Юлия Каздобина, новоназначенный советник Мининформполитики по вопросам Крыма
Крымская политика Украины должна быть политикой «мягкой силы»
13.10.2016 12:57 638

- Я думаю, что непосредственно на ситуацию с каждым конкретным человеком повлиять сегодня просто невозможно. Мы должны принять эту ситуацию - реально в Крыму действует юрисдикция России, и Крым сегодня, по аналогии с захватом заложника, может спасти только избавление его от террориста. По-другому повлиять на судьбу заложников невозможно, к сожалению. Это правда, которую нужно признать.

Мне кажется также, Украине важно осознать, что за допущенные ею ошибки Россия будет отыгрываться на людях, которые живут в Крыму. Ситуация там очень сложная, равновесие шаткое и противостояние очень опасное. Поэтому наша политика должна быть политикой "мягкой силы", и она должна учитывать ситуацию, в которой могут оказаться люди, живущие там.

Должно быть четкое разграничение на тех, кто нарушил закон, и тех, кто просто там живет

Нужно идти к восстановлению человеческих отношений с ними, не должно быть риторики вражды по отношению к тем, кто сейчас остался в Крыму. Естественно, должно быть четкое разграничение на тех, кто нарушил закон, и тех, кто просто там живет. Те, кто виновны в нарушении прав человека в Крыму, должны знать позицию Украины, которая придерживается принципа неотвратимости наказания. В этой ситуации мы можем только брать информацию из Крыма, делать ее достоянием всего мирового сообщества и продолжать давить. Да, это ощущение бессилия ужасно, но у нас задача - не сделать хуже и действовать, повторюсь, мягко, постепенно...

Я прекрасно понимаю, что патриотично настроенные граждане Украины в Крыму готовы терпеть все неудобства, но там разные люди живут, и я сильно сомневаюсь, что блокада в целом была правильным решением. Да, действительно, надо было отменять закон о СЭЗ "Крым", но вместо него все-таки нужно было говорить о каких-то прозрачных правилах торговли и обмена товарами между Крымом и материковой Украиной. Нельзя было настаивать на полном запрете экономических связей, мы должны помогать тем, кто живет в Крыму, и поддерживать отношения с людьми, лояльными к Украине. Важно их вытаскивать на территорию Украины, чтобы они могли видеть, что здесь происходит. На самом деле, это будет работать намного лучше, чем любые попытки их убедить, что здесь не все так плохо.

- Какие еще болевые точки вы собираетесь рассматривать, что решать для того, чтобы усилить влияние Украины на Крым?

Одна из болевых точек - необходимость усиления воздействия на Запад для того, чтобы пошло воздействие на Россию

- Как я уже говорила, сегодня непосредственно воздействовать на то, что происходит в Крыму, очень тяжело, поэтому важно получить достоверную информацию из Крыма. Важно понять, что там реально происходит, и именно этот фактаж, а не эмоциональные месседжи, делать достоянием западных институций, которые хотя и достаточно ослабли, но все еще имеют определенное влияние. Причем, не столько на Россию, сколько на общий фон.

Мы помним, как сначала воспринималась информация - все однозначно принимали месседжи российской пропаганды. Сейчас европейское информационное поле изменилось - всем уже понятно, что корнем проблемы является Россия. Но далеко не все готовы эту проблему решать, потому как не видят решения. Поэтому стремятся загладить ситуацию. Так вот, одна из болевых точек - необходимость усиления воздействия на Запад для того, чтобы пошло воздействие на Россию.

- Есть ли возможность воздействовать с украинского информационного поля?

- Здесь есть над чем подумать. Например, я считаю очень важным развивать русскоязычные ресурсы, которые могут быть направлены на Россию. Мы очень часто недооцениваем наши способности влиять на то, что там происходит. Мы привыкли, что они влияют на нас, но в последнее время появились примеры того, как мы влияем на них. Тот же флешмоб "Я не боюсь сказать" начался в Украине, а затем перекинулся в Россию и Беларусь. Это уже пример нашего воздействия, и он важен тем, что именно украинский флешмоб смог расшатать устои патерналистского общества. В этом направлении нужно думать дальше над конкретными проектами.

На сегодня у нас осталось только шесть российских телеканалов, вещающих в Украине по лицензии

- Не чувствуете себя беззащитными перед российской пропагандистской армией?

- Нет, потому что они врут, они сами себя обманут и уже обманули - вранье может дать силы на короткой дистанции. Будущего у них нет.

Наше преимущество - свобода слова, возможность критиковать конструктивно, говорить о проблемах, не замалчивать их. Осознание, что у тебя есть проблема - первый шаг к ее решению. И наша свобода слова позволяет это делать - искать и находить решение, двигаться вперед. Это то, чего нет в России. Для нас, как государства, свобода слова - шанс, который позволит оторваться от проблем, нам она просто необходима, потому что это инструмент нашего продвижения.

Понятно, что нам нужно защитить свое информационное пространство от влияния российской пропаганды, и для этого уже сделано достаточно много. На сегодня у нас осталось только шесть российских телеканалов, вещающих в Украине по лицензии. И эта работа будет продолжена, потому что мы должны очистить свое информационное поле от вранья, языка вражды и сами понять - кто мы, куда движемся, какое у нас будущее, и какое место в этом будущем занимает Крым.

Зера Аширова, Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-