Путин – Лукашенко: Масло заканчивается, есть пушки...

Путин – Лукашенко: Масло заканчивается, есть пушки...

Укринформ
В Белоруссии Кремль умудрился загнать себя в угол. Не поможет ни военное вторжение, ни государственный переворот

Характер отношений России и Белоруссии, российской и белорусской власти давно известен. Россия полностью контролирует военную и внешнюю политику Белоруссии, эта страна является очевидным сателлитом Кремля. Даже периодические разногласия между странами в рамках Таможенного союза или Евразийского экономического союза являются органической частью упомянутого характера, потому что это банальные споры за деньги - экономические льготы, таможенные тарифы, цены на энергоресурсы, и тому подобное. Никакой политики или геополитики.

Что же такое произошло в российско-белорусских отношениях в последнее время, что заставило президента Лукашенко наделать целую кучу непривычно резких антироссийских заявлений? И, кстати, не только заявлений, но и действий (речь, прежде всего, о решение Белоруссии о безвизовом въезде в страну на 5 дней гражданам более 80-ти стран мира). И чем эта «фронда» отличается от предыдущих, ведь Минск и Москва не впервые публично спорят по тем или иным экономическим и политическим вопросам?

На Запад грехи не пускают

Да, не впервые. До сих пор эти споры сравнительно быстро угасали, какое-то общее решение находили, хотя, конечно, взаимовыгодными их назвать было трудно. Но это уже так и должно быть: никто и никогда всерьез не считал, что отношения России и Белоруссии, Лукашенко и Путина – это отношения равноправных партнеров. Сейчас же, и это уже действительно впервые, политические эксперты заговорили о том, что Россия готовится к свержению в Белоруссии режима Александра Лукашенко и вводу в эту страну своих войск.

Сам Лукашенко, публичная откровенность которого является особенностью его политического стиля, прямо заявил 3 февраля журналистам: «Обострение происходит потому, что в России появилась настороженность, что Белоруссия уйдет на Запад».

Если Россия всерьез заподозрила белорусского лидера в таких намерениях, тогда обострение становится логичным и неизбежным. Но два вопроса: 1) есть ли у Лукашенко реальная, а не декларируемая, причем не прямо, а лишь намеками, возможность уйти на Запад? 2) как далеко может зайти Россия, чтобы помешать этому? То есть, будет ли в таком случае военное вторжение России или организация ею государственного переворота в Белоруссии?

Относительно первого вопроса, то Лукашенко сколько угодно может пугать Путина поворотом на Запад, однако это совсем не означает, что Запад захочет его к себе принимать. Власть Лукашенко, конечно, огромная, недаром до недавнего времени его называли последним диктатором в Европе, но не такая абсолютная, чтобы после десятилетий господства идеологии дружбы с Россией развернуться к ней не лицом, а противоположной частью тела. У России вполне достаточно влияния на белорусскую властную элиту и белорусское общество, чтобы этого не допустить. Чтобы отправиться на Запад, если Лукашенко вдруг действительно захочет это сделать, ему нужна другая элита и вообще другая Белоруссия. Та Белоруссия, которую он последовательно два десятилетия беспощадно уничтожал и достиг в этом выдающихся успехов. Другими словами, реальный путь на Запад, даже реальная попытка этого – однозначная потеря им власти, а следовательно политическая смерть.

Казалось, понимание этого дает однозначный ответ на второй вопрос: никакого военного вторжения России не будет, в нем нет никакой необходимости. Как гласит популярная российская поговорка, «куда он денется с подводной лодки». Он – это Лукашенко, конечно.

Однако силовой вариант (назовем его так) действий России в отношении Белоруссии все-таки вероятен, потому что здесь уже срабатывают факторы, независимые от желаний Лукашенко или даже Путина. Резкие изменения ситуации на международной (прежде всего европейской) арене, вызванные агрессией России против Украины, повлияли и на российско-белорусские отношения, потому что они ломают привычное их содержание – деньги в обмен на статус сателлита.

Властная система, выстроенная Лукашенко в Белоруссии, держится на двух главных «столпах»: экономика - российские ресурсы, идеология – вечная братская дружба и любовь с Россией вплоть до создания в перспективе единого союзного государства. Собственно, стоит говорить об одном «столпе», потому что второй, идеологический, не является самодостаточным в смысле содержания белорусской государственности и не может функционировать без первого - российских ресурсов (в это понятие входят и различные экономические льготы для белоруссов). Именно этот главный столп всерьез зашатался, как только российская экономика начала падать. Россия все меньше может платить Лукашенко за то, что он полностью связал судьбу Белоруссии и белорусской нации с судьбой России. А без этой платы, без российского «допинга», вся конструкция режима Лукашенко обваливается, а следовательно валится и «дружба».

И так плохо, и так нехорошо

То есть, пока Россия может материально содержать экономику Белоруссии и ее политический режим, у нее нет необходимости прибегать к силовому варианту. Однако в том-то и дело, что денег у России все меньше и меньше, а аппетиты российских олигархов совсем не уменьшились после падения экономики и международных санкций. Вот и возникает объективно в Москве соблазн, во-первых, прекратить давать деньги Лукашенко, во-вторых – прибрать к рукам белорусское имущество. Его там, конечно, не очень много, как по российским меркам, но некоторые жирные куски, безусловно, есть. Просто прекратить материальную помощь Россия не может, потому что, как известно, «свято место пусто не бывает», так можно потерять Белоруссию вовсе, а это недопустимо, исходя из геополитических соображений. Да и вообще, силовой вариант заодно решает для Кремля все реальные и гипотетические белорусские проблемы по любимому в России принципу «есть человек (то есть, независимая Белоруссия) – есть проблема, нет человека – нет проблемы».

При таком подходе главный фактор, сдерживающий Кремль от силового варианта – риск еще большего обострения отношений с Западом. Еще одной «гибридной» агрессии и приближения российских танков вплотную к границам Польши и Литвы - членов НАТО, могут не выдержать даже пророссийские политики в Европе, а «ястребы» (согласно кремлевской терминологии) так укрепят свои позиции, что об отмене санкций можно будет забыть по крайней мере на долгие годы. То есть, причины, из-за которых у России не хватает денег и которые порождают искушение разобраться с Белоруссией радикально, только усилятся.

Кроме того, полное поглощение Белоруссии Россией, как это неутомимо предлагает, к примеру, Жириновский, неизбежно приведет к тому, что уровень жизни там снизится до российского провинциального (смотри практику оккупированного Крыма), а это означает появление миллионов недовольных Россией белоруссов, даже русскоязычных белоруссов. Возникнет благоприятная почва для существенного усиления белорусских националистов. Не прибегать к полному поглощению, а ограничиться переворотом (заменой Лукашенко) – по большому счету никакой не выход, потому что новый Лукашенко, кто бы он не был, тоже потребует у России денег, чтобы сохранить «лукашенковский» уровень жизни в Белоруссии как залог устойчивости новой власти, и не дать их означает получить те же миллионы недовольных при сохранении формальных государственных атрибутов Белоруссии. А формальные государственные атрибуты, как показывает историческая практика, что хорошо запомнил Жириновский, почему-то постоянно норовят превратиться со временем в реальные.

Вывод: нынешняя ситуация в российско-белорусских отношениях лишний раз подтверждает, в какой тупик завела Россию политика путинского Кремля. Позитивных стратегических решений просто нет, а тактические успехи только на некоторое время оттягивают окончательный крах. Цуцванг, как говорят шахматисты. Даже относительно Белоруссии, где Россия, казалось бы, имеет все возможности делать все, что захочет, Кремль не может и не сможет найти решение, которое бы не приближало объективно общий крах политики Путина.

Юрий Сандул. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-