США–Китай–Россия: третьего лишнего не будет

США–Китай–Россия: третьего лишнего не будет

3929
Укринформ
Отношения в «треугольнике» крупнейших государств мира могут кардинально измениться

Министерство иностранных дел Китая в письменном ответе российскому информагентству РИА Новости назвало информацию о размещении Китаем межконтинентальных баллистических ракет DF-41 около границы с Россией домыслами и предположениями. За два предыдущих дня новость о ракетах успела облететь весь мир и породить шквал комментариев. В них преимущественно высмеивали на удивление сдержанную официальную реакцию Кремля, которая, по сути, свелась к короткому и очень невнятному ответу Дмитрия Пескова (пресс-секретаря президента РФ Путина): мы, мол, не видим угроз от процесса укрепления обороноспособности Китая.

Россия – США: если продаваться, то задорого

Первыми о размещении китайских ракет с ядерным оружием сообщили гонконгские и тайваньские газеты, но ее почему-то мгновенно перепечатали китайские государственные (!) СМИ. Невозможно представить, что они осмелились это сделать без неофициального указания властей Китая, ведь информация такого рода - не просто государственная тайна, а еще и способна существенно повлиять на российско-китайские отношения. Именно это и позволяет предположить, что в обнародовании информации был заинтересован официальный Пекин. А это значит, что вопрос достоверности факта размещения ракет является второстепенным.

То есть, действительно ли эти ракеты уже находятся около границы с Россией, в 700 километрах от Владивостока (дальность действия – 14 тысяч километров, то есть «достают» и до Москвы), говорит ли МИД Китая правду – это уже не существенно. Если и нет, то могут быть в любое время. Важно другое: Пекин что-то дает понять Москве, о чем-то предупреждает. И, возможно, не только Москву.

Что именно дает понять? Самый очевидный ответ, и об этом пишут большинство комментаторов – Китай предостерегает Россию от любого российско-американского соглашения антикитайского толка. Новый президент США Дональд Трамп открыто заявляет о своих намерениях сделать американскую политику в отношении Китая более жесткой (это еще мягко сказано). И чтобы проводить такую политику, США должны договориться с Россией, то есть «дружить» с ней против Китая. Ссориться одновременно с двумя – Китаем и Россией – в Вашингтоне считают неразумным. Естественное желание стратегов избегать «войны на два фронта».

Комментаторы, особенно из числа российских оппозиционеров, отмечают, что Москва сегодня настолько слаба и зависима от Пекина, что не осмелится даже на малейший с ним конфликт. Поэтому и ее реакция на новость о китайском ядерном оружии возле своих границ такая вялая и даже трусливая. В этом, безусловно, есть правда: Россия, имея затяжной и глубокий конфликт с Западом из-за своей агрессии в Украине и Сирии, вовсе не стремится получить такое же еще и с Китаем.

Учитывая это, интригу можно было бы считать исчерпанной: противостояния России и Китая, по крайней мере, более острого, чем сейчас, не будет.

Однако такая категоричность представляется преждевременной. Она не объясняет, зачем Пекин прибег к публичному трюку с информацией о своих межконтинентальных ракетах, если нынешняя российско-китайская «дружба» такая уж незыблемая. Возможно все будет зависеть от того, что может предложить Трамп Путину в обмен на совместные действия против Китая?

Речь идет не о том, «сдаст» ли Трамп Украину (Сирию). Этого как раз недостаточно для выживания нынешнего российского политического режима даже в среднесрочной перспективе. Кремлю нужна действительно масштабная финансовая и технологическая помощь Запада, ведь российская экономика, даже если бы нынешних санкций Запада не было, медленно, но неуклонно разрушается. Речь идет о том, что России в очередной раз в ее истории, нужен доступ к новейшим достижениям Запада в науке и технологиях, чтобы не только сохранить традиционную недемократическую политическую систему, но и не выпасть окончательно из числа государств, влияние которых простирается далеко за пределы его официальных границ. Впрочем, для России одно неразрывно со вторым. То есть, возможная сделка с Западом для Кремля настолько жизненно важна, что может перевесить риски ухудшения отношений с Китаем.

В общем, главный вектор внешней политики России – на Запад, именно там жизненно важны интересы ее политического режима. И ради успеха своей западной политики Кремль может пойти на что угодно. Тем более, что ничего чрезвычайного США от России не потребуют. Всего лишь не помогать (прежде всего, в военной сфере) Китаю, если между Вашингтоном и Пекином вдруг начнется острое геополитическое противостояние.

Другое дело, дадут ли Запад и США России все то, что нужно ей для спасения режима? Это вопрос, на который пока нет ответа. Если не дадут, тогда и Россия вряд ли пойдет против Китая.

Россия и Китай: «патовая» ситуация

И так уж и зависима Россия от Китая? Посмотрим внимательнее на их отношения за предыдущие лет сто, и видим, что Россия (СССР) никогда не была заинтересована давить на Китай. И жесткая конфронтация между странами в 60 – 70-х годах прошлого века, когда дело доходило до вооруженных стычек на границах (самая известная из них – за остров Даманский), была инициативой Пекина, а не Москвы. То есть, Москва только отражала выпады Китая. Во второй половине ХХ века китайские коммунисты боролись с советскими за влияние в так называемом «социалистическом лагере», достигнув полного успеха в отношении Северной Кореи и Албании, частичного – в отношении Югославии и Румынии. Китай воевал (неудачно) со Вьетнамом, чтобы оторвать его и Кампучию от СССР.

