Евросоюз: ожесточенная дискуссия между сторонниками и противниками независимой Украины

Евросоюз: ожесточенная дискуссия между сторонниками и противниками независимой Украины

550
Ukrinform
Чтобы реально объединиться, Европе надо прежде всего решить, какой должна быть ее политика в отношении России

3 февраля в Валлетте (столица Мальты) состоится саммит Евросоюза, и по этому случаю председатель Европейского совета поляк Дональд Туск 31 января опубликовал свое письмо-послание главам государств и правительств 27 стран – членов ЕС.

В нем Туск призывает ЕС к единству перед новыми угрозами в мире. Такими он считает (пронумеруем их для удобства, а не по степени важности):

  1. «Напористый Китай»;
  2. «Агрессивная политика Российской Федерации в отношении Украины и ее соседей»;
  3. «Террор и анархия на Ближнем Востоке и в Африке, где радикальный ислам играет главную роль»;
  4. «Все ощутимее антиевропейские тенденции и настроения евроскептиков в условиях усиления многополярности в мире... Национальный эгоизм тоже становится привлекательной альтернативой интеграции»;
  5. «Тревожные заявления новой американской администрации... Изменения в Вашингтоне ставят Европейский Союз в затруднительное положение, поскольку Трамп может поставить под сомнение последние 70 лет американской внешней политики».

И как вывод самого Туска: все эти угрозы делают будущее Европы «крайне непредсказуемым».

Валлетта, столиця Мальти

Как видим, в послании председателя Европейского совета есть практически полный перечень проблем нынешней объединенной Европы. И давних, и новых, появившихся недавно или несколько лет назад. Они настолько насущие, что «объединенной» уже можно брать в кавычки. И Туск косвенно об этом говорит, призывая адресатов своего письма к единству. Потому что зачем призывать, если бы единство уже было?

Здесь и есть главная интрига. Сами по себе проблемы, или угрозы не отрицают единства стран ЕС. Скорее, наоборот: их наличие должно еще больше объединить (объединять) усилия европейцев, делать их политику еще более общей и монолитной. Тем временем, тревогу у Туска, и не только у него, вызывает то обстоятельство, что различные члены Евросоюза по-разному видят пути устранения угроз, причем настолько по-разному, что уже встает проблема возможного развала ЕС. Собственно, он уже начался (имеется в виду британский Brexit).

Из всех перечисленных Туском европейских проблем сделаем главный вывод-вопрос: а почему в Евросоюзе нет сегодня единства, почему он оказался перед перспективой развала?

Много наций – много проблем и Что будет с «зонтиком»?

Конечно, причин, по которым Евросоюзу сегодня так тяжело – немало, и все немелочные. Попробуем выделить две, которые, как кажется, являются самыми давними, глубокими и поэтому самыми важными.

Первая причина – пестрота, то есть – многонациональность, Евросоюза.

Какими бы дружескими не были отношения между странами Евросоюза, но национальные интересы у них разные постольку, поскольку это разные нации. Если бы такой разницы не было, то не было бы разных наций. А они есть.

Саміт Євросоюзу

Евросоюз базируется на принципе консенсуса, то есть, решения должны приниматься единогласно. Разница национальных интересов делает принятие таких решений либо невозможным, либо длительным и болезненным, что заметно снижает скорость общей реакции Евросоюза на те или иные вызовы. А запоздалая реакция, в свою очередь, порождает трудности преодоления вызовов, а, следовательно, усиливает столкновение национальных интересов стран – членов ЕС (то есть, разъединяет их). Еще недавно всем казалось, что Евросоюз трудно, медленно, но в целом успешно преодолевает проблему пестроты, и даже расширяется, но вот возникли угрозы, о которых пишет Туск, и оказалось, что с оптимизмом надо как минимум подождать.

Вторым постоянным и давним фактором, который раскалывает Европу, является внешняя политика России, главная цель которой - полное доминирование на континенте. И дело здесь не только в постоянных российских интригах или искушениях. Они эффективны именно потому, что различные страны Европы по-разному решают свою главную проблему безопасности – защита от вероятной военной агрессии России.

