Меджлис запрещен. Да здравствует Меджлис!

Меджлис запрещен. Да здравствует Меджлис!

Аналитика
1571
Ukrinform
После «выборов» в Крыму и запрета Меджлиса стало очевидно: замены этому представительному органу крымскотатарского народа – не существует

Итоги «выборов 18 сентября» в Госдуму заставляют констатировать, что крымские татары это мероприятие достаточно организованно проигнорировали. Чем и доказано: влияние Меджлиса никуда не делось, а все инсинуации коллаборантов и реверансы Москвы народом не восприняты. Проголосовало лишь около 20% крымскотатарских избирателей. Из них не менее 10–15% составляют бюджетники – учителя, врачи, служащие – то есть, те, у кого не было иного выхода. Остается 5–10%. А в целом по Крыму, по объективным данным, явка составила около 45%. Вот и оцените уровень влияния Меджлиса, который призывал крымских татар к бойкоту «выборов».

И вот – Меджлис Москвой окончательно запрещен. Теперь, как никогда, для коренного народа Крыма становится актуальным вопрос: что дальше и с кем во главе?

Меджлис: без председателя трудно, но есть первый заместитель

Политического центром для крымских татар до аннексии Крыма был Меджлис крымскотатарского народа, созданный Мустафой Джемилевым, и переданный им в 2013 году в руки Рефата Чубарова. Последний провел реорганизацию структуры, значительно омолодив ее руководство. Чубаров сейчас в Киеве и очень интересно проследить, что произошло с заместителями Рефат-эфенди, оставшимися в Крыму..

Двое из них – Ахтем Чийгоз и Ильми Умеров – находятся сейчас под следствием и судом. Это преследование можно напрямую считать политическим, но у него – разные корни. Например, Чийгоза всегда считали более радикальным по взглядам еще в украинские времена, да и тесную связь с Мустафой Джемилевым там проследить несложно. Что касается Умерова, то преследование выглядит как акция устрашения, ведь политик был в течение 10 лет (и при Ющенко, и при Януковиче) председателем Бахчисарайской райгосадминистрации и имел реальный авторитет, как у крымских татар, так и у славянского населения. Скажем так: на фоне Умерова другие вожди выглядят слабее, вот и надо было нивелировать его влияние, а здесь «пригодится» и СИЗО, и «психушка». Как видим – не помогло.

Еще один заместитель главы Меджлиса Нариман Джелял имеет теперь приставку «первый» и часто курсирует по маршруту «Симферополь-Киев», в Крыму координируя деятельность членов Меджлиса, конечно, периодически ходит на допросы в ФСБ. Не трудно спрогнозировать, что именно ему в нынешних обстоятельствах будет труднее.

Между тем, еще один заместитель – Айдер Аджимамбетов – почти прекратил публичную деятельность.

Ремзи Ильясов (кстати, оппонент Чубарова во время выборов председателя) после проигрыша явно обиделся. После оккупации Крыма он отправился в российскую «власть» – вступил в ряды «Единой России» и работает «заместителем председателя Государственного Совета» Крыма. Такой же выбор сделал и Заур Смирнов, ставший председателем «Госкомитета по вопросам межнациональных отношений».

Следовательно, в условиях оккупации руководство Меджлиса в Крыму разделилось на две части в пропорции 3:2 при одном заместителе, котрый «воздержался». Анализ явки на «выборах» убедительно свидетельствует о том, какая из этих частей пользуется реальным влиянием. Но. Если при Украине влияние Меджлиса было безоговорочным, а другие политические образования даже не мечтали об изменении «доли» (например, откровенно «регионаловские» «Милли Фирка» или «Бирлык-Единство»), то сейчас на этой политической площадке – напряженность. Впрочем, если проанализировать, то становится очевидным: как и вся политическая деятельность в России, все это больше смахивает на имитацию, «бурю в стакане воды».

И даже присутствие во «власти» коллаборантам не помогает

Крымские татары представлены в нынешней центральной «власти Республики Крым» эпизодически. Должности «заместителя председателя Совета Министров» и «председателя Госкомитета по вопросам межнациональных отношений» занимают Руслан Бальбек и уже упоминавшийся Заур Смирнов.

Господин Бальбек – сейчас уже «депутат» Госдумы – личность нерядовая. Известен как один из руководителей самозахвата земельных участков в Судакский долине, он еще в 2010 году принимал участие в местных выборах, когда часть крымскотатарских деятелей решила проявить оппозицию к официальной линии Меджлиса и пошла по спискам Социалистической партии Украины, но результата это не дало. Потом Бальбек был помощником нардепа-регионала Шенцева, на какое-то время его задерживали и отправляли в СИЗО. Российская политическая действительность дала ему шанс реализовать свои амбиции, ведь для Меджлиса его фигура была одиозной. На должности заместителя Аксенова Бальбек был нужен для пропаганды – видите, вот у нас здесь имеются свои крымские татары, они всем довольны. Как говорят в кулуарах, формально Бальбек имел отношение к реализации программ, котрые начала Россия для депортированных, но реальное распределение средств шло вне его контроля (или, скорее, мало ему перепадало), под диктовку чиновников из Москвы. В политическом смысле Бальбек смог доказать руководству «Единой России», что включение его в региональный список в Госдуму сможет привлечь голоса крымских татар 18 сентября. Результаты голосования свели эти реляции на нет. Но расчеты того же внешнего эффекта – имеется мандат у Чубарова, пускай будет и у нас депутат – крымский татарин – сыграли в пользу Бальбека. Впрочем, отъезд в Москву быстрее сведет политический вес Бальбека собственно в Крыму – к нулю. Так, одна из 450 «кнопок». Относительно публичного рейтинга Бальбека среди крымских татар, то он никогда не был высоким, «голосование ногами» 18 сентября это просто математически доказало.