Причина миролюбия Москвы заключается в том, что России, по большому счету, ничего от Китая не надо – ни территорий, ни новейших технологий, ни военной поддержки. Во всех этих сферах Россия и до сих пор Китай превосходит и является полностью независимой от него. Наоборот, это Китай всегда требовал того, чего у него нет, а есть у России - территории, природные ресурсы, технологии производства оружия. А всего этого Россия добровольно не даст (кстати, никогда не давала, даже в сталинские времена, когда коммунистический Китай только становился на ноги), все это можно вырвать только силой. Однако от гипотетической военной агрессии Китая на российские земли к востоку от Урала, о чем так любят рассуждать журналисты и эксперты, Россия надежно защищена сверхмощным (поровну с китайским) арсеналом ядерного оружия. Его у Москвы на порядок больше, чем у Пекина. Поэтому и сегодня, и в обозримом будущем Китай не может решать свои проблемы с Россией силой оружия.

Кстати, от усиленного давления на Россию Китай сдерживает еще и то, что российские природные ресурсы Сибири и Дальнего Востока трудно достать технологически. Китаю проще искать путей к ресурсам Азии, Африки и всего Тихоокеанского региона. Их там никак не меньше, чем в России, зато добывать намного легче. Скажем, у Китая нет технологий добычи газа или нефти в суровых условиях Сибири или под льдом Арктики, иначе Россия приглашала бы в этот свой сектор экономики китайские компании, а не американские и европейские. Поэтому на сегодняшний день главный путь внешней экспансии Китая - на юг, а не на север. В свое время такой же выбор и по тем же причинам сделала и Япония, когда в 1941 году решила начать борьбу за ресурсы на юге (война с США), а не на севере (война с СССР).

Вот и получается такая «патовая» ситуация, когда у одной стороны (России) нет необходимости в конфронтации, а у другой (Китай) нет на это сил и должной мотивации. Отсюда и тот фактический нейтралитет, который сейчас видим в российско-китайских отношениях – нет ни вражды, ни стратегического сотрудничества (дипломатического, военного, экономического).

Итак, резюмируя: нынешняя зависимость России от Китая – дипломатическая и определенная, совсем незначительной степени, финансовая - является ситуативной, то есть порожденной конфликтом между Путиным и его коллегами на Западе. Не будет этого конфликта - пропадет и зависимость.

Китай предупреждает...

Потенциальный конфликт между Китаем и США, вероятность которого увеличивает избрание Трампа президентом США, весьма опасно для Китая. Сегодня Пекин чувствует себя (экономически и политически) более-менее уверенно, потому что его, по большому счету, никто не трогает. Если же заденут, а это могут сделать только США, тогда Пекину будет плохо. Потому что Китай не может (по крайней мере пока) на равных соперничать с США. Чтобы там не говорили о возросшей мощи Китая (по типу «второй экономики мира»), на сегодняшний день у него нет серьезных аргументов против США – ни экономических, ни, тем более, военных. Даже внутренняя политическая стабильность китайского режима является далеко не такой прочной, как может показаться. Ведь в Китае никуда не делась основное внутреннее противоречие – между экономикой, которая может развиваться до уровня США только на рыночных принципах, и недемократическим, «нерыночным», политическим режимом.

Китай делает ставку на медленную, «ползучую» экспансию, на постепенное и незаметное (насколько это возможно) наращивание собственных сил, чтобы раньше времени не вызвать конфронтацию с США.

Без сомнения, перспектива в ближнем будущем жесткого противостояния с США, подобного тому, которое было между Западом и СССР («холодная война»), Пекин пугает. И чтобы этого не произошло, ему тем более сейчас надо демонстрировать готовность к такому противостоянию, если даже на самом деле это не так. Пекин должен предупреждать и говорить именно так, как сказал китайский министр иностранных дел Ван И агентству Рейтер: «Мы готовы, на основе строгого соблюдения принципа одного Китая и уважения коренных интересов друг друга, вести диалог с новым правительством США». В переводе с дипломатического на обычный это означает: ссориться не хотим, хотим мира, но уступать вам наши «коренные интересы» не будем. А кроме дипломатического используется еще и язык демонстративных шагов. Как вот с этими ракетами возле российской границы. Это сигнал не только России («сидите смирно и не поддавайтесь на уговоры США!»), но и самим США («не рассчитывайте на Россию, она нас боится»). Или такая откровенная демонстрация-предупреждение России: центральное телевидение Китая впервые напомнило об утрате Китаем северных территорий вследствие агрессии царской России.

Конечно, все эти рассуждения - только общая картинка, только общие исходящие данные относительно ситуации, которая может сложиться в отношениях «треугольника» - России, США, Китая. Как оно будет реально – вариантов слишком много. И именно эта многовариантность должна, повторим, сдерживать нас от поспешного вывода, что Кремль и Путин так сильно боятся и так сильно зависимы от Пекина, что любой их антикитайский сговор с Трампом и Белым домом невозможен в принципе.

Юрий Сандул. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-