Олег Бойко, начальник мобилизационного управления Генштаба ВСУ
Военные комиссариаты изменят название и суть работы
17.03.2017 09:00 1610

День мобилизационного работника для Украины, которая противостоит внешней агрессии, воспринимается как очень «особый» в череде других профессиональных дат, которые отмечаются в нашей стране. Это не удивительно, поскольку работа «мобистов» касается каждого гражданина, независимо от его социального статуса, достатка или личного отношения к воинской службе. Название этой профессии происходит от слова «мобилизация» - слова тревожного и…. мобилизующего. Об особенностях мобилизационной работы и про современные вызовы,  с которыми сталкивается украинское общество в этой сфере, Укринформу рассказал начальник мобилизационного управления – заместитель начальника Главного управления персоналом Генерального штаба Вооруженных Сил Украины полковник Олег Бойко.

- Олег Владимирович, еще год назад день Мобилизационного работника отмечался в сентябре. Что изменилось? По какой причине и как была определена новая дата – 17 марта?

- Поясню, откуда возникла эта дата. Дело в том, что Украине  пришлось на практике столкнуться с необходимостью проведения мобилизации. Первый Указ Президента по проведению первой волны мобилизации состоялся именно в этот день. Поэтому, уже после проведения шести волн мобилизации, поскольку была проведена очень большая работа как представителями военкоматов,  так и офицерами мобилизационных подразделений органов военного управления, мы вышли с предложением отметить этот день, отдать дань уважения этим людям и ветеранам, которые работали в этой сфере и до 14-го года. Наше предложение поддержал Министр обороны, был издан соответствующий приказ, и в этом году мы впервые будем такое мероприятие проводить 17  марта. Отныне это абсолютно реальная профессиональная дата, посвященная людям, которые прошли испытание шестью волнами мобилизации в критически важные для всей страны времена. 

Во время шести волн мобилизации мы призвали более 200 тысяч военнообязанных

- Есть ли у Вас данные, сколько людей прошло через мобилизационные структуры с того «военного» 2014-го года?

- Во время шести волн мобилизации мы призвали более 200 тысяч военнообязанных, как  в состав Вооруженных Сил, так и в состав других воинских структур.

Тем массовым призывом, который был проведен в начале конфликта, мы укомплектовали боевые части. Они вышли в  районы проведения АТО и зафиксировали ту ситуацию, которая сейчас сложилась в Донецкой и Луганской областях. То есть – остановили противника на тех рубежах, которые были закреплены Минскими соглашениями.

Мы получили оценку своей роботы и от Президента страны. Он отметил, что мобилизация свою роль выполнила. Именно за счет мобилизации мы остановили противника и получили время для начала планового комплектования Вооруженных Сил контрактниками. Это стало возможным благодаря решительной поддержке Правительства по созданию привлекательных условий для службы в Вооруженных Силах по контракту.

- После опубликования очередного Указа Президента о призыве на срочную службу в этом году в обществе заметно оживилась дискуссия вокруг того, нужны ли Вооруженным Силам солдаты-«срочники». Говорят о том, что они - чуть ли не дармовая рабочая сила. Если отвлечься от этих спекуляций – зачем нужна призывная система и какие у нее перспективы, если армия Украины последовательно двигается к профессионализации? 

В составе ВСУ должно быть не менее 20 процентов военнослужащих срочной службы

- В 2013 году мы уже однажды приостанавливали призыв на срочную службу, поскольку двигались к образцам европейских армий. Можно по разному относиться к этому факту, но именно тогда мы получили определенный опыт, и можем сегодня пояснить, почему вернулись к системе призыва на срочную службу.

Главная цель призыва на срочную службу – это накопление мобилизационного ресурса. То есть, это тот масштабный источник, который дает возможность молодежи получить военно-учетную специальность при  обучении в учебных центрах и при воинских частях. После этого они становятся на учет в военных комиссариатах, и могут призываться, если это необходимо в интересах государства. По решению начальника Генерального штаба, в составе Вооруженных Сил Украины должно быть не менее 20 процентов военнослужащих срочной службы.

По поводу «публичной дискуссии»… Трудно не заметить все эти спекуляции вокруг «рабского труда» и прочей ерунды. Это абсолютные манипуляции. Сейчас психология совсем другая. «Срочники» призываются, в том числе, и в боевые части, которые имеют пункты постоянной дислокации на территории Украины вне районов  проведения АТО. Там остаются и подразделения, и городки, которые необходимо обслуживать, нести службу по их охране, решать другие вопросы. При этом все эти «срочники» проходят обязательную и полную подготовку, сначала в учебных центрах, и продолжают при воинских частях, пополняют мобилизационный ресурс после завершения службы.    