Опять же, еще совсем недавно, до февраля 2014 года, в Евросоюзе, по крайней мере, в столицах ведущих стран Западной Европы, преобладала уверенность, что эта проблема – защита от России – решена окончательно. Решена, потому что есть НАТО, а в НАТО есть США, которые по военной силе преобладают над Россией. Под «зонтиком» Армии США Европа могла чувствовать себя безопасно, а после развала СССР, когда в Европе поверили, что теперь Россия – почти демократическая (плюс экономически слабая), окончательно успокоились. Страх перед русскими танками практически развеялся, расходы на оборону европейцы существенно снизили. Казалось, все проблемы с Россией теперь можно решать исключительно с помощью бизнеса и мирных переговоров.

В феврале 2014 и этот оптимизм исчез. (Правда, «первый звоночек» был в августе 2008, в Грузии, но Европа убедила себя, что это ей показалось, и это был единственный и последний раз.) Скажем прямо, Европа испугалась. А после прихода в Белый дом Дональда Трампа с его лозунгами американского изоляционизма началась едва ли не паника: что будет с «зонтиком»?! Вот почему Туск среди угроз Евросоюзу называет «тревожные заявления новой американской администрации», и вот почему призывает европейских лидеров: «Мы не можем сдаться тем, кто хочет ослабить или отменить Трансатлантические связи, без которых невозможен мировой порядок и мир. Мы должны напомнить нашим американским друзьям их собственный девиз: вместе мы выстоим, разделенные мы потерпим фиаско».

Кадрові військові ЗС РФ

Перспектива потери (не полной, конечно) американской защиты разъединяет Евросоюз в том смысле, что разные его члены по-разному видят решение казалось исчезнувшей проблемы – защита от военного давления России: одни ищут возможности замирения России (это те, кто подальше от российских границ), другие (кто ближе и имеет собственный исторический опыт российской агрессии) призывают к решительному сопротивлению Москве.

Европа сейчас вынуждена платить за то, что не выстроила собственной, отдельной от США военной силы против потенциальной российской агрессии. Нам, украинцам, это особенно обидно, потому что в эту плату объективно входит и нежелание, что следует из невозможности, Европы защитить Украину, как ориентированную на ценности европейской цивилизации нацию, от российских танков. Должны делать это сами, теряя на поле боя лучших из нас.

Есть ли у Европы шанс таки объединиться?

Теоретически, шанс есть всегда. Потребность объединения усилий, чтобы иметь (сохранить) в мире достойное место под солнцем – очевидна. Практически же – вопрос в том, выберут ли лидеры ЕС правильную стратегию и тактику действий для преодоления и давних проблем, которые мешают реальному объединению Европы, и нынешнего явного кризиса Евросоюза. В любом случае, глубина проблем, которые сейчас «трясут» Евросоюз, такая, что времени для преодоления кризиса уйдет немало – не год – два, а десятилетия.

Чтобы реально объединиться, Европе надо прежде всего решить, какой должна быть ее политика в отношении России. Суть проблемы в том, что кроме задачи оградиться от ее потенциальной агрессии, европейские политики еще и мечтают привлечь все ресурсы России, прежде всего – природные, к, так сказать, общему делу. В этом они видят лучшую гарантию, что Европа станет на будущие десятилетия и века конкурентоспособной с США и Китаем. Лозунг «Единая Европа – от Лиссабона до Владивостока» слышно не только из Кремля (другое дело, что в устах россиян он является лукавством), но и из многих европейских столиц. Очевидно, что задачу выстроить надежную защиту (или в союзе с США или самостоятельно) от агрессивной политики России трудно совместить (если это вообще возможно) с задачей интенсивного политического и экономического сотрудничества с Россией, чтобы сделать Европу «от Лиссабона до Владивостока». Должно быть что-то одно. Вот сейчас Европа и мучается с выбором.

Украине, понятно, безразличны «владивостокские» планы-мечтания немецких или французских геополитиков, мы заинтересованы в жесткой и монолитной политике ЕС в отношении России, потому что это будет весомым фактором защиты нашего независимого существования. Позицию Украины разделяет многие в Евросоюзе, особенно среди стран Восточной Европы, но и немало тех, кто думает иначе, которые на интересы Украины, по большому счету, просто не обращают внимания. То есть, образно говоря, в определенном смысле сейчас в Евросоюзе идет ожесточенная дискуссия между сторонниками и противниками независимой Украины. Поэтому нам совсем не безразлично, кто, в конечном итоге, в этой дискуссии перевесит, какую стратегию пути к объединенной Европы выберут лидеры Евросоюза – с Украиной или с «Владивостоком».

Юрий Сандул. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-