Роман Сущенко и «презумпция правоты» ФСБ?

Роман Сущенко и «презумпция правоты» ФСБ?

Аналитика
1480
Ukrinform
В 1937 году, когда НКВД увозил людей ночью на черных воронках, соседи арестованных сомневались: «А может и не зря их арестовали»

Слова «презумпция правоты» сегодня в Украине на слуху. Давать такое право полиции, пишем мы, опасно. Почему же с такой легкостью (сознательно или подсознательно) многие из нас оглашаются с «презумпцией правоты» ФСБ? По сути - кремлевского гестапо?

Почему же, будучи незаконно брошенным за решетку Лефортовской тюрьмы, талантливый журналист, укринформовец Роман Сущенко от некоторых из своих сограждан получил не безоговорочную поддержку, а почесывание в голове с трусоватым: «Надо подумать...»? Дескать, нет дыма без огня... Даже если всем понятно, что дыму напускает путинская спецслужба.

Почему бы не прикусить язык Матвею Ганапольскому, только летом получившему украинское гражданство, и скоропалительно отреагировавшему: «Есть некий журналист, который то ли является журналистом, то ли его называют журналистом», и позже назвавшему Сущенко человеком «абсолютно неизвестным». На ток-шоу у Портникова слышим сомнения от одного из экспертов, считающего себя демократом и патриотом: то ли журналист Укринформа был арестован в Москве «неправомерно», то ли «правомерно»...

Известный украинский волонтер, советник министра обороны и человек, обычно не лезущий в карман за словом, вдруг заюлил: мол, перед тем, как решительно поддерживать Романа Сущенко и требовать его освобождения, надо «получить дополнительную информацию» о нем и его задержании. Как будто недостаточно самого факта правового беспредела с арестом и недопуском - до сих пор - до нашего соотечественника украинского консула. Порой из важных мидовских чиновников приходится по капле выдавливать скупые ответы на наши вопросы: что делается для освобождения Романа?

Другой авторитетный журналист, много лет сотрудничавший с российскими СМИ, не разбираясь, что к чему, практически называет действия Романа, пересекшего границу с Россией, «постыдными». И ладно бы - это твоя «патриотическая» позиция - но добавь хоть слово поддержки в адрес заключенного. Нет, не добавил. 

А вот у других наших «сограждан» (без кавычек рука не поднимается написать) никаких сомнений нет. В их «экспертных» высказываниях презумпция правоты ФСБ так и прет.

Снова почувствовала свою значимость всеми забытая Елена Бондаренко. «Если уж беременную журналистку можно "назначить" зрадныком, 68-летнюю коммунистку - шпионом, а борющуюся с раковым заболеванием публицистку - агентом влияния и сепаром, то что в таком случае вас удивляет, что здоровый средних лет мужчина с журналистским удостоверением Укринформа и тремя статьями в багаже своей долгой журналистской карьеры может быть "назначен" шпионом?!» - С нескрываемым торжеством пишет бывший спикер Партии регионов. Ну чья бы мычала! Елена Бондаренко, которая с 2001 года работала не иначе, как пресс-секретарем и депутатом, но упорно называвшая себя «журналистом», на роль шпионки больше подходит -  не украинской, конечно, а российской. Темники фээсбешные из нее так и лезут - не остановишь. 

Попытался ухватить за хвост былую славу еще один человек, считающий себя журналистом - Александр Чаленко. Он убежденно склонял к мысли, что «нищий Укринформ на улице Богдана Хмельницкого» в приниципе не может позволить себе заграничных корреспондентов. Подобную убежденность может дать только скромная доплата в российских рублях, потому что если бы Чаленко хотел, он бы легко выяснил, что разветвленная зарубежная корсеть существует в Укринформе еще с советских времен, и к этому достоянию в агентстве относятся очень бережно. 

К хору вопрошающих: «А так ли уж неправо ФСБ?» присоединился Оппозиционный блок. Все они, конечно, та еще «вата», но все-таки, как ни как - граждане Украины. И, наблюдая, как охотно они верят бредовым версиям ФСБ и как готовы сдать врагам украинского журналиста, невольно спрашиваешь себя: а тому ли народу они присягали? Ведь дальше уже могут быть только слоганы, скандируемые хором российских телеканалов: дело Сущенко «Украина раскачивает, чтобы отвлечь внимание от третьего майдана», «Роман Сущенко - шпион, это сразу видно по глазам и рукам», «Роман Сущенко приехал, чтобы добывать информацию для американцев»...

