков о компенсации, через неизбежный суд, который попытается уже назвать конкретные фамилии виновников, будет подтверждено западными правовыми институтами. Зенитно-ракетный комплекс – это не десяток десантников, которые «заблудились», это не двое спецназовцев, которые формально числились «луганскими милиционерами». Россия никакой не посредник при разрешении конфликта, а одна из его сторон, агрессор. То есть, перед Украиной открылись поистине грандиозные возможности выиграть у России на международно-правовом поле, и дай Бог нам сполна этими возможностями воспользоваться.
  2. Для России резко ухудшается ситуация с санкциями. Политики из Евросоюза, желающие их снять, получили почти непреодолимые препятствия. Кроме того, встанет вопрос наложения на Россию дополнительных санкций именно за сбитый пассажирский лайнер, потому что действующие санкции – это за Крым и Донбасс. Возможна такая ситуация, когда санкции за Донбасс будут отменены, если будет хотя бы формальный прогресс в выполнении «Минских соглашений», однако наложены другие, по МН-17. То есть, санкции останутся, но изменят название.
  3. Безусловно, начнутся судебные разбирательства исков к России родственников погибших. Они (иски) уже готовы, в прессе даже называют цифру – 10 миллионов долларов материальной компенсации за каждого погибшего. То есть – 2 млрд. 980 млн., почти 3 миллиарда американских долларов. Да, суды будут тянуться долго (хотя, совсем не факт. Может быть как раз наоборот, ведь обстоятельства преступления ясны и тщательно задокументированы следственной группой). В любом случае, ход суда будет находиться в центре внимания западных СМИ, и от положительной репутации России в глазах западного обывателя останется ноль. В условиях, когда Россия сделала такую весомую ставку на пропагандистскую информационную войну против Запада, это настоящая катастрофа для Кремля.
  4. Запад на неофициальных переговорах с Кремлем (а такие есть всегда) получил возможность шантажировать его вождей: или вы делаете уступки, например – в Сирии или на Донбассе, и тогда за смерть 298 людей будет отвечать российское государство (компенсации), или вы продолжаете «быковать», и тогда мы распространяем через соответствующие решения судов, хотя бы и национальных, ответственность на конкретных обитателей Кремля – Путина, Шойгу, еще кого-то (кто там руководит российским Генштабом или Южным военным округом?), которых объявляем военными преступниками и закладываем им реальную перспективу на суд в Гааге.

Запад не испугался

Объявление результатов международного следствия в Украине ждали с некоторой опаской. Имеется в виду наша неуверенность в том, решится ли Запад официально провозгласить то, в чем давным-давно не сомневаются ни в Украине, ни в мире: преступление совершила Россия, конкретно – Вооруженные силы России, еще конкретнее – по приказу высших политических и военных чинов, начиная с президента Путина. Затягивание с этим очевидным выводом усиливало наши опасения. Все понимали, что дело, где виновником гибели 298 гражданских является ядерное государство – постоянный член Совета Безопасности ООН, не может быть чисто уголовным. Политический фактор здесь не менее весом. Поэтому, учитывая политическую составляющую дела мы боялись нечетких, расплывчатых формулировок в отчете следственной группы вроде: «Сбил «Бук», предположительно российский, точнее определить не удалось». Вот это возможное «вероятно» дало бы России законную возможность отбиться от юридического обвинения и убедило бы ее, что нежелание Запада обострять и так тяжелые отношения с Россией перевесило бы и закон, и справедливость, то есть – страх перед Россией там присутствует и это следует и дальше использовать.

Наши опасения не оправдались. Международная следственная группа выдала максимально возможное, в рамках своей компетенции, обвинение России. Это произошло, потому что:

  1. Обстоятельства катастрофы были слишком очевидны. Независимые экспертные группы проектов Bellingcat и Correctiv на основе собственных расследований еще раньше пришли к однозначному выводу об ответственности России (о том, что «Бук» был доставлен из России и возвращен в Россию и о том, что в нем был экипаж из российских военнослужащих 53-й ракетной бригады). Уклонившись от такого же однозначного вывода, международная следственная группа проявила бы свою полную правовую некомпетентность, точнее – зависимость своей профессиональной деятельности от политического влияния.
  2. Откровенно наглое отрицание Россией своей вины, постоянная ложь российских официальных лиц, безусловно, раздражала Запад и требовала от него адекватной реакции. Плюс – существенное обострение отношений с Россией в последние недели в сирийском вопросе.
  3. Можно предположить (теоретически), что представители Нидерландов в следственной группе могли или должны были бы считаться с возможным желаниям своего правительства ограничиться, из политических соображений, обтекаемыми формулировками в отчете, однако другие страны, представленные в группе – в первую очередь Малайзия и Австралия (именно граждан этих трех названных стран больше всего среди погибших пассажиров и экипажа Boeing-777 рейса MH-17) – подобных рассуждений в отношении России не имеют. То есть, мог бы произойти скандальный раскол среди следователей группы, который неизбежно стал бы катастрофическим для политической репутации руководителей Нидерландов.

С формально-правовой точки зрения следственная группа не выдвигала конкретных обвинений – ни государству, ни конкретным лицам. Но это не ее задача, повторим: ее выводы – максимум возможного в рамках ее компетенции. К тому же, впереди еще продолжение следствия и суд, который и должен называть фамилии.

Хотя со дня катастрофы прошло уже более двух лет, и за это время Россия уже получила, мягко говоря, массу неприятностей, главная расплата за преступление еще впереди. По большому счету, все только начинается. Как сказано в замечательном украинском переводе «Интернационала», которым так восхищался Владимир Маяковский: «Чуєш сурми заграли? Час розплати настав!» В нашем случае это совсем иное, чем «Это есть наш последний и решительный бой!»

Юрий Сандул. Киев.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-