Другой якобы представитель народа в центральных органах оккупационной «власти» – вышеупомянутый Ремзи Ильясов – похоже, вообще понял, что главное в этих реалиях – лишний раз о себе не напоминать. Он возглавляет движение «Къырым», но какой-либо активности в последние месяцы фактически не продуцирует. Собственно, Ильясов еще во время своего пребывания в Меджлисе позиционировал себя как прагматичный политик, отстаивающий интересы крымскотатарских бизнесменов. Эта направленность осталась у него и сейчас, но, конечно, здесь все не публично. Понятное дело, что и о своих интересах Ильясов не забывает. Но говорить о политическом будущем, опять же, неуместно: равнодушие народа к его персоне однозначно, поэтому опытный политик Ильясов понимает – необходимо переждать или вообще – дрейфовать от всякой публичности.

Мелочи не видно

Куда большую заинтересованность в политической деятельности имеет бывший председатель Генической райгосадминистрации, экс-регионал Сейтумер Ниметуллаев. Он уехал в Крым в марте 2014 года, оставив на Херсонщине достаточно крупный бизнес (хотя, как говорят, он и до сих пор работает на владельца). Политические симпатии Ниметуллаева всегда были пророссийскими, он попытался побороться за пост главы Бахчисарайской администрации, но все же слишком долго он был вдали от крымской политики как таковой. Созданное им движение «Къырым бырлыгы» попытался вести одну линию с Ильясовым и Бальбеком, но очень быстро дорожки разошлись. Против Ниметуллаева играет уже солидный возраст и склонность к роскошному стилю жизни. Рейтинга, как такового, у него не было никогда.

На обочине продолжает оставаться и «Милли Фирка» во главе с Васви Абдураимовым. Здесь идеологический казус: вообще для российской власти Абдураимов почти свой, ведь он воспринимает и популяризирует тезисы российского историка Льва Гумилева о «русско-тюркском единстве». Но, как говорят, господин Васви человек «недоговороспособный», он берет в расчет только свое мнение и именно его считает правильным. Разве это возможно в российских условиях? Говорят, что Абдураимов весной 2014 года, подключив связи в Москве, попытался стать заместителем представителя Путина в Крыму Белавенцева, но политического веса не хватило и Белавенцев не ощутил необходимости в таком «заме».

Наиболее пророссийским из ряда крымскотатарских политиков современности можно считать Ибраима Ширина, который является родным братом убитого несколько лет назад Норика Ширина – лидера альтернативного Меджлису молодежного движения «Бырлык-Единство». Господин Ибраев не стесняется сотрудничать с «Молодой Гвардией Единой России» и делает ставку именно на работу с молодежью, камуфлируя коллаборационизм якобы общественными и неполитическими инициативами. Но самое перспективное, что может здесь «светить» – место в «Госсовете», и то – если «Единая Россия» позволит. Кстати, депутаты – крымские татары в «Госсовете» сейчас – это сугубо одиозные фигуры политических пенсионеров: Лентун Безазиев, Эдип Гафаров, экс-регионалы безо всякого будущего.

Ну и еще одна группа, которая формально не привязана к политике в связи со статусом госслужащих. Например, Тейфук Гафаров (заместитель главы администрации Симферополя), эксплуатирующий имидж такого себе «хозяйственника», курируя торговую сферу большого города. Но если тот же Смирнов имеет огромный бэкграунд Меджлиса, то Гафаров – обычный чиновник, который получил реальный профит от своей политической позиции. Политического будущего у таких людей практически нет.

Крымскотатарский народ: ожидание перемен

Менее заметной медийно, но не за влиянием, является та часть членов Меджлиса, которая осталась в Крыму. Под руководством Наримана Джеляла они де-факто продолжают координировать свою деятельность. Но акценты изменились. После закрытия телеканала ATR, а теперь и запрета Меджлиса для них очень актуальным является объединение, но другими способами. В этом смысле очень удачной можно считать идею близкой сейчас к Меджлису журналистки Лили Буджуровой, которая фактически является главным публичным представителем крымских татар с особым мнением. Публичные политические выступления в Крыму нереальны, следовательно изобретена весьма эффективная форма общения – через культурные проекты, концерты, даже юмористические шоу. Эти мероприятия проходят в культурных комплексах или ресторанах, принадлежащих крымскотатарским бизнесменам. Политических заявлений там не произносится, как говорится, умный все сам поймет. Никуда не делись и активисты «Хизб-ут-Тахрира», который является запрещенным в России как экстремистская организация. Но эта деятельность относится в прямом смысле к подпольной.

Крымскотатарский народ в ожидании. Ожидании нового лидера именно в Крыму, в ожидании реальной помощи и давления на Россию от Украины и международного сообщества, ожидании, к чему приведет политика оккупантов относительно «крымско-татарского» (почему именно так надо писать, известно одному Богу, это как «на Украине» – и все тут? – Авт.) населения в Крыму. Конечно, материальные затраты Россия несет, деньги выделяются, но на фоне самого факта аннексии, реальных репрессий власти, откровенного запрета на выражение политической позиции и отсутствия авторитета «власти» все эти программы и проекты выглядят как измученные и откровенно взяточнические. Можно констатировать: крымские татары взятки от Москвы не приняли, но и со стороны Киева уверенного сигнала, что все изменится и изменится скоро – не получили.

Виктор Чопа


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-