Слава Богу, вирус «доверия к ФСБ» поразил далеко не всех. У многих, очень многих уже выработался иммунитет. В первые дни, когда к Роману Сущенко еще не мог попасть ни адвокат, ни консул, свой протест высказали все значимые международные организации журналистов, весь топ-политикум. Мы искренне благодарны коллегам Романа по работе в Париже и европейских институциях, которые первыми не только выступили в его защиту, но рассказали, кто такой Сущенко-журналист - Алле Лазаревой из Українського тижня, Наталье Фибриг с телеканала 1+1, Ирине Сомерен из УНИАН, правозащитнице из Центра гражданских свобод - Марии Томак и многим другим.

Благодаря им поменяли свою позицию и такие, как Матвей Ганапольский. «Не знаю, за что можно задерживать украинского журналиста, много лет работавшего во Франции», - совсем по-другому оценил он ситуацию спустя три дня.

Но информационный залп Кремля почти достиг цели. Почти. Он посеял радость у пятой колонны и сомнения у «патриотов»: а что, все-таки, делал Сущенко в Москве? Совсем недавно то же довелось услышать в адрес другого украинского журналиста, насильно удерживаемого российскими спецслужбами на подписке о невыезде - Николая Семены: «Там не все так просто. Что он делал в Крыму? Почему не выехал на «большую землю»? А потому что разные есть ситуации, и разная степень понимания таких понятий, как долг...

«Ситуация с Сущенко - это не отдельное событие, а составляющая кремлевского нарратива "все хохлы предатели и шпионы". В данном случае это "шпионская" составляющая длительной информационной операции официального Кремля, - говорит в комментарии Укринформу социальный психолог Олег Покальчук. - Размышления о том, что у Сущенко глаза шпиона, выглядят полным идиотизмом. Хороший агент никогда таким не выглядит. Это ведь не кино про шпионов. Относительно выпадов в адрес вашего агентства, это просто «жаба». Ну, название крутится в топ-новостях, в фокусе внимания».

А вот мнение представителя организации «Репортеры без границ», директора института массовой информации Оксаны Романюк: «Ми знаем, как серьезно скомпрометированы российские журналисты своей работой со спецслужбами. Например, был скандал с гражданином Леонидом Свиридовым, якобы сотрудником «РИА. Россия Сегодня», относительно которого Польща провела расследование и запретила работать на территории страны. Это был скандальный большой процесс. Интересно, что в конце 2015 году мы пересеклись с Романом в Париже на конференции ПАСЕ. Он записывал у меня комментарий. А рядом ходила толпа российских граждан из Раша Тудей и Лайф Ньюз (я не могу назвать их журналистами). Рядом с ними ходил Свиридов и рассказывал, как ущемляются его права. Тогда Свиридов прямо говорил нам: «Вы, украинцы, видите, что меня лишили права на работу и проживание. Ну, подождите, вы, мол, еще увидите». Мы с Романом поулыбались этим словам. Российские медиа находятся под жесткой радикальной цензурой, это подтверждается и качеством их новостей, и централизованной редакционной политикой. И мне кажется, что они пытаются перенести это на Украину. Ну как бы, все знают, что это реальность, в которой живет Россия, а вот теперь они пытаются таким образом преподнести, что то же самое происходит в Украине. Хотя мы проводим мониторинг журналистских стандартов и заказных материалов, и Укринформ получает одну из наиболее высоких позиций. Кроме того, в Украине очень активная сеть общественных организаций, медиа-организаций, организаций, разолачающих фейки. У нас поляризованное общество, с небольшим количеством дискуссий, у нас присутствует плюрализм».

*     *     *

Пошла вторая неделя, как Роман смотрит на мир сквозь решетку Лефортово. Его адвокат Марк Фейгин, которому удается пообщаться с Романом, говорит, что его живо интересуют мнения и суждения о сложившейся ситуации коллег-журналистов, политиков и политологов. Он не считает себя виновным, и для него важно, чтобы ему верили. Запуская комп с мыслями и желанием черкнуть статью или блог о Романе, давайте будем помнить, что красиво быть патриотом в теплом киевском офисе под защитой нашей армии, и трудно там, где понимаешь, что обвинения спецслужба врага будет печь одно за другим, и самое страшное, что на какое-то время твои земляки могут в них поверить.

В действиях ФСБ нет ничего нового. Был ведь уже 1937 год, когда людей увозили ночью на черных воронках, называли американско-немецко-японскими шпионами, и соседи, чтобы избавить себя от ужаса, уговаривали друг-друга: надо бы получше разобраться, может, в чем и виноват... 

Хотя есть тут и серьезное отличие. Они верили «собственному» НКВД, а мы - чужому...

Лана Самохвалова, Евгений Якунов. Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-