Россия против Запада идет «ва-банк», чем увеличивает шансы Украины на общую победу

Россия против Запада идет «ва-банк», чем увеличивает шансы Украины на общую победу

Аналитика
1519
Ukrinform
В зоне АТО – первая «демилитаризованная» зона, но позиция Кремля на Донбассе пока неизменна: война до победного конца

Участок в районе города Золотое (Луганская область) стал первым и пока что единственным, где 1 октября произошел взаимный отвод войск на один километр от линии соприкосновения. Потому что уже 3 октября создание такого же участка возле Петровского (Донецкая область) пророссийские сепаратисты сорвали.

Как известно, 21 сентября в Минске было подписано соглашение, по которому ВСУ и пророссийские сепаратисты отводят вооружение от линии разграничения на трех участках – в районах населенных пунктов Станица Луганская, Золотое и Петровское. Соглашение вступило в силу 22 сентября. Оно должно быть выполнено в течение 13 дней при условии, что на протяжении 7 дней в этих районах не будет обстрелов. Возле Золотого такая тишина была, на других участках – нет. А что касается Станицы Луганской, то там обнаружилось и необычное обстоятельство – категорическое несогласие части местных жителей с тем, чтобы украинские воины отходили.

Соглашение «на троих»

Итак, то, чего так долго добивались Украина, Германия и Франция в рамках «минского процесса» – прекращение боевых действий – будто бы, наконец-то, началось. «Будто бы» – потому что уверенности в том, что мира на Донбассе, а тем более – восстановления реального суверенитета Украины над контролируемой Россией украинской территорией, можно достичь на базе «минских соглашений», не прибавилось ни на йоту.

И дело не только в том, что согласование порядка отвода закономерно идет очень сложно, что мы имеем долгую и несчастливую историю многих попыток в прошлом добиться прекращения огня, не только в том, что на других участках фронта сегодня продолжаются обстрелы, от которых продолжают гибнуть украинские военные. Корень неуверенности кроется в той очевидной истине, что невозможно, в принципе, выполнить соглашения, которые каждая сторона трактует по-своему, и которые выписаны именно так, чтобы каждая сторона могла это делать.

Сегодня мы уже четко видим, что каждая сторона (а их аж три: Украина, Германия и Франция, Россия) имеет свой отдельный интерес в так называемых «нормандских форматах» и «минских процессах», и ради воплощения этого интереса крутят этими «минскими соглашениями», словно цыган Солнцем.

Если предположить, что процесс, начатый разведением войск на участке возле Золотого, раньше или позже приведет к разведению по всей линии соприкосновения (фронта), то это, безусловно, означало бы только прекращение стрельбы, но отнюдь не прекращение войны. Просто потому, что войну невозможно закончить, если хотя бы одна из сторон этого не хочет.

Украина стремится восстановить суверенитет над своими донбасскими территориями. Поскольку военной силы для изгнания российской армии с Донбасса не хватает, то сначала – прекращение стрельбы, а потом, с решающей помощью дипломатического и экономического давления Запада, заставить Россию покинуть Донбасс.

Россия, безусловно, согласна прекратить и стрельбу, и войну на Донбассе, но только в том случае, если Украина признает свое поражение. Разумеется, речь идет не об официальной бумаге, в которой представитель Украины подпишется «Признаем поражение». Речь идет о формировании на Донбассе (как минимум – на контролируемой Россией части) «местной власти», которая бы 1) полностью контролировалась Кремлем, 2) имела зафиксированные Конституцией Украины и гарантированные Западом, а также вооруженной силой России, особые политические права в структуре государства Украина; это должны быть такие права, которые дадут реальные возможности влиять в интересах Кремля на внешнюю и внутреннюю политику Украины.

И только Германия с Францией (будем называть их здесь для лаконичности Европой), которые не являются непосредственными участниками войны, согласны делать вид, что прекращение стрельбы и является прекращение войны, то есть рассматривать разведение войск как решение общей проблемы конфликта на Востоке Украины. Им так выгодно и удобно. В таком случае они – успешные миротворцы, угроза расползания войны устранена, имеются основания для отмены или хотя бы уменьшения антироссийских санкций, то есть можно менять политику в отношении России, учитывая собственные геополитические интересы. А все неурядицы, связанные с таким выполнением «минских соглашений», ложатся не на них, а на Украину.