Кстати, сохранение системы призыва не противоречит процессам профессионализации армии. Поскольку «срочники» -  это еще и главные кандидаты для перехода на контрактную службу.  На «гражданке» зачастую бывает трудно принять решение о подписании контракта. Но если ты уже находишься в Вооруженных Силах, прошел соответствующее обучение, послужил в реальной части - ты увидел и оценил ту среду, в которой можешь продолжать собственную жизнь и карьеру.

Многие принимают такое решение уже после «учебок». У меня есть пример из собственной семьи. Мой племянник призывался в конце прошлого года на срочную службу,  много было волнений по этому поводу. Прошел парень обучение в учебном центре, попал в свою часть, и сейчас уже подписал контракт,  увидел дальнейшую свою перспективу «при погонах» в качестве контрактника.

- Чем сейчас занимаются мобилизационные подразделения?

Если вы получили повестку в военкомат, это еще не означает, что вас призывают на службу

- Хотел бы, что в обществе было понимание. Мы обязаны быть всесторонне подготовленными ко всеобщей мобилизации. Никто в России не провозглашал об изменении планов в отношении Украины. Поэтому все общество должно быть готовым к серьезным событиям. Если это произойдет – будет введено военное положение со всеми составляющими, включая всеобщую мобилизацию. 

В этом контексте военкоматы делают свою работу. Вероятно, общество уже почувствовало на себе, что более жестким стал контроль за воинским учетом на всех уровнях, начиная от предприятий и до министерств. Военнообязанных вызывают в военкоматы, многие из них получают повестки.

Важно понимать, что такие повестки еще не означают призыв. Это обусловленное законом действие. Военнообязанный должен прибыть в военкомат для уточнения его учетных данных. Возможно, что-то поменялось в составе семьи, или он получил новую профессию, которая более востребована в Вооруженных Силах. Соответственно, он проходит медицинскую комиссию. Мы проводим такой плановый отбор для того, чтобы быть готовыми на случай решения о  проведении всеобщей мобилизации.

В 2016 году мы провели  текущее уточнение мобилизационных планов. Можно уже говорить о том, что на 1 января 2017 года мы вышли  с уже уточненными планами и, в основном,  с отработанными со стороны военкоматов вопросами относительно показателей мобилизационных ресурсов, которые имеем в стране. Эта деятельность остается одной из наиболее важных составляющих мобилизационной работы.

Второе направление  - это работа по приглашению военнообязанных к контрактной службе.  В военкоматах введены новые специальности, которые занимаются вопросами рекламы контрактной службы и распространением соответствующей информации.

Третье направление – формирование так называемого оперативного резерва. Из тех 200 тысяч военнослужащих, которые были мобилизованы в 2014-2015 годах, отслужили и были уволены в запас, мы создаем  оперативный резерв первой очереди.

Еще одно и очень немаловажное направление – это подготовка к призыву на срочную службу.  Призыв у нас будет проводиться дважды в год – весной и осенью, и он будет проводиться  постоянно. Категории призывников, которые достигли 20-летнего возраста, получают повестки, проходят через медкомиссию для того, чтобы к моменту призыва мы уже владели полной информацией о том, какое состояние нашей молодежи по здоровью, по моральной и физической готовности к службе, для того, чтобы можно было планово призвать этих людей.

Что касается контракта. Вначале, когда мы отошли от работы по мобилизации в пользу набора по контракту, основным мотивационным фактором было, конечно, денежное содержание. Его размер был поднят до 7 тысяч гривен и выше. В зависимости от специальности и места прохождения службы эта сумма увеличивается, и это сыграло свою позитивную роль.

В современных условиях еще одним мотивом для привлечения граждан на контракт является предоставление жилья, хотя бы  служебного,  или  предоставление компенсации за аренду жилья.

Принцип комплектования сейчас такой, что военнослужащий не обязательно попадает в ту воинскую часть, которая находится рядом с его селом или даже в его районе. Приоритет отдан комплектованию боевых частей, которые  выполняют задачи в АТО, полноценному и качественному обучению контрактника в учебных центрах. При этом, наряду с вопросами о зарплате, возникает еще один – а где я буду жить, и куда я могу привезти свою семью, чтобы она находилась рядом со мной?  