Кремлевский «ва-банк» и наш национальный интерес

Нетрудно увидеть, что у России и Европы имеется ситуативное совпадение, по крайней мере, части интересов в ситуации на Донбассе. Россия согласится на разведение войск (прекращение стрельбы), если сразу после этого Украина согласится на выборы и внесет желаемые для России изменения в Конституцию. Другими словами, Россия проведет выборы на Донбассе в условиях своего беспрекословного военного присутствия, а Украине останется согласиться на их итоги. К этому Украину, согласно плану Кремля, должна принудить Европа. Если Европе этого не удастся, то никакого реального прекращения стрельбы Россия не допустит. Ведь постоянные обстрелы, то есть угроза реальной войны с жертвами – единственный аргумент Кремля и против Украины, и против Европы. И пока Россия не видит прогресса в деле принуждения Европой Украины к капитуляции (а именно так она трактует «Минские соглашения»), она будет срывать договоренности об увеличении «демилитаризованных» зон (например, в Петровском 3 октября). Это – не привычный выпад в сторону Украины, это – давление на Европу, которая все еще не может, или не хочет «дожать» Украину.

Это – самое важное, что необходимо учитывать при оценке нынешней ситуации на Донбассе: стрельба будет до тех пор, пока Украина не выполнит условий, при которых Кремль согласится прекратить войну. Поэтому появление «демилитаризованных» четырех квадратных километров возле города Золотое, как и возможное появление других таких участков, отнюдь не означает, что мир на Донбассе стал ближе.

Конечно, такая общая оценка ситуации имеет смысл до тех пор, пока Россия считает, что у нее еще есть шанс добиться, в том числе – парадокс! – с помощью Европы, от Украины признани поражения в войне. Кремль сегодня не демонстрирует никаких намеков на ослабление этого желания. Это понятно и закономерно. Ведь не добившись от Украины признания поражения, Кремль вынужден будет признать собственное поражение в войне. Здесь уже по строгому принципу: или – или. Таков уж неумолимый закон войны. Тем более, что такой сверхважный фактор на войне, как время, сейчас активно работает против России. Ее отношения с Западом, в том числе, с ситуативными союзниками в «Минском процессе», стремительно ухудшаются. Уже открытый конфликт с США в Сирии и наглое отрицание причастности к катастрофе с пассажирским лайнером рейса МН-17 загоняют Кремль в тупик, в котором теряют смысл любые серьезные разговоры о возможном снятии санкций. Ситуация настолько губительна для России, а нежелание уступать, то есть – признавать общую поражение в противостоянии с Западом, на которое Кремль решился два с половиной года назад, настолько прочное, что толкает его к тому, что картежники зовут «ва-банк». Самая свежая новость такого характера – указ президента РФ Путина о приостановке действия соглашения с правительством США об утилизации оружейного плутония и представление в Думу законопроекта о полном прекращении данного соглашения. Это открытая угроза возможности если не ядерной войны, то повышение ядерной опасности в мире, если Запад продолжит санкции против России. Кремль не впервые размахивает «ядерной дубинкой», но раньше это были лишь слова-намеки, да и то преимущественно кремлевских пропагандистов разного калибра. Теперь – решение президента и парламент, причем в указе Путина прямо сказано о «недружественных действиях Соединенных Штатов Америки в отношении Российской Федерации».

На таком фоне обострения противостояния между Россией и США (Западом) наши конкретные проблемы с разведением войск на Донбассе теряют вес в глазах и США, и Европы, и России. Это еще одна причина, по которой нам, увы, не стоит надеяться на скорое прекращение огня на Восточном фронте. Впрочем, в конце концов, наша главная цель – победа, и разведение войск здесь лишь промежуточный и, между прочим, совсем не обязательный этап. А новые этапы (методы) достижения нашей победы могут появиться внезапно, и именно из-за того, что Россия, пусть и в других частях мира и в других вопросах, вынуждена идти «ва-банк». Надо быть к этому готовым. Наш национальный интерес – не прозевать.

Юрий Сандул, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-