Это важные вопросы мотивации, которым сейчас и начальник Генерального штаба, и Министр оборони уделяют повышенное внимание. В этом году на эти цели выделен серьезный финансовый ресурс, в том числе и на строительство служебного жилья или общежитий недалеко от воинских частей.

- Несколько дней назад страна отмечала День добровольца. Тогда Министр обороны призвал офицеров запаса возвращаться в армию. Чем было вызвано такое обращение, и какие практические последствия оно может иметь? Другими словами, - сколько ветеранов могут пополнить строй и на каких позициях? 

- Для Вооруженных Сил, для представителей мобилизационных подразделений добровольцы –  главные люди. Это те граждане, которые во время первых волн мобилизации сами приходили в военкоматы, и мы видели даже очереди около некоторых районных военных комиссариатов. Эти люди пришли добровольно, чтобы выполнять задачи по защите Родины.

В первой волне у нас было процентов 50 таких добровольцев. Очень важной в контексте притока добровольцев была вторая волна мобилизации. Как раз во время второй волны мобилизации мы массово разворачивали батальоны территориальной обороны в каждой области, эти подразделения формировали областные военные комиссариаты.  Не скажу, что эти подразделения на сто процентов были укомплектованы добровольцами, но в своей основе, процентов на 70, костяк этих подразделений составляли добровольцы. Мы высоко ценим всех этих людей, которые сознательно пришли служить. Они, в большинстве своем, уволились в 2015 году.

Что касается призыва Министра обороны. У нас действительно есть потребность привлечь этих людей на службу. Это связано не с тем, что кому-то захотелось принудительно призвать этих людей. Это стало возможным, потому что Министерство обороны, Генеральный штаб создали условия, чтобы этих людей вернуть обратно.

Мы проанализировали, какой может быть мотивация, чем можно привлечь человека вернуться обратно уже с боевым опытом и еще какое-то время отдать Вооруженным Силам, принести пользу.

Мы прописали документы так, что теперь эта категория людей считаются резервистами первой очереди. Согласно законодательству, они могут заключать контракт на срок от шести месяцев и больше, по их желанию. При этом они пользуются всеми социальными, правовыми и юридическими льготами, которые были созданы для мобилизованных людей. То есть,  за ними остается место работы, средняя зарплата, и остальные льготы. Речь идет о приглашении этих людей в армию на добровольной основе, при этом мы им тоже даем определенный социальный пакет льгот и гарантий.

- Некоторое время назад в прессе развернулась дискуссия по поводу призыва на срочную службу выпускников военных кафедр гражданских ВУЗов. Эти планы все еще в силе?

У нас есть надежда на приход в армию офицеров, которые уже прошли через боевые действия

- Генеральный штаб рассматривает многие варианты комплектования армии, в том числе и этот. Возможно и привлечение этих людей, поскольку они обучились, получили воинские звания и должны отдать долг Родине. 

При этом у нас есть надежда на приход в армию офицеров, которые уже прошли через боевые действия. Если достаточное количество этих людей придут на службу, соответственно, объемы  призыва выпускников военных кафедр уменьшатся.  

- Есть ли прогноз, сколько таких людей может понадобиться, и когда этот мобилизационный ресурс, то есть, «военные» выпускники гражданских ВУЗов, может быть использован?

- Для их призыва нет необходимости в Указе Президента, такой призыв юридически осуществляется приказом Министра обороны, который принимает решение, какое количество выпускников и по каким учетным специальностям будет призвано на 18 месяцев на воинскую службу. Это положение отражено в Законе «О военной обязанности и воинской службе».  

Что касается их количества и времени, когда они могут быть призваны… Даты и определенные цифры по количеству такой категории офицеров запаса в данное время анализируются. Сейчас продолжаются расчеты, скольких мы можем призвать из категории резервистов, которые имеют опыт, сколько примерно людей останутся из числа тех, кто сейчас служит.

Вы знаете, что недавно были внесены изменения в Закон, который позволяет людям, которые проходят службу по контракту с формулировкой «до конца особого периода» принять решение – продолжить этот контракт уже на фиксированный срок или уволиться из Вооруженных Сил. То есть, сейчас ведутся расчеты, сколько людей из этой категории останутся служить, сколько уволятся, скольких офицеров-добровольцев мы привлечем из запаса. Когда мы завершим эту работу, можно будет говорить о том, сколько необходимо будет призвать. Думаю, в течение этого года будет определен перечень военно-учетных специальностей, и соответственно, количество таких офицеров запаса, которые подлежат призыву. 

К этому нужно быть готовыми. Угрозы остаются актуальными на данное время. Улучшения обстановки на Востоке Украины пока не наблюдается, поэтому каждый из таких офицеров запаса должен быть готов к призыву.   

- Вы говорили о том, что призывники, в том числе офицеры-выпускники военных кафедр, не будут направляться в АТО на передовую Относится ли это к тем выпускникам гражданских ВУЗов, которые заканчивали военные кафедры за счет государства? Или же эту категорию призывников могут назначать на первичные командные должности в боевых подразделениях, в том числе в АТО? 

- И первая, и вторая категории офицеров запаса будут призываться по приказу Министра обороны. То есть, это не добровольная служба, это призыв. Одни обучались за свои деньги, другие – за средства Министерства обороны, но и те и другие миновали этап срочной службы и по итогам обучения получили погоны и звания офицеров запаса. Но для того они и готовились, поскольку государство рассчитывало на них, на то, что, когда будет необходимость, они встанут на защиту Родины.

По обеим категориям есть решение Министра обороны и начальника Генерального штаба, что в районы проведения АТО они отправляться не будут. Они будут призываться во все воинские части, включая и боевые части. Но при этом их основная задача – заменить боевых офицеров на тех позициях и должностях, которые по тем или иным причинам должны оставаться в ППД – пунктах постоянной дислокации, вне районов проведения боевых действий.

Понятно, что среди этой категории призванных офицеров мы будем также проводить разъяснительную работу и предлагать им достойные условия для того, чтобы они переходили на контракт на офицерских должностях. Такой офицер сможет выехать в АТО и без заключения контракта, но строго на основании письменного рапорта о том, что он добровольно готов выполнять боевые задачи. Подчеркну – это может быть осуществлено исключительно на добровольной основе. 

- Руководство Министерства обороны и Вооруженных Сил не раз заявляли, что стремятся обеспечить формирование и соответствующую подготовку оперативного резерва первой очереди. Вопрос, опять же, в мотивации. Что резервистам могут предложить Вооруженные Силы? Правда ли, что эта категория военнообязанных будет каждый год проходить сборы и учения в составе боевых частей?

Та система службы в резерве, которую мы создали, является одной из лучших в Европе

- Могу позволить себе  «взвешенное» заявление - на данный момент та система службы в резерве, которую мы создали – она одна из лучших в Европе. Мы знакомы со структурой резерва, которая существует в США, в Канаде и в других странах. У этих систем есть сильные стороны, были и проблемные моменты в привлечении резервистов к участию в боевых операциях.

Та система, которую создали мы – она не привязана ни к каким шаблонам, она была создана в Украине в особый период и действует до сих пор.

Все, кто прошел службу по мобилизации, имеют возможность службы в резерве. При этом у нас есть данные, кто и как служил. Это значит, что мы приглашаем для службы в резерве лучших, у которых не было грубых нарушений дисциплины или попыток уклонения от выполнения обязанностей. То есть, в такой резерв включаются мотивированные и дисциплинированные люди, которые по своим морально-деловым и физическим качествам, по состоянию здоровья соответствуют условиям службы в Вооруженных Силах.

За счет этих людей уже сформирован резерв численностью более ста тысяч.

В 2016 году мы испытали эту систему на практике и получили очень большой позитив. При поддержке начальника Генерального штаба мы провели сборы, на которые привлекли более 10 тысяч резервистов. Они поступали в боевые бригады, в которых они проходили службу до увольнения в запас. Это давало огромный позитив, поскольку они приходили к тем командирам и встречались с побратимами, с которыми уже выполняли задачи на передовой. Это мощный моральный фактор. Мы это видели своими глазами. 

Такая работа проводится при содействии и помощи местных органов власти, которые выделяют транспорт и средства на переезд этих людей в части. Резервисты прибывают в «свои» подразделения со всех уголков и областей Украины.   Они приезжают в часть, их встречают «родные» командиры, играет оркестр, пункты приема сейчас оборудовали так, что там есть дополнительное питание, вода, места, где можно отдохнуть.

В этом году мы планируем в два – в два с половиной раза увеличить количество резервистов, которые будут привлекаться на сборы. Уже сейчас около 3 тысяч резервистов проходят подготовку в составе 3-х боевых бригад. 

- Не дает ли это всплесков с точки зрения нарушения воинской дисциплины?

- Нет. Абсолютно. Мы, кроме всего прочего, поменяли подход к их подготовке. Если в прошлом году мы привлекали людей на сборы на период от 10 до 15 дней для участия в учениях на уровне бригад, то сейчас подход другой.

Мы делим сборы на два этапа. Призываем их на месяц. Первый этап – это индивидуальная подготовка в учебных центрах – 15 дней. Второй этап – это действия в составе подразделений уже непосредственно в бригаде, тоже 15 дней. На полигоне, уже в составе бригады, во время учений они выполняют реальные задачи с боевой стрельбой в составе своих расчетов, взводов, рот и батальонов. 

- Недавно во время встречи с руководителями военных комиссариатов руководство Генерального штаба в очередной раз провозгласило намерение реформировать эту систему. Есть ли четкое видение этого процесса, стратегия и оценка его возможного результата?

- Работа по реформированию военных комиссариатов идет, и продолжается она уже давно. Во всех концептуальных документах – это и Стратегический оборонный бюллетень, и проект Государственной программы развития Вооруженных Сил – там есть целые разделы о реформировании военных комиссариатов.

Долгое время мы считали, что нам никто не угрожает, это отразилось и на качестве работы военкоматов, и на их структуре. Перед войной военкоматы у нас были укомплектованы всего от 30 до 50 процентов от штатного состава.

С началом войны нам пришлось в срочном порядке разворачивать эту систему. Понятно, что мы привлекли совершенно новых  людей. Обстановка не давала нам времени, поэтому эти люди уже через несколько дней после прихода в военкоматы, буквально «с колес» вынуждены были заниматься сложными вопросами призыва. То есть, обучение они проходили по ходу работы, и достигали профессионального мастерства в реальных боевых условиях.

Сейчас, с учетом опыта двух с половиной лет, можно говорить о том, что эта система справилась с поставленными перед ней задачами.

Реформирование будет продолжаться, поскольку оно проходит в контексте всех преобразований, которые осуществляются в государстве. В этом году на основе одной из областей будет проведен эксперимент, когда военкоматы переведут на новые штаты и новую структуру, в соответствии с тем видением, которое сформировалось в Генеральном штабе. В таком режиме они попробуют поработать полгода.

Что будет меняться? В работе военных комиссариатов есть две главных составляющих.

Первая – это оборонно-мобилизационная. Она включает мобилизацию, призыв на срочную службу, организацию территориальной обороны. Эти функции останутся неизменными. Принципиально новым буде будет введение электронного учета военнообязанных.

Вторая составляющая – это функции, более присущие гражданскому обществу. Мы называем это – рекрутинг на контрактную службу, который включает и рекламу, и агитацию, то есть, работу с гражданским обществом по этим вопросам. Еще одна задача – социальное обслуживание ветеранов войны и Вооруженных Сил, пенсионеров.

Третье направление – это финансовые вопросы, оформление пенсий и прочих начислений, в том числе и санитарно-курортное обеспечение.

Военные комиссариаты будут более доступными и открытыми для людей, это будут «дружественные» офисы, куда человек сможет обратиться за помощью или за разъяснениями. Планируется ввести единое окно предоставления услуг. Например, если ветерану АТО нужно будет  оформить земельный участок, он сможет получить весь пакет документов в своем военкомате, который возьмет на себя контакты с вовлеченными в этот процесс государственными органами.

- Будут ли военкоматы оказывать помощь семьям военнослужащих, которые погибли, защищая страну, и ветеранам, которые получили травмы и увечья во время боевых действий? Есть ли государственные программы поддержки этих людей?

Мы меняем не просто название – мы меняем суть работы военкоматов

- Военные комиссариаты поменяют название. Они будут называться территориальными центрами комплектования и социальной поддержки. При этом составляющая социальной поддержки будет значительно увеличена. Это касается поддержки тех людей, о которых вы говорите, и решения других вопросов – например, если человек пропал без вести, или ветерану АТО нужно восстановить документы о прохождении службы, решения проблем психологической и физической реабилитации – таких вопросов может быть очень много.

Мы меняем не просто название – мы меняем суть работы военкоматов. Какая-то часть их деятельности останется закрытой, по понятным причинам, поскольку касается мобилизационных вопросов и территориальной обороны. Но во всем остальном деятельность военкоматов будет максимально открытой для общества. Человек не должен бояться приходить в военкомат, он должен быть уверен, что там он получит помощь и поддержку.

Если эксперимент, о котором я говорил выше, пройдет удачно, в течение следующего, 2018 года, все военные комиссариаты будут преобразованы именно в такую обновленную систему. 

- Спасибо за информацию. С праздником вас и ваших коллег.

Михаил Дмитрук